новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


    Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2005 г. № 23 | Международное положение России | Ядерное (не)распространение

Ядерное (не)распространение

Межгосударственная конференция по ДНЯО. 27 мая завершилась провалом Межгосударственная конференция по рассмотрению Договора о нераспространении ядерного оружия, продолжавшаяся в течение месяца в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке. Представители 188 стран, в том числе России, не смогли договориться о новых мерах по ядерному нераспространению и сокращению ядерного оружия, развитию ядерной энергетики. Непреодолимым препятствием стали разногласия США с Ираном и Египтом. Иранская делегация отказалась обсуждать любые предложения по глобальному международному контролю за распространением технологий переработки ядерного топлива двойного назначения. Египет блокировал продвижение в работе конференции, настаивая на отдельном обсуждении вопроса о ядерном статусе Израиля. Тегеран и Каир, чьи требования не были удовлетворены, как и некоторые другие страны "третьего мира", отвергли американские предложения по укреплению режима нераспространения и ужесточению международного контроля за национальными ядерными программами, назвав их дискриминационными в отношении тех, кто желает разрабатывать ядерные технологии в мирных целях.

Российские представители на конференции подтвердили приверженность РФ обязательствам по ядерному разоружению, но не в ущерб национальной безопасности. Они заявили, что Москва готова к сокращению своего стратегического ядерного потенциала ниже уровня, согласованного с США в рамках Договора по сокращению стратегических наступательных потенциалов, однако реализация этой возможности сдерживается беспокойством по поводу ядерных угроз вблизи российских границ.

США сосредоточились исключительно на проблеме нераспространения и отклонили призывы других стран подтвердить свои предыдущие обязательства по ядерному разоружению, включая ратификацию подписанного ими ДВЗЯИ. Однако не только они, но и другие государства (более 160) также не подтвердили свои обязательства по соглашениям, достигнутым в 1995–2000 гг. Администрация Дж.Буша не хочет признавать того, что своими односторонними силовыми действиями на мировой арене в обход ООН она лишь подталкивает некоторые государства искать способы защиты независимости с помощью создания собственного ядерного потенциала.

Провал конференции не стал неожиданностью, учитывая конфликт интересов и противоположность устремлений различных государств. В результате в ДНЯО остаются открытыми "лазейки", позволяющие камуфлировать тайные разработки в ядерной области. Первая – государство-участник имеет право легально разрабатывать технологии обогащения ядерного топлива в целях ядерной энергетики под контролем МАГАТЭ. Однако те же самые ноу-хау могут затем быть использованы для производства ядерного оружия, для чего заинтересованному государству достаточно заявить о выходе из ДНЯО. Вторая лазейка – выход из ДНЯО не влечет автоматических санкций в отношении государства, вставшего на этот путь.

Россия – Иран. 18 февраля в Москве прошли переговоры В.Путина с секретарем Высшего совета безопасности Ирана Х.Роухани. Президент выразил надежду, что Тегеран будет придерживаться взятых на себя обязательств как в двусторонних отношениях, так и перед МАГАТЭ. Россия готова на этих условиях продолжать сотрудничество с Ираном в области ядерной энергетики, участвовать в совместных проектах в сфере экономики и безопасности, включая военно-техническое сотрудничество. Х.Роухани заверил, что действия Тегерана в ядерной области носят мирный характер.

В минувшем полугодии международные инспекторы не обнаружили фактов сокрытия Ираном каких-либо аспектов, касающихся текущих работ в ядерной области. МАГАТЭ не нашло подтверждений американским обвинениям в том, что Тегеран имеет тайные запасы расщепляющихся материалов и создает ядерное оружие. Правда, на сессии Совета управляющих М.Эль-Барадеи подчеркнул, что, хотя в ходе международных инспекций не было обнаружено фактов нарушения обязательств иранской стороны, МАГАТЭ не может дать гарантий, что Тегеран ничего не утаивает от международного сообщества. Он отметил, что с технической точки зрения Иран способен создать ядерное оружие в ближайшие годы.

27 февраля глава Росатома А.Румянцев и вице-президент Ирана Р.Агазаде, возглавляющий национальную ядерную программу, подписали в Бушере межгосударственное соглашение о поставках российского ядерного топлива для Бушерской АЭС. Соглашение включает в себя конфиденциальный протокол, определяющий график поставок российского ядерного топлива, и протокол о возврате в Россию кассет с отработанным топливом. Помимо оплаты ядерного топлива Иран берет на себя расходы по транспортировке в Россию отработанного топлива. А.Румянцев и Р.Агазаде договорились продолжить переговоры о сооружении новых объектов ядерной энергетики в Иране, в том числе второго реактора Бушерской АЭС.

На неформальном саммите в Париже 18 марта лидеры России, Франции, Германии и Испании пришли к согласию, что принципиальные позиции России и ЕС по Ирану совместимы. В.Путин поддержал призыв ЕС к Тегерану не ограничиваться временной приостановкой работ по обогащению урана и навсегда отказаться от разработки этих технологий. Евросоюз предложил Тегерану политические и экономические преференции в случае положительной реакции на свои предложения, а США пообещали помощь в вопросе вступления в ВТО и отмену некоторых санкций, в частности запрета на поставки запчастей для иранских гражданских самолетов. Москва полагает, что если Иран будет иметь гарантированный доступ к ядерному топливу для своих АЭС, то ему нет необходимости иметь технологии для его переработки. Президент РФ заверил европейских лидеров, что сотрудничество с Ираном будет осуществляться на условиях транспарентности иранской ядерной программы, выполнения Тегераном решений МАГАТЭ и отказа от создания ядерного оружия. Лидеры ЕС, со своей стороны, не возражают, в отличие от США, против российско-иранского сотрудничества в ядерной энергетике, если оно будет и дальше осуществляться с соблюдением правил МАГАТЭ и норм ядерного нераспространения.

В ходе визита в Израиль в конце апреля президент В.Путин сделал несколько заявлений, свидетельствующих об ужесточении российской позиции в отношении иранской ядерной программы и ее фактическом смыкании с позицией ЕС и США. На пресс-конференции в Иерусалиме он заявил, что соглашения о возврате отработавшего ядерного топлива с Бушерской АЭС недостаточно. Он призвал Тегеран предоставить дополнительные гарантии того, что ведущиеся работы в ядерной области носят исключительно мирный характер – отказаться от разработки технологий всего ядерного цикла и более активно содействовать международным проверкам ядерных объектов. Иран является участником ДНЯО и подписал Дополнительный протокол, который не запрещает разработку технологий переработки ядерного топлива по всему циклу, поэтому подобные требования он воспринимает как дискриминационные, ведь к другим участникам Договора они не предъявляются.

Конечно, заявления В.Путина были рассчитаны на то, чтобы успокоить Израиль, испытывающий наибольшую настороженность по поводу ядерной деятельности Ирана. Они также означают поддержку ЕС на переговорах с Тегераном. Однако нужно ли России ставить свой политический вес на сторону Запада в этом вопросе и подвергать риску будущее своих отношений с крупнейшим государством Среднего Востока? Опыт показывает, что практика безвозмездного "раздаривания" своей поддержки ничего не приносит России и, более того, приучает требовать безответных уступок от Москвы. Даже если ужесточение подхода к ядерной деятельности Ирана соответствует тем или иным российским интересам, вовсе не обязательно выражать ее таким образом, чтобы она "бесплатно" усиливала позиции Запада в отношениях с этой страной. Нельзя сбрасывать со счетов и желание влиятельных сил столкнуть РФ с Ираном. Подобный поворот событий ослабил бы позиции России в регионе и ухудшил бы перспективы расширения ее экономического присутствия в этом стратегически важном районе, породив сомнения в надежности Москвы как партнера, способного проводить самостоятельную политику.

В середине мая Тегеран посетил заместитель министра иностранных дел РФ С.Кисляк, представивший иранскому руководству новые российские предложения. Секретарь Высшего совета национальной безопасности Х.Роухани заявил российскому представителю, что Иран не будет соблюдать ДНЯО, если ему будет отказано в законном праве развивать ядерные технологии в мирных целях.

В минувшем полугодии в Женеве прошло несколько раундов переговоров "тройки" ЕС1 с иранской делегацией. Тегеран пошел на некоторые уступки, выразив готовность разрешить МАГАТЭ более детальные инспекции на своей территории и ограничить степень обогащения урана ниже уровня, требуемого для создания ядерного оружия, в качестве объективной гарантии невоенного характера своей ядерной программы. В мае он продлил на два месяца временный мораторий на работы по обогащению урана и предложил "тройке" ЕС достичь соглашения на основе российского предложения, которое, в трактовке иранской стороны, сводится к следующему: Ирану разрешат производить у себя малообогащенный уран, который затем будет поставляться в Россию, где из него будут делать ядерное топливо для иранской ядерной энергетики. Процесс высокого обогащения иранского ядерного топлива переносился бы на российскую территорию, что служило бы гарантией мирного характера иранской ядерной программы. США подозревают, что подлинным инициатором этого предложения является не Москва, а Тегеран, который ищет лазейки, как обойти международный контроль. Вашингтон дал понять, что предлагаемый вариант его не устраивает. Москва же исходит из того, что обогащение сырья, поставленного потребителем ядерного топлива, широко применяется в мировой практике.

Иран категорически отказывается рассматривать вопрос о полном запрете на работы по обогащению урана и переработке ядерного топлива. Если западные державы вынесут вопрос об иранской ядерной программе на СБ ООН, то Тегеран, по заявлениям иранских лидеров, аннулирует свою подпись под Дополнительным протоколом и возобновит обогащение урана. Евросоюзу, который находится под сильным давлением США, будет трудно принять минимальное условие Ирана – создать хотя бы ограниченный потенциал обогащения урана под международным контролем. Переговоры движутся, вероятнее всего, к своему провальному финалу. Тегеран скорее согласится подвергнуться санкциям ООН, но не откажется от своей ядерной программы. Победа на президентских выборах в июне мэра Тегерана М.Ахмадинеджада, консерватора и антизападника, уменьшает шансы на урегулирование ситуации вокруг иранской ядерной программы. Новый президент Ирана не видит необходимости нормализации отношений с США и решительно выступает за продолжение разработок ядерных технологий.

Северокорейская ядерная проблема. В прошедшем полугодии продолжились дипломатические маневры основных игроков, участвующих в урегулировании ситуации вокруг северокорейской ядерной программы. США и КНДР не проявили признаков готовности внести существенные коррективы в свои подходы. Вашингтон чередовал угрозы с обещанием помощи, пытаясь вернуть Пхеньян к шестисторонним переговорам.

После переизбрания Дж.Буша и резких заявлений его внешнеполитической команды, в которых КНДР квалифицируется как одна из основных угроз безопасности США и как страна, нуждающаяся в демократических переменах, Пхеньян уяснил, что ожидать позитивных перемен ему не приходится. 10 февраля МИД КНДР объявил, что страна обладает ядерным оружием и официально выходит из шестистороннего переговорного процесса. КНДР отозвала свое предложение о поэтапном сворачивании военно-ядерной программы. Решение Северной Кореи подверглось критике со стороны США и Японии. Россия и Китай выразили сожаление. Москва назвала это шагом в неправильном направлении.

Пхеньян соглашается вести переговоры лишь о замораживании производства ядерных боезарядов на определенных условиях, включая обязательство США уважать суверенитет и территориальную целостность страны. Вашингтон отвергает любые предварительные условия для возобновления переговоров по северокорейской ядерной программе. Администрация Дж.Буша настаивает на безусловном и полном ее свертывании и не соглашается ни на какие промежуточные меры, в том числе и на ее замораживание.

В апреле американская разведка сообщила, что располагает сведениями о подготовке КНДР к проведению ядерного испытания летом. К.Райс прокомментировала эти сообщения в том духе, что США имеют достаточно сил в Тихоокеанском регионе, чтобы решить любые военные задачи в отношении Северной Кореи. В то же время она призвала Пхеньян вернуться за стол переговоров. Вопреки мнению России, Китая и Южной Кореи, США считают возможным вынесение северокорейского вопроса на СБ ООН для введения международных санкций в отношении Пхеньяна. Возвращение к переговорам Северная Корея обставляет различными условиями, включая требование официальных извинений Вашингтона за оскорбительные характеристики в свой адрес.

Проведение ядерных испытаний в Северной Корее стало бы неоспоримым доказательством наличия у нее ядерного оружия, что создаст значительные проблемы для США, прежде всего в международно-политическом плане. Токио и Сеул окажутся перед очевидным вызовом своей безопасности и могут попытаться дать ответ на него, предприняв шаги к созданию собственного ядерного оружия. Однако США всегда выступали против появления ядерного оружия у любой новой страны, даже если это ее ближайшие союзники. Подобный сценарий рассматривается Вашингтоном как противоречащий американским интересам. Эскалация ядерного противостояния на Дальнем Востоке имела бы очевидные негативные последствия и для интересов безопасности России.



1 Великобритания, Германия и Франция ведут переговоры с Ираном от имени ЕС.

  Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2005 г. № 23 | Международное положение России | Ядерное (не)распространение

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх