новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


    Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2005 г. № 23 | Международное положение России | Россия – Европа

Россия – Европа

Россия – ЕС. В минувшее полугодие РФ и ЕС вели регулярный диалог по вопросам двусторонних отношений (включая формирование четырех общих пространств и калининградский транзит), по ситуации с правами русскоязычного населения Прибалтики, по актуальным проблемам мировой политики. Эти темы обсуждались на переговорах главы МИД РФ С.Лаврова с "тройкой" ЕС в конце марта в Люксембурге, в ходе заседания постоянного Совета сотрудничества РФ – ЕС на уровне глав внешнеполитических ведомств 1 апреля, на переговорах В.Путина с Верховным представителем ЕС по внешней политике и безопасности Х.Соланой в Сочи 5 апреля и с председателем Еврокомиссии Ж.Баррозу 21 апреля в Москве, на саммите РФ – ЕС в Москве 10 мая.

В ответ на постоянные обращения РФ по поводу ущемления прав русскоязычного населения представители ЕС неизменно ссылаются на заключение Еврокомиссии о том, что положение нацменьшинств в прибалтийских странах соответствует "копенгагенским критериям" ЕС. Подобная позиция ЕС вполне устраивает Ригу и Таллин, у которых нет никаких стимулов здесь что-то менять. В этих условиях теряет всякий смысл создание подкомиссии по вопросам нацменьшинств в рамках регулярного диалога РФ – ЕС. Учреждение этой подкомиссии – типично бюрократический ответ ЕС на стремление России реально повлиять на ситуацию.

Чувствительной остается и проблема "калининградского транзита". Литва обещала не создавать дополнительных сложностей для сообщения между Калининградской областью и остальной Россией, а на деле уже несколько раз повышала плату за грузовой транзит. Москва может столкнуться с ситуацией, когда у Вильнюса возникнет соблазн все время повышать плату за транзит, сделав его источником все более весомого пополнения своего бюджета.

Главным событием минувшего полугодия в отношениях России и ЕС стал двусторонний саммит в Москве 10 мая. На нем было подписано соглашение по четырем дорожным картам, которые определяют цели и намечают меры по формированию в среднесрочной перспективе четырех общих пространств: в сфере экономики; внутренней безопасности и правосудия; внешней безопасности; науки, образования и культуры. Этот документ не влечет юридически обязывающих последствий ни для одной из сторон и, по сути, является не более чем декларацией о намерениях, соблюдение которой зависит только лишь от доброй воли участников. Он содержит не обязательства, а пожелания, как провозглашенные цели можно было бы реализовать.

Россия и ЕС стремились любой ценой успеть подготовить документ к встрече в верхах в Москве 10 мая, ведь второй подряд неудачный саммит (включая предыдущий в ноябре в Гааге) мог бы дать повод не просто говорить о пробуксовке или о временном спаде, а реально привести к глубокому кризису в отношениях. Подобный поворот был не выгоден не только ЕС, который сталкивался с угрозой собственного кризиса из-за провала ратификации Европейской Конституции и который, к тому же, явно уступает США в политической и экономической конкурентной борьбе1. Неудача не сулила ничего хорошего и России, сделавшей ставку на интеграцию с Европой как один из важнейших, если не самый важный ресурс размывания американской гегемонии в мировых делах.

Соглашение охватывает обширный комплекс вопросов сотрудничества по отдельным отраслям и секторам экономики. В нем декларируется, что формирование общего экономического пространства (ОЭП) преследует цель создать открытый и интегрированный рынок между Россией и ЕС. Однако нужна ли Россия как сильный конкурент на этом рынке? Несомненно, интересам ЕС больше отвечало бы положение, когда Россия выступает как более слабая сторона, оставаясь в роли поставщика топливно-сырьевых ресурсов.

Россия рассматривает соглашение об общем экономическом пространстве как способ открыть европейский рынок для российской экономики, возможность уйти от своего нынешнего положения – заложника конъюнктуры на мировом рынке топливно-сырьевых ресурсов. Однако для ЕС соглашение об ОЭП – прежде всего политический вопрос. Согласно официальным документам Евросоюза, его основные интересы – укрепление политической и экономической стабильности в России, содействие установлению власти закона путем развития демократических институтов, законодательной и судебной систем, а вовсе не стимулирование российского экспорта в зоне ЕС.

Хотя в соглашении по дорожным картам говорится о сближении законодательств в сфере экономики и по другим перечисленным в нем областям сотрудничества, на самом деле речь может идти только о присоединении России к правилам, действующим в ЕС. Европейский рынок регулируется многочисленными законодательными и нормативными актами, и ЕС подстраивать их под отношения с Россией не собирается. История не знает ни одного примера, когда бы законодательство ЕС разрабатывалось с учетом интересов третьих стран, и нет никаких оснований полагать, что данная практика будет пересмотрена. Выводом из этого является то, что именно России придется приспосабливаться к правилам ЕС, если она считает необходимым расширить собой европейский рынок. А правила эти разрабатываются в ЕС, исходя из европейских реалий.

Соответствие торгово-экономическим, техническим и научно-образовательным стандартам ЕС потребует от России жертв. Чего стоит намерение отказаться от проверенной жизнью национальной системы образования и науки в пользу еще только формирующейся модели ЕС. Или обещание России постепенно отменить к 2013 государственное финансирование национальных авиакомпаний, таких как "Аэрофлот", совершающих рейсы по транссибирским маршрутам. ЕС оценивает это субсидирование в 233 млн. евро в год и требует его прекращения под предлогом, что это противоречит правилам ВТО. В документе это названо "модернизацией системы транссибирских перелетов". Шаги по интеграции с ЕС, которые определяет подписанное соглашение, накладывают на Россию дополнительное бремя и грозят лишить ее некоторых естественных преимуществ, связанных с пространством, географическим положением, выгодным при осуществлении транзита между Европой и Азией. Возникает вопрос: зачем нужны эти жертвы, если Россия не ставит своей целью вступление в ЕС, когда они могли бы быть еще как-то оправданы? Никто же не требует от Египта отказаться от взимания платы за проход кораблей через Суэцкий канал. Почему Россия должна отказываться от пошлины за пролет самолетов стран ЕС по кратчайшим маршрутам из Европы в Азию через Сибирь?

Подписанное в Москве соглашение определяет создание общего пространства свободы, безопасности и правосудия как долгосрочную цель. В нем зафиксировано решение "изучить условия для безвизовых поездок в качестве долгосрочной перспективы". Россия пошла на уступку, согласившись отнести решение вопроса о безвизовом режиме на неопределенно далекое будущее. Раньше она добивалась перехода к этому режиму в более сжатые сроки. Другая российская уступка – в "дорожной карте" увязывается завершение переговоров об упрощении визовых процедур с заключением соглашения по реадмиссии. До этого Москва выступала против подобной взаимоувязки. По мнению комиссара ЕС по международным отношениям Б.Ферреро-Валднер, соглашение по облегченному визовому режиму для некоторых категорий граждан РФ и стран ЕС может быть достигнуто уже к октябрю, если Россия возьмет на себя обязательство репатриировать из стран ЕС иммигрантов, незаконно проникающих в ЕС с российской территории. От принятия подобных обязательств Москву удерживают большие затраты и правовые проблемы, связанные с соблюдением прав иммигрантов, выдворение которых с территории ЕС власти Евросоюза собираются возложить на РФ. Еще одно условие, которое ставит ЕС в отношении безвизового режима, – урегулирование пограничных споров с Латвией и Эстонией. В результате Рига и Таллин имеют возможность манипулировать "пограничным вопросом", удовлетворяя свое желание держать Россию на отдалении от Европы.

В соглашении по дорожным картам Россия и ЕС заявляют о своем стремлении совершенствовать сотрудничество в борьбе с терроризмом и оргпреступностью. Однако между ними сохраняются разногласия в определении понятий "терроризм" и "террорист", которые должны быть устранены, если РФ и ЕС собираются подтвердить на деле свое желание скорейшего завершения работы над проектом Всеобъемлющей конвенции ООН по международному терроризму. Пока подходы России и ЕС к проблеме терроризма отличаются существенно разными акцентами. Во многих странах Западной Европы проживает весьма многочисленное мусульманское население, поэтому местные политики избегают поднимать вопрос об исламистском терроризме. Более того, некоторые из них не прочь набрать предвыборные очки за счет критики действий Москвы в Чечне. Однако террористическая угроза, с которой сталкивается Россия, носит вовсе не абстрактный характер, а является порождением радикального и экстремистского течения в исламе. Европа заметно расходится с Россией и в оценке возможностей использования военной силы против террористов.

"Дорожная карта" по общему пространству внешней безопасности не добавляет ничего нового к двустороннему сотрудничеству в этой сфере, а лишь констатирует имеющиеся точки соприкосновения. Россия и ЕС разделяют ответственность за поддержание миропорядка, основанного на эффективной многосторонности, и выступают за укрепление центральной роли ООН. Они выступают против развертывания вооружений в космическом пространстве.

Москва и Брюссель декларируют необходимость обеспечения международной стабильности и взаимодействия по урегулированию региональных конфликтов, в том числе в регионах, прилегающих к их границам. Однако именно на постсоветском пространстве конкуренция их интересов проявляется наиболее резко. Это касается в первую очередь Белоруссии, Украины и Молдавии. В первом случае они придерживаются диаметрально противоположных позиций в отношении режима А.Лукашенко2; во втором – продемонстрировали различное понимание проблемы легитимности смены власти на Украине и по-разному смотрят на возможности участия Киева в разнонаправленных и конкурирующих интеграционных процессах в ЕС и СНГ; в третьем случае – расходятся в подходах к урегулированию конфликта между Кишиневом и Тирасполем и проблеме пребывания российских войск в Приднестровье.

Подавляющее большинство направлений и проектов военного и военно-технического сотрудничества ограничено рамками консультаций или обмена мнениями на экспертном уровне, что дает основание сделать вывод, что ЕС по-прежнему не рассматривает Россию как полноправного участника европейской политики обороны и безопасности.

В "дорожной карте" по гуманитарным вопросам отмечается, что Россия уже начала интегрироваться в Европейское пространство высшего образования, присоединившись к Болонскому процессу. Есть основания сомневаться, что этот процесс ведет к улучшению общей ситуации или повышению качества подготовки в образовательной сфере. Непонятно, зачем отказываться от проверенных практикой преимуществ российской системы образования и науки, если Россия не ставит своей целью вступление в ЕС?

Пакет из четырех "дорожных карт" определяет повестку дня российско-европейских отношений на среднесрочную перспективу. Россия рассматривает договоренность по "дорожным картам" как этапный шаг в построении "большой Европы" без разделительных линий, но для ЕС такого политического понятия не существует, ведь оно нивелирует его главенствующую роль на континенте и отрицает границу, отделяющую Шенгенскую зону от остального европейского пространства. Евросоюз оперирует понятием "объединенная Европа", которое не включает те страны, находящиеся за его пределами. Поэтому, несмотря на содержащиеся в "дорожных картах" декларации о сближении законодательств и практик двух сторон, ни о какой "встречной интеграции" и, тем более, конвергенции в действительности речь не идет: ЕС признает только однонаправленную интеграцию – такую, которая осуществляется на его условиях.

Соглашение по четырем "дорожным картам" не сулит качественного прорыва в российско-европейских отношениях. Оно оставляет нерешенными многие противоречия, прежде всего относящиеся к разделам "правосудие" и "внешняя безопасность", и не устраняет основную причину большинства существующих проблем во взаимоотношениях России и ЕС – отсутствие общего для них стратегического видения будущего. С точки зрения ЕС, соглашение по дорожным картам призвано не столько интегрировать Россию в Европу, сколько обязать Москву принять определенные правила. То, что ЕС ставит на первое место согласование правил поведения, которые далеко не во всем соответствуют специфическим потребностям модернизации России, провоцирует взаимное непонимание, столкновение ожиданий и интересов.

Россия может интегрироваться в Европу на равноправных условиях, только если будет выступать как сильный партнер, заставляющий считаться с ее интересами. В сфере безопасности ее вряд ли может устроить ситуация, когда она по-прежнему не представлена на равных с каждой из стран ЕС хотя бы по модели Совета РФ – НАТО. Нежелание предоставлять ей равноправный статус при решении вопроса о проведении совместных операций ЕС перечеркивает саму возможность подобных совместных действий.

Россия – Западная Европа. Гораздо более продуктивно, чем с ЕС в целом, развивается взаимодействие России с отдельными странами Западной Европы. Наиболее далеко продвинулось сотрудничество России с Францией и Германией. Париж стремится к становлению европейского порядка, который в большей мере был бы независим от США, и в реализации этих планов отводит России заметную роль. В сравнении с другими странами. Франция более активна в поисках вариантов того, как Россия могла бы вписаться в Европейскую политику обороны и безопасности, которую выстраивает Евросоюз. Москва и Париж ведут постоянный обмен мнениями по взаимодействию России с ЕС и НАТО, борьбе с международным терроризмом, реформе институтов ООН, ситуации в ОБСЕ, ядерному нераспространению, региональным конфликтам (Ближний Восток, Косово, Ирак, Афганистан). Россия с самого начала поддержала проект строительства международного экспериментального термоядерного реактора во Франции, а не в Японии, кандидатуру которой отстаивали США и Южная Корея.

Доверительный характер российско-французских отношений подтвердил визит В.Путина в Париж 18 марта и его переговоры с президентом Ж.Шираком. Российский лидер посетил Центральный командный пункт ВВС Франции, который осуществляет контроль за воздушным пространством страны. Была достигнута договоренность о проведении совместных учений стратегических сил. На заседании российско-французского Совета по сотрудничеству по вопросам обороны и безопасности с участием министров иностранных дел и обороны двух стран, проходившем в Москве 21 января, было решено изучить возможность совместной разработки боевого беспилотного самолета, рассмотрен ход реализации проектов созданию тяжелых вертолетов, различных видов боеприпасов, а также проектов в космической сфере. Повышению оперативной совместимости вооруженных сил двух стран способствует и более интенсивный, по сравнению с другими странами НАТО, график совместных учений, тренировок и других видов боевой учебы вооруженных сил России и Франции.

Привилегированный характер носит сотрудничество России с Германией, что продемонстрировало подписание 11 апреля соглашения между "Газпромом" и концерном "BASF" об участии структур этого немецкого гиганта в непосредственной добыче углеводородного сырья на российской территории. Эта сделка была заключена в рамках визита В.Путина в Ганновер, где он участвовал в открытии российского павильона международной промышленной выставки (Россия была выбрана главным партнером на данном мероприятии в этом году).

В ходе визита министра обороны С.Иванова в ФРГ в начале марта германская сторона выразила признательность России за помощь в переброске своего воинского контингента в Афганистан, за предоставление воздушного и наземного коридоров для переброски германских войск в эту страну в соответствии с межправительственным соглашением3.

18 марта в Париже прошел четырехсторонний неформальный саммит России, Франции, Германии и Испании. Эта была первая подобная встреча. Лидеры трех крупнейших европейских держав посчитали необходимым дать импульс развитию отношений России с Европой, которые стали явно пробуксовывать. Париж, Берлин и Мадрид не согласны с теми странами ЕС, которые ставят продолжение диалога с Москвой в зависимость от того, что им нравится или не нравится в российской политике. Варшава, Вильнюс, Рига и Таллин находятся в оппозиции к политике Парижа и Берлина, направленной на укрепление отношений ЕС с Россией. В отличие от восточноевропейских и скандинавских государств, которые подталкивают ЕС к более жесткой линии поведения в отношении России, обвиняя ее в "имперских поползновениях и попрании демократии"4, Ж.Ширак, Г.Шредер и Р.Сапатеро посчитали необходимым "протянуть руку дружбы Путину" и поддержать Россию на пути трудных реформ. "Четверка" договорилась о расширении сотрудничества в области авиации и космонавтики. Франция, Германия и Испания определяют политику Европейского космического агентства, на них приходится львиная доля европейских гражданских и военных проектов в этой сфере. Другая договоренность предусматривает более тесное сотрудничество в энергетической области.

Провал Европейской Конституции и его последствия для России. В результате общенационального голосования, состоявшегося 29 мая, большинство французов – более 55% – отклонило Европейскую Конституцию. Еще более разочаровывающими для сторонников Конституции стали результаты общенационального референдума 1 июня в Нидерландах, где против нее проголосовало 62%. Вопреки ожиданию архитекторов расширяющегося ЕС, вера в универсальную ценность "европейского проекта", как показали итоги общенационального голосования, не разделяют многие граждане государств, стоявших у истоков объединения Европы. ЕС оказался в глубоком кризисе, и переход к новому этапу интеграции, который обозначен в Конституции, откладывается, по крайней мере, на несколько лет.

То, что кризис не сводится лишь к провалу ратификации Конституции, показал и саммит ЕС, прошедший 16–17 июня. Было решено на время заморозить ратификационный процесс, передвинув на один год сроки его завершения – с 2006 на 2007 год. Президент Франции Ж.Ширак предложил прекратить расширение ЕС после принятия Болгарии и Румынии. Принципиальные разногласия по бюджету ЕС на 2007–2013 гг. отразили размежевание и по финансовому вопросу: большинство стран выступило на стороне Франции, а ее оппонента – Великобританию – поддержали Нидерланды, Швеция, Финляндия и ряд других государств.

Провал Европейской Конституции грозит заморозить дальнейшее разрастание ЕС. Как отметил комиссар ЕС по вопросам расширения О.Рен, следующие шаги по экспансии ЕС не должны предприниматься в ущерб динамике интеграции. По его словам, президент Украины В.Ющенко "поступил очень мудро, не подав официальную заявку на членство страны в ЕС". Возникшая неопределенность в отношении перспектив вступления Турции в ЕС отодвигает за горизонт обозримого будущего присоединение Грузии и других закавказских государств. Без Турции ЕС не получит непосредственного выхода к кавказскому региону и вряд ли захочет отступать от своего правила – не принимать государства, с которыми нет общей границы.

Откладывается на неопределенное время введение постов президента ЕС (со сроком полномочий 2,5 года), министра иностранных дел, создание единой дипломатической службы и ряда других координирующих механизмов внешнеполитической деятельности. Переход ЕС на более высокую ступень внешнеполитической координации мог создать дополнительные трудности для отношений России с Европейским Союзом, учитывая негативное воздействие восточноевропейского, прежде всего прибалтийского, фактора на эти отношения, которое могло бы оказаться еще более ощутимым. Вступление государств Прибалтики и Польши в Евросоюз не улучшило, а осложнило отношения России с ЕС. Евросоюзу стало сложнее разрабатывать и проводить согласованную политику в международных делах.

Двусторонним отношениям России и Европейского Союза могли бы угрожать более ощутимые потери, если бы с ратификацией Европейской Конституции пост президента ЕС могли занять на длительный срок Польша, Латвия, Эстония или кто-то другой из недоброжелателей России. Нынешняя система ротационного председательствования делает эту проблему менее чувствительной.



1 Весной ЕС был вынужден констатировать провал Лиссабонской стратегии социально-экономического развития объединенной Европы, которая не только не сможет обойти США к 2010 г., вопреки планам, утвержденным на саммите в португальской столице 5 лет назад, но будет вынуждена признать еще большее свое отставание от темпов и качества развития американской экономики.

2 15 апреля ЕС выступил с заявлением, резко осуждающим руководство Белоруссии. В нем говорится, что ЕС не может позволить стране, имеющей общую с ним границу, и дальше "прозябать в условиях диктатуры". Польша пытается повысить свой вес в ЕС, претендуя на роль лидера в "экспорте демократической революции" в Белоруссию.

3 Самолеты германских ВВС совершили за год более 230 рейсов в Афганистан и обратно через российское воздушное пространство и перевезли более 25 тысяч военнослужащих Бундесвера.

4 В ходе официального визита в Швецию 4 апреля президент Латвии В.Вике-Фрейберга призвала ЕС следовать единой политике в отношении Москвы. Она усматривает опасность для единства рядов ЕС во встречах наподобие той, что прошла в Париже с участием лидеров трех ведущих европейских держав и России 18 марта.

  Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2005 г. № 23 | Международное положение России | Россия – Европа

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх