новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


    Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2005 г. № 23 | Международное положение России | Введение

Рубеж 2004–2005 гг. ознаменовался событием, которое в определенной степени стало знаковым в отношениях между Россией и Западом: советник президента РФ по экономике А.Илларионов лишился поста представителя в "большой восьмерке". В первую очередь это кадровое решение свидетельствует о том, что российская власть намерена говорить с внешним миром одним голосом. Президентский советник открыто и в резкой форме (в том числе и перед зарубежной аудиторией) высказывал несогласие с уголовным преследованием руководителей "ЮКОСа", а также выражал симпатии к "оранжевой революции" на Украине. Сохраняя курс на строительство отношений с Западом, В.Путин в то же время сделал ставку на кадры, которые в случае необходимости готовы дать отпор неприемлемым претензиям, идущим с Запада. Помощник президента И.Шувалов, сменивший А.Илларионова в качестве представителя в "большой восьмерке", в отличие от своего предшественника считает, что "дело "ЮКОСа"" не изменило имидж России в глазах лидеров G-8, но признает, что оно повлияло на общественное мнение этих стран. По мнению Шувалова, которое он высказал в конце июня, имидж России в глазах Запада улучшится, если станет ясен единичный характер произошедшего с компанией "ЮКОС".

В минувшем полугодии российское руководство действительно уделяло большое внимание улучшению пошатнувшегося имиджа страны, причем особый акцент делался на доказательства инвестиционной привлекательности России. Этому была посвящена серия встреч В.Путина с руководителями крупнейших западных компаний, которая состоялась в конце июня. Данная тема была одной из ключевых и в ежегодном послании парламенту. Конечно, отрицательный эффект "дела "ЮКОСа"" и приговора, вынесенного М.Ходорковскому, полностью устранить не удалось. Если высшие руководители западных государств готовы проявить прагматический подход, то в таких организациях, как ПАСЕ, России пришлось выслушать очередную порцию надуманных обвинений. Предлогом для них стала и ликвидация в начале марта "президента Ичкерии" А.Масхадова, которого часть антироссийских сил на Западе продолжала навязывать Москве как партнера для переговоров о судьбе Чечни.

Необходимость более адекватного реагирования на происходящую трансформацию мирового порядка стала очевидной на фоне той беспомощности, которую российская элита проявляла в связи с волной "цветных революций". Слишком велик оказался соблазн объяснять происходящее "заговорами противников России" (хотя без дирижерской палочки и финансовой помощи извне такие процессы, конечно, не обходятся) и делать ставку на стабильность "дружественных" режимов любой ценой. Заявка на "экспорт демократии", сделанная президентом США Дж.Бушем в качестве одной из главных на второй президентский срок, в этом смысле остается серьезным вызовом Москве.

Поводом для давления на Кремль кроме Чечни и "дела Ходорковского" становится и "проблема 2008 года". Запад все более настойчиво призывает российского президента дать гарантии того, что после этого срока он не собирается оставаться у власти в какой-либо форме (путем, например, изменения конституции или переформатирования нынешней государственности в российско-белорусский союз) и обеспечит демократическую смену власти. Причем иным образом, нежели в 1999–2000 гг., когда "наследник" был известен заранее.

Празднование в Москве 60-летия Победы явилось событием, в котором отразились некоторые существенные черты международного положения России. Волна политических демаршей и дискуссий, сопровождавших подготовку и проведение юбилейных торжеств, показала, что на Западе и в ряде стран Восточной Европы весьма активны политические силы, которые пытаются найти любой повод, чтобы представить Россию как источник имперской угрозы. Москва выступила решительно против попыток переписать историю и принизить роль СССР в разгроме фашизма, не умаляя вклада западных держав в общую победу.

Эффект от праздничных мероприятий оказался далеко не однозначным. Обострились споры с восточноевропейскими и прибалтийскими государствами, которые пользуются поддержкой соответствующих лоббистских структур в США и Западной Европе. К тому же, у Польши и Литвы, недовольных тем, как в ходе московских мероприятий трактовалась история Второй мировой войны, вскоре возник еще один повод для обиды: их президенты не были приглашены на мероприятия по случаю 750-летия Калининграда. Создается впечатление, что претензии и раздражение, накопившиеся у России к Западу, она предпочитает "вымещать" на малых восточноевропейских странах, поведение которых порой трудно назвать иначе как лакейским.

Россия послала несколько вполне однозначных сигналов, что намерена следовать самостоятельной линии в международных делах и не будет поступаться свои интересами. Буквально накануне российско-американского саммита в Братиславе Москва продемонстрировала активность, в том числе на высшем уровне, в контактах с Сирией и Ираном.

Сегодня Россия и Запад заявляют, что являются союзниками в борьбе с международным терроризмом, распространением ОМУ и наркотрафиком, несмотря на то что между ними сохраняются разногласия и спорные проблемы. Однако далеко не всегда эти декларации соответствуют реальному положению вещей. Стратегическое партнерство, а тем более союзничество, предполагает единство подходов, а его как раз не наблюдается. В минувшее полугодие российский МИД не раз выступал с заявлениями о недопустимости двойных стандартов в отношении международного терроризма. Россия неоднократно заявляла – особенно часто это имело место во время встреч министра обороны С.Иванова с иностранными коллегами – о своем праве наносить превентивные удары по международным террористам, находящимся за пределами российских границ.

Уже в скором времени Москве придется осознать, что относительно благоприятная политическая конъюнктура в "старой Европе" заканчивается. Осенью вероятна смена власти в Германии – христианские демократы настроены более проатлантически и менее пророссийски. А провальные для Ж.Ширака результаты референдума по европейской Конституции на какое-то время отвлекут его от российского направления (к тому же не известно, как сложится французская политика после окончания его полномочий). Будет ли Италия после С.Берлускони так же позитивно настроена к России, как сейчас? Весьма вероятный досрочный уход Т.Блэра с поста премьер-министра Великобритании тоже будет означать сбой в установившихся связях, в том числе на личном уровне (хотя у Москвы к Лондону есть ряд существенных претензий, прежде всего обусловленных тем, что британские власти дали политическое убежище некоторым непримиримым противникам В.Путина и деятелям "чеченского сопротивления").

Во многих внешнеполитических мероприятиях с участием России, визитах зарубежных лидеров в Москву были очевидны энергетические приоритеты. Особенно это было заметно в июне, когда российскую столицу посетили султан Брунея, премьер-министр Норвегии и президент Мексики. Россия энергично ищет новые пути экспорта своих энергоресурсов и пытается привлечь для этого инвесторов, о чем свидетельствуют, например, планы строительства газопровода по дну Балтийского моря и подписание протокола о строительстве нефтепровода Бургас – Александруполис.

  Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2005 г. № 23 | Международное положение России | Введение

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх