новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


    Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2005 г. № 23 | Региональная политика центра | Ситуация на Северном Кавказе

Ситуация на Северном Кавказе

В 2005 г. активизировалась борьба с незаконными вооруженными формированиями, апогеем которой стала успешная операция ФСБ, завершившаяся уничтожением "президента Ичкерии" А.Масхадова. Кроме того, был уничтожен один из его сподвижников, бывший "вице-президент Ичкерии" В.Арсанов. Это принципиальный успех российских спецслужб, лишающий организации боевиков видимости легитимности и ограничивающий их финансовую подпитку.

Полпред президента в Южном федеральном округе Д.Козак подготовил и передал в правовое управление администрации проект указа президента, в соответствии с которым руководство штабами по борьбе с терроризмом в регионах должно перейти к начальникам региональных управлений ФСБ. Им же должно перейти руководство оперативными штабами по проведению отдельных операций. Антитеррористическую комиссию всего округа должен возглавить председатель окружного совета начальников УФСБ. Если этот проект будет реализован в полной мере, то Д.Козак сможет сосредоточиться на урегулировании политических проблем. Переход координации силовой составляющей в ФСБ может стать началом и процесса демилитаризации региональных политических групп.

Кроме того, полпреду пришлось предпринять поистине титанические усилия, чтобы погасить конфликты в ряде республик.

Вырисовывается схема политики Д.Козака: усиление силового давления на боевиков; восстановление федерального контроля над силовыми операциями; сужение полномочий "местных" силовых ведомств.

В Чеченской Республике укрепились позиции Р.Кадырова. Он замыкает на себя все большую часть властных полномочий в регионе, обладая и значительным силовым ресурсом (около 30 тыс. вооруженных формирований, в том числе милиция и "нефтеполк", занятый охраной месторождений, трубопроводов и бензовозов). Многие из его подчиненных имеют "сепаратистское" прошлое и влились в новые силовые структуры непосредственно из рядов незаконных вооруженных формирований.

Чеченские власти продолжают готовить и лоббировать свой проект Договора о разграничении полномочий между федеральным центром и республикой. Вся информация о переговорах полностью засекречена. Первый вариант документа вызвал настоящий скандал в прессе. В нем предлагалось создать в республике свободную экономическую зону – на 10 лет отдать Чечне право самой реализовывать нефть и другие природные ресурсы, самостоятельно устанавливать таможенные платежи и распоряжаться федеральными налогами. Проект отправили на доработку – негласный торг за нефть и налоги продолжается.

Внимание федерального центра все чаще "переключается" с Чечни на Дагестан, где постепенно теряется управляемость текущим политическим процессом. За последние четыре года из республики уехало 20 тысяч русских. Набирает силу процесс политизации ислама: религиозные общины активно участвуют в выборах органов государственной власти и местного самоуправления, а религиозные авторитеты оказывают все возрастающее влияние на глав муниципальных образований в горных районах. МВД республики считает, что в регионе действует развитое террористическое подполье.

Все чаще и острее ставится вопрос о коррупции в РД. Местные политики, а также СМИ утверждают, что в республике имеет место торговля государственными должностями. Значительную огласку получило "освоение" федеральных средств (300 млн. руб.), отпущенных на строительство дамбы и углубление русла Терека. Местные наблюдатели даже прослеживают корреляцию между приходом федеральных дотаций, трансфертов и кредитов и покушениями на должностных лиц.

Экономика Дагестана фактически не развивается, республика дотируется на 82% и ежегодно получает из центра 15 млрд. руб. Бедность и безработица носят массовый характер. По оценкам экспертов, теневой сектор составляет до 44% всей экономики. По оценкам же Счетной палаты РФ, скрытый налоговый потенциал республики – около 6 млрд. руб.

Несмотря на то что в дагестанском руководстве считают, что нынешний лидер республики М.Магомедов является оптимальной фигурой для сохранения стабильности, вопрос об эффективности его руководства остается открытым.

  Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2005 г. № 23 | Региональная политика центра | Ситуация на Северном Кавказе

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх