новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


    Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2005 г. № 23 | Основные тенденции внутриполитического развития | "Проблема 2008 года" и новые конфликты внутри элиты

"Проблема 2008 года" и новые конфликты внутри элиты

Вызовы, с которыми столкнулась властная элита России в первом полугодии 2005 г., усилили политическую неопределенность и, как следствие, неуверенность верхов в благоприятном для них исходе общенационального избирательного цикла 2007–2008 гг. Особую остроту этой проблеме придают негативные системные тенденции, продолжающие оказывать заметное влияние на развитие политической ситуации. Они проявляются в ухудшающемся инвестиционном климате, в признаках стагнации, выявившихся к концу первой половины года, в инфляционных проблемах. Заметно усилилось давление на власть интересов крупных социальных групп и отраслей.

По Конституции РФ, В.Путин по истечении второго президентского срока в 2008 г. должен оставить свой пост. Между тем, значительная часть нынешней, "питерской" по своему происхождению, элиты чувствует свою неконкурентоспособность в открытом политическом соревновании со "старокремлевскими" политико-экономическими кланами. Но она явно стремится удержать ключевые позиции во власти и бизнесе.

Эти ощущения усилились, когда в феврале о возможности участия в президентских выборах 2008 г. заявил тесно связанный со "старокремлевскими" кланами экс-премьер М.Касьянов. Вокруг него, по мнению некоторых аналитиков, может консолидироваться формирующийся контрэлитный слой, представители которого недовольны снижением своего статуса и веса в системе принятия решений, или вовсе оттеснены от властных рычагов. Неудачные ходы новой элиты особенно подогревают реваншистские настроения этой социальной страты, которой практически не было при Б.Ельцине, проводившем не столь дискриминационную кадровую политику, как нынешняя власть.

Предчувствуя проигрыш в нормальной политической конкуренции с представителями контрэлиты, часть команды президента переориентировалась на поиски институциональных решений, которые позволили бы действующему главе государства оставаться фактическим лидером страны и после 2008 г. Но в минувшем полугодии этим группам не удалось выработать приемлемый вариант решения проблемы. Борьба за продвижение подобных вариантов нарастала на протяжении всего рассматриваемого периода. Она велась в основном за кулисами, однако к концу полугодия голоса сторонников продления властного статуса В.Путина зазвучали значительно громче, в том числе в открытом информационно-политическом пространстве. Более того, вопрос о законодательных уловках, необходимых для соответствующей политической комбинации, дважды ставился в июне на уровне конкретных инициатив (сначала депутата от ЛДПР А.Митрофанова, а затем "единоросса" А.Москальца).

Этому всплеску активности предшествовали определенные заявления самого президента. В апреле В.Путин дважды официально заявил о намерении твердо следовать Конституции и уйти с занимаемого поста в 2008 г. На этом настаивала и администрация США, рассматривающая такой уход в качестве основополагающего условия дальнейшего развития двусторонних отношений. Под это Вашингтон давал словесные гарантии невмешательства во внутренние дела России и отказа от давления на нее. Но, заявляя о своем уходе, В.Путин дал понять, что Конституция РФ, где говорится о невозможности занимать президентский пост дольше двух сроков подряд, дает ему право вернуться во власть позднее. По-видимому, именно данное обстоятельство и подтолкнуло некоторые группы властной элиты к поискам институциональных решений, позволяющих В.Путину остаться фактическим лидером страны и после 2008 г.

Среди подобных сценариев наиболее активно обсуждались четыре. Первый прорабатывался еще ранее, до апрельских заявлений. Он заключается в том, чтобы, не затрагивая Конституцию, провести законодательное перераспределение полномочий между институтами президента и правительства в пользу последнего и тем самым осуществить постепенную трансформацию российской суперпрезидентской системы в республику парламентского или смешанного президентскопарламентского типа. И хотя еще в феврале высокопоставленные кремлевские чиновники отвергли идею перехода к парламентской республике, в июне предложения о выборе президента страны парламентом снова были озвучены.

Второй сценарий, о котором мало говорилось в СМИ, отличался большим радикализмом. Предлагалось, откликаясь на требования снизу (роль транслятора подобных настроений вполне могло выполнить движение "Наши"), провести референдум по новой Конституции. Это позволило бы не только начать отсчет новым президентским срокам для действующего главы государства, но и под благовидным предлогом избавиться от той части элиты, которая не разделяет столь радикальные позиции (от "бюрократов-пораженцев").

Третий сценарий исходил из возможности создания Союзного государства России и Белоруссии. Не случайно, во втором квартале после длительного застоя заметно активизировались российско-белорусские контакты, в том числе и на высшем уровне.

И, наконец, стали говорить о том, что президент может досрочно оставить свой пост, а потом, например, в случае, если внеочередные выборы главы государства будут признаны несостоявшимися, снова баллотироваться на высшую государственную должность. Депутат от "Единой России" А.Москалец даже предложил специальную поправку в избирательное законодательство, разрешающую президенту подобный способ баллотировки. Однако поправка была снята с голосования, по-видимому, не без прямого указания с самого верха.

Превращение "проблемы 2008 года" в одну из центральных в российской политике привело и к интенсификации борьбы между "питерскими" группами в команде президента за передел собственности и изменение балансов сил в центрах принятия решений. Примечательно, что эта борьба так и не привела к серьезным сдвигам в конфигурации политических сил. Успехи, которые одержала в борьбе за бывший крупнейший нефтяной актив "ЮКОСа" – компанию "Юганскнефтегаз" – одна из кремлевских группировок, не сделали ее более сильной политически. Скорее, итогом стало дистанцирование других групп от победителей, причем общий расклад сил сохранился. Чуть было не спровоцированная в мае отставка кабинета М.Фрадкова так и не состоялась, как и отставка председателя правления РАО "ЕЭС России" А.Чубайса, которую ожидали вскоре после крупнейшей за всю историю страны энергетической аварии.

Причина стабильности верхов при очевидном стремлении различных групп изменить балансы сил в свою пользу заключалась, прежде всего, в позиции президента. В.Путин не видит практического смысла рисковать задолго до выборов, сохраняя поле для передела сфер влияния и обострения межгрупповых конфликтов в элите. Глава государства заинтересован также в сохранении неопределенности, открывающей перед ним широкие возможности для политического маневрирования. Косвенным свидетельством этого служит так и не приведшая к каким-либо результатам активность в политических кругах по поводу возможного преемника В.Путина на президентском посту. События, так или иначе связанные с этой темой, лишь подтвердили хорошо известную истину: чем раньше кто-либо из политиков начинает фиксироваться в СМИ как возможный претендент на эту роль, тем быстрее он становится объектом атак со стороны конкурирующих групп.

В первом полугодии текущего года эта истина подтвердилась на примере министра обороны С.Иванова, деятельность которого стала подвергаться острой критике со стороны различных государственных инстанций (Главной военной прокуратуры, Счетной палаты) и прессы, связанной с влиятельными группами элиты. Назначение в июне президентом РАО "Российские железные дороги" В.Якунина, которого еще в октябре 2003 г. В.Путин рассматривал в качестве претендента на должность руководителя кремлевской администрации, стало поводом для разговоров о появлении нового кандидата на роль преемника. Однако, по мнению наблюдателей, Якунину, столкнувшемуся с множеством серьезных проблем в железнодорожном хозяйстве, будет крайне непросто подтвердить свой авторитет успешного топ-менеджера, особенно учитывая его сложные отношения с администрацией президента. Так что в любом случае можно с уверенностью предположить, что если "проблема 2008 года" в ближайшие месяцы и сохранит первостепенное значение для российской политики, то это неизбежно будет вести к обострению конфликтов внутри властной элиты. И в этом случае от президента для сохранения стабильности потребуется более активная политика вмешательства в конфликты с целью ограничения и сдерживания амбиций элитных групп. К концу рассматриваемого периода стало очевидно, что В.Путин пытается предотвратить развитие событий по этому сценарию, о чем, в частности, свидетельствуют высказывания заместителя руководителя администрации В.Суркова и, особенно, помощника президента И.Шувалова. Последний заявил, что в Кремле никаких противоборствующих группировок нет. Вряд ли своим высказыванием он хотел кого-то в чем-то убедить. Скорее, это было выраженное в мягкой форме предписание В.Путина, обращенное к враждующим группам, оставить в стороне неприязнь и конфликты, сплотиться для решения общекомандных задач.

  Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2005 г. № 23 | Основные тенденции внутриполитического развития | "Проблема 2008 года" и новые конфликты внутри элиты

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх