новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


    Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2005 г. № 23 | Основные тенденции внутриполитического развития | Реакция власти: стабильность удалось сохранить

Реакция власти: стабильность удалось сохранить

Поначалу российские власти различных уровней восприняли массовые протесты пенсионеров и других категорий льготников как досадное недоразумение. В январе логика реагирования не выходила за рамки простой схемы выявления зачинщиков, которые "смутили" народ своими призывами против монетизации. На эту роль некоторые официальные лица и государственные СМИ определили "олигархов" - эмигрантов (Б.Березовского, Л.Невзлина и В.Гусинского), а также оппозиционные партии радикального толка. Но вскоре стало очевидно, что протесты носят стихийный характер, и, более того, участники массовых акций негативно относятся к попыткам оппозиционных партий примкнуть к демонстрантам.

В таких условиях властная элита поспешила сменить тактику. Она не захотела ни пересматривать содержание реформы, ни переходить к политике диалога. Остались на своих местах все высокопоставленные разработчики реформы, даже М.Зурабов, по вине которого был допущен просчет в определении количества льготников на целых 2 млн человек. Новый подход заключался в том, чтобы экспериментальным путем установить величину уступок, которые покажутся обществу удовлетворительными. Эта задача к марту-апрелю была в целом решена, с помощью массированных финансовых вливаний на увеличение зарплат и социальных выплат. Правительству пришлось пойти на увеличение денежных компенсаций за утраченные льготы, что привело к возникновению бюджетного дефицита, который был покрыт в июне благодаря увеличению расходной части бюджета на 250 млрд руб. Были приняты решения о повышении размеров базовых пенсий, об увеличении заработной платы бюджетникам и величины минимального размера оплаты труда (МРОТ).

Все эти разнообразные "компенсационные" расходы бюджета не позволили расширить в предполагавшихся ранее масштабах финансирование системы обороны и безопасности страны. Это вызвало недовольство "силовиков" и привело к обострению отношений в правительстве и администрации президента. Настрой на сотрудничество, доминировавший "в верхах" на почве общего противостояния юкосовским структурам, начал сменяться соперничеством и взаимным дистанцированием группировок президентской команды.

Одновременно, для сохранения стабильности в стране, правительству пришлось отложить принятие основополагающих документов по реформе образования, науки и здравоохранения. Это позволило успокоить ситуацию и, как показали майские и июньские опросы общественного мнения, россияне в целом смирились с монетизацией льгот, хотя позитивный эффект реформы остается довольно проблематичным.

Усиление протестной активности широких слоев населения, чьи интересы затронула монетизация, рост тарифов на услуги ЖКХ совпали с ростом недовольства деловых кругов экономической политикой правительства. По мнению бизнеса, она приобрела преференциальный, селективный характер. Режим наибольшего благоприятствования обеспечивался в первую очередь предпринимателям и корпорациям, близким к бюрократической элите. Неприятие вызвала и интенсификация передела собственности в 2005 г. Причиной особого недовольства стало усиление бюрократического давления на бизнес, прежде всего – произвол налоговых органов. На протяжении всего полугодия представители РСПП неоднократно выступали с острыми критическими замечаниями в адрес налоговиков и других правительственных структур. Последние, несмотря на это, продолжали натиск, требуя упразднения срока давности по налоговым нарушениям, по приватизационным сделкам и т.д., явно стремясь ускорить передел.

Все это в совокупности давало власти достаточно сигналов для осознания, что ее социальная база сокращается, с разных флангов и на разных уровнях. Стал расти так называемый "контрэлитный" слой, включающий в себя в основном представителей "старых" политических и экономических элит, неудовлетворенных решениями, принимаемыми властью, и считающих ее действия непрофессиональными, ведущими к кризису. Этот слой, состоящий из людей, способных в силу опыта и подготовки в любой момент включиться в процессы принятия решений, представляет для власти серьезную проблему. События в Грузии, на Украине и в Киргизии давали наглядные примеры участия контрэлиты в организации "цветных революций". Соответственно, обстановка требовала перехода от жесткого доминирования к более гибкому политическому маневрированию. Необходимость такого перехода была обозначена в качестве приоритетной задачи власти в ежегодном послании президента парламенту, с которым В.Путин выступил 25 апреля. В нем подчеркивалась важность дебюрократизации экономики, предлагались такие меры, как сокращение с 10 до 3 лет сроков исков по приватизационным сделкам, отмена налога на наследство. Президент очень жестко критиковал предшествовавшую налоговую политику и даже потребовал от налоговиков прекратить "налоговый терроризм". Очевидно, эти предложения были направлены на то, чтобы активизировать поддержку власти со стороны собственников, не только крупных, но и мелких, включая и многомиллионный слой владельцев дачных участков. Впрочем, очевидно, что в наибольшей степени от этих предложений выигрывает элитный слой, получающий возможность освободить сделки с собственностью от издержек и рисков. Проигравшей же стороной являются бюджет и экономика, лишающиеся части доходов и стимулов.

Особый упор в деятельности властных институтов был сделан на привлечение иностранных инвестиций. Эта задача стала сверхактуальной после того, как в конце мая был оглашен суровый приговор главным фигурантам по "делу ЮКОСа" – М.Ходорковскому и П.Лебедеву, получившим, соответственно, 9 и 8 лет лишения свободы. В июне, начиная с Петербургского экономического форума, Кремль вернулся к обычной практике встреч президента и премьера с зарубежными инвесторами. Усилилось внимание и к конкретным проектам с участием иностранного капитала. В целом же, несмотря на поставленную президентом задачу освобождения экономики от чрезмерного бюрократического пресса, серьезных изменений в этом направлении не произошло. Не удалось пока переломить и ситуацию в инвестиционной сфере. В частности, к концу полугодия стало выясняться, что этому препятствует не только и не столько официальная политическая линия, декларируемая государством, сколько борьба различных групп властной элиты, которые оказывают заметное влияние на деятельность правоохранительных и судебных органов. С приближением нового электорального периода, соответствующим обострением внутриэлитной борьбы следует ожидать дальнейшего ухудшения и финансово-экономического климата в стране.

В сфере публичной политики властная элита, понимая, что ситуация развивается не так, как бы того хотелось, пыталась сочетать дальнейшее усиление административно-правовых рычагов контроля над политическим процессом с попытками маневрирования. Опасаясь роста влияния оппозиции, Кремль инициировал внесение поправок в избирательное законодательство. Так, был одобрен переход к пропорциональной избирательной системе при выборах депутатов Государственной Думы, установлен семипроцентный барьер для прохождения в нижнюю палату, запрещены избирательные блоки, до 10% снижена доля брака в подписях, собранных в поддержку выдвижения партии, позволяющая соответствующим инстанциям отказать в регистрации. Маневрирование же стало явным следствием протестов пенсионеров и других льготников. Они, в том числе, показали, что в условиях обострения социальных конфликтов партия с размытой идеологией, каковой и является "Единая Россия", не способна к эффективным шагам, направленным на ослабление напряженности. В этих условиях вновь актуализировался запрос на ее внутреннее размежевание на право- и левоцентристские платформы, которые бы отражали возможности двух различных векторов политики – радикальных рыночных преобразований и усиления социальной защиты населения. Правда, из-за соперничества между различными группами в окружении президента и опасений растерять поддержку части избирателей в результате организационного размежевания "Единой России" от ее разделения (даже) на внутрипартийные платформы пока отказались. Впрочем, не исключено, что этот окажется востребованным в будущем.

Из-за острой ситуации, сложившейся в ряде регионов в связи с протестами льготников и пенсионеров, Кремль отказался от тактики масштабной замены старого поколения губернаторов на выдвиженцев новой федеральной элиты. В ходе начавшегося переутверждения лишь три губернатора потеряли свои посты (Саратовская и Тульская области, Корякский автономный округ). Одновременно была усилена активность вокруг идеи укрупнения регионов, что было связано в основном с оформлением уже реализованных проектов: было объявлено о создании нового субъекта Федерации – Пермского края, кроме того, в парламент внесены документы об объединении Таймырского и Эвенкийского автономных округов с Красноярским краем.

В то же самое время, прогрессирующее снижение эффективности экономики регионов заставило отказаться от дальнейшего увеличения масштабов перераспределения бюджетных средств депрессивным регионам. Эта политика в свое время сыграла немалую роль в формировании устойчивой массовой базы поддержки В.Путина в регионах и была одним из "секретов" его политической техники. Сейчас же она стала восприниматься в федеральных институтах как неподъемная для бюджета. По мере врастания в отношения собственности, в политический контекст "питерская" элита начинает все болезненнее относиться к этому бремени. 30 июня федеральное правительство одобрило новую стратегию социально-экономического развития регионов. В ней предложено от модели помощи "слабым регионам" вернуться к более рациональной модели стимуляции "опорных" регионов, хорошо зарекомендовавшей себя при Б.Ельцине. Тогда число таких регионов выросло с 9 до 19, и этот процесс набирал силу, когда был прерван переходом к перераспределительной региональной политике.

Разрабатывая меры по блокированию влияния "цветных революций" на российскую действительность, властная элита выдвинула идею "контрреволюции" как наиболее эффективного инструмента. На практике этот подход свелся к перехвату некоторых лозунгов и методов, обычно используемых оппозицией. В содержательном плане наиболее значимым решением стало создание при поддержке президентской администрации молодежного движения "Наши", которое, имитируя организационные формы разнообразных "кмар", через агрессивные уличные акции активно продвигало в общественное мнение "консервативно-охранительные" идеи и в случае необходимости могло бы быть использовано против противников действующей власти. В течение короткого промежутка времени предполагаемые задачи, под которые создавались "Наши", не раз переформулировались, что давало пищу различным слухам. Так, в конце мая – начале июня некоторые источники утверждали, что движение готовится к пропагандистскому и организационному обеспечению референдума по проекту новой конституции, но после неофициальной встречи В.Путина с руководством "Наших" эти слухи быстро пошли на убыль. Устроенная в честь Дня Победы грандиозная демонстрация нового движения, в которой приняли более 60 тыс. человек, прошедшие по центру Москвы, – пока единственная убедительная акция "Наших".

Итак, изменение ситуации, теоретически благоприятное для роста и укрепления влияния оппозиционных сил, ни к чему подобному не привело. Попытки ряда оппозиционных партий усилить свою популярность на волне социального протеста не дали им никаких политических плодов. И, несмотря на то, что майские мероприятия оппозиции привлекли значительно большее число участников, чем прежде, этот успех оказался ситуативным. Оппозиция по-прежнему остается маргинальной политической силой. Тем не менее, в предстоящий период следует ожидать активизации усилий в направлении нейтрализации и тех небольших тактических успехов оппозиции, которые ей принес общий подъем протестных настроений, вызванный небрежно начатыми социальными реформами.

  Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2005 г. № 23 | Основные тенденции внутриполитического развития | Реакция власти: стабильность удалось сохранить

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх