новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


    Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Международное положение России | Второе полугодие | (Не)распространение оружия массового уничтожения

(Не)распространение оружия массового уничтожения

Иран. Минувшее полугодие характеризовалось весьма насыщенными контактами с Ираном, который стремился получить заверения, что Россия выполнит все свои обязательства по бушерскому проекту вопреки американскому давлению. РФ со своей стороны добивалась от него продолжения сотрудничества с МАГАТЭ.

Секретарь Совета безопасности РФ С.Иванов нанес визит в Тегеран 5–6 июля, министр иностранных дел РФ С.Лавров – 10–11 октября. В середине октября глава комиссии иранского парламента по национальной безопасности и внешней политике А.Боруджерди прибыл в Москву, где встречался с руководством Госдумы, секретарем Совета безопасности И.Ивановым, главой Федерального агентства по атомной энергии А.Румянцевым. В ходе этих встреч обсуждались вопросы двусторонних отношений, проблемы ближневосточного урегулирования, сотрудничество на Каспии, ситуация в Ираке и Афганистане.

Россия и Иран выступают против присутствия иностранных сил на Каспии. Они являются одними из инициаторов создания международного транспортного коридора Север-Юг. Стороны выдвигают созвучные предложения по борьбе с наркотрафиком из Афганистана. В двусторонних отношениях одной из ведущих тем является сотрудничество в ядерной области. Москва намерена продолжать сотрудничество с Ираном по бушерскому проекту, пока тот соблюдает свои обязательства перед МАГАТЭ. Строящаяся АЭС в Бушере должна войти в строй в 2006 г. Она находится под гарантиями МАГАТЭ и открыта для инспекции международными экспертами. Россия стоит на том, что только в случае подписания соглашения о возврате отработанного ядерного топлива окажется возможным начало поставок российского ядерного топлива для запуска первого реактора этой АЭС. Хотя С.Лавров утверждал, что между сторонами нет противоречий в этом вопросе, сам факт все новых и новых отсрочек с подписанием соглашения, как и задержки в графике строительства реактора, свидетельствуют об обратном.

Иран оказывает на Россию психологическое давление. Он сулит новые привлекательные перспективы сотрудничества в ядерной энергетике на "постбушерском" этапе, включая участие в строительстве новых АЭС, заявляет, что Россия рассматривается как предпочтительный партнер в планах строительства второго реактора для Бушерской АЭС. Со своей стороны Москва предлагает Тегерану предпринять дополнительные меры доверия, чтобы развеять беспокойство относительно содержания его работ в ядерной области, в частности, как можно скорее ратифицировать Дополнительный протокол к ДНЯО и соблюдать мораторий на операции по обогащению и переработке урана. В то же время она выражает готовность сотрудничать в новых проектах Ирана и выступает против политизации "иранского вопроса".

США уверены, что Иран ведет работы по созданию ядерного оружия и все ближе приближается к своей цели. Они стремятся как можно скорее остановить этот процесс, используя многосторонние институты (ООН, МАГАТЭ и др.), и настаивают на рассмотрении иранского вопроса в Совете Безопасности. Россия отвергает американские предположения, что Иран сможет создать ядерное оружие на основе технологий, полученных от нее в рамках Бушерского проекта. На заседании Совета управляющих МАГАТЭ в сентябре РФ и страны ЕС не поддержали американскую идею об ультиматуме Ирану. Они не считают, что международная изоляция Ирана была бы более эффективным способом решения проблемы нераспространения, чем ведение диалога с этой страной. В том, что Иран предпочел сотрудничать, а не конфликтовать с МАГАТЭ, большая заслуга России. Заинтересованность в успешном завершении бушерского строительства заставляет иранские власти идти на компромисс с международным сообществом. Это, в свою очередь, создает неплохие перспективы для продолжения двустороннего сотрудничества в области ядерной энергетики.

Россия и Иран планируют завершить сооружение АЭС в Бушере к концу 2006 г. Глава федерального Агентства по атомной энергии А.Румянцев не исключает, что Россия примет участие в строительстве новых ядерных реакторов в Иране. Иранские власти заявили два года назад, что в их планах сооружение еще шести реакторов.

Если заключенное в ноябре "пакетное" соглашение Ирана с ЕС будет действовать, Россия столкнется с обострением конкуренции на иранском рынке ядерных технологий и услуг. Это вряд ли затронет ее положение в бушерском проекте, но возникнет вероятность того, что иранцы, ради того чтобы заманить европейцев на свой рынок, могут создать для них более привилегированные условия ядерного сотрудничества, чем те, на которых работают российские организации.

Разумеется, несмотря на все декларации, остаются подозрения, что Тегеран стремится достичь самообеспеченности в ядерной сфере, включая создание технологий по всему циклу переработки ядерного топлива. Даже возможный разрыв сотрудничества с Россией – а Иран готовится и к такому повороту событий – лишь отдалит достижение этой цели на несколько лет, но не остановит Тегеран на пути к ней. Ведь истинный мотив его действий кроется в сфере безопасности: создание ядерного оружия видится как единственное средство сдерживания иностранного вторжения и оккупации. Чем более это будет становиться очевидным, тем России труднее будет совмещать продолжение ядерного сотрудничества с Ираном с защитой режима ядерного нераспространения.

КНДР. В минувшем полугодии продолжались активные международные усилия с целью урегулировать северокорейскую ядерную проблему. Важную роль в этом процессе играла российская дипломатия – министр иностранных дел С.Лавров 4–5 июля находился с визитом в Пхеньяне, где вел переговоры с лидером Ким Чен Иром и другими членами государственного руководства КНДР.

Российская позиция ближе к северокорейской, чем к американской. По мнению Москвы, первый этап урегулирования мог бы включать замораживание ядерной оружейной программы в обмен на компенсации в виде поставок энергоносителей и оказания экономической помощи, а также дополнительные политические шаги со стороны США – например, исключение КНДР из американского списка государств-спонсоров терроризма. Пхеньян заявляет, искренне или нет – другой вопрос, что его конечной целью является обеспечение безъядерного статуса Корейского полуострова. КНДР отказывается рассматривать в качестве объектов, подлежащих "замораживанию" или демонтажу, те из них, что относит к ядерным работам в мирных целях. Концепция "замораживание в обмен на компенсации", которую выдвинул Пхеньян и которую поддерживает Россия, оставляет за КНДР право на мирное развитие ядерной энергетики при понимании, что Пхеньян будет участвовать в ДНЯО и в деятельности МАГАТЭ.

К 2005 г. достигнуто лишь незначительное сближение между Вашингтоном и Пхеньяном в понимании конечных целей. Хотя была одобрена в целом идея пакетного подхода, который увязывает три составляющие конечной договоренности – денуклеаризацию КНДР, гарантии ее безопасности и экономическую помощь, – она не получила конкретного наполнения.

Пока перспективы решения северокорейской проблемы остаются мало обнадеживающими. Еще большую пробуксовку в урегулировании вызвало решение КНДР отказаться от проведения намечавшегося на сентябрь очередного раунда шестисторонних переговоров в Пекине. На проходившей 20–24 сентября в Вене 48-й конференции МАГАТЭ была принята резолюция, призывающая КНДР отказаться от создания ядерного оружия, полностью демонтировать свою военно-ядерную программу и предоставить международным инспекторам возможность вернуться в страну и контролировать ее возвращение в рамки ДНЯО.

* * *

Эффектный финал украинской "оранжевой" революции, совпавший по времени с "возмутительным" аукционом по "Юганскнефтегазу", поднял на новый уровень ведущуюся в западной прессе и политических кругах кампанию против российского руководства. Теперь президента В.Путина не только обвиняют в имперских амбициях, но начинают предсказывать ему скорый крах (по аналогии с президентом Перу А.Фухимори и президентом Аргентины К.Менемом). А правительству США адресуется недвусмысленный призыв – "содействовать разрушению мягко-авторитарного режима, вооруженного ядерными ракетами". На эту тему на рубеже 2004–2005 гг. появилась целая серия публикация в западных газетах, однако наиболее откровенен был директор Российско-европейской программы Фонда Карнеги А.Ослунд (цитата из статьи которого приведена в предыдущем предложении). Ослунд был одним из главных советников российских либералреформаторов в начале 1990-х гг. и представляет достаточно влиятельные круги, заинтересованные в сохранении зависимого положения России. Удержатся ли лидеры западных стран от того, чтобы внять этим призывам и начать поощрять "бархатный сценарий" для России?

  Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Международное положение России | Второе полугодие | (Не)распространение оружия массового уничтожения

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх