новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


    Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Международное положение России | Второе полугодие | Азиатское направление

Азиатское направление

Китай. Наиболее важными событиями в российско-китайских отношениях стали визит премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао в РФ в конце сентября и поездка президента России В.Путина в Китай в середине октября. Сторонам удалось значительно продвинуться в развитии экономического и политического партнерства, хотя здесь наряду с прогрессом накапливаются и новые проблемы. Москва и Пекин в максимальной степени подчеркивают общность позиций в том, что касается отношения к существующему миропорядку, к тем угрозам, с которыми сталкивается мир (и наши две страны, в частности), к попыткам различных сил дестабилизировать государственные суверенитеты, использовать проблемы сепаратизма и терроризма в качестве орудия давления на неугодных. Россия продемонстрировала свое однозначное отношение к "тайваньскому вопросу", заявив о том, что выступает против независимости Тайваня в какой бы то ни было форме, против принятия Тайваня в ООН и другие международные организации, членами которых являются лишь суверенные государства, что она не намерена поставлять вооружения Тайваню. Китай же поддержал все усилия российской стороны по защите государственного единства и борьбе с террористическими и сепаратистскими силами в Чечне. Стороны подтвердили, что террористы и сепаратисты Чечни и "Восточного Туркестана" являются составной частью международного терроризма и должны стать объектом совместной антитеррористической борьбы международного сообщества. Любопытно, что Китай (пусть и опрометчиво, как впоследствии оказалось) присоединился к тем немногим странам, которые поздравили В.Януковича с победой на президентских выборах на Украине.

В то же время в экономической области появляются все новые проблемы, и в ряде случаев (в первую очередь, это вопрос о прокладке нефтепровода из Восточной Сибири в Китай) становится все труднее соблюдать грань между экономикой и политикой. Москве было важно добиться у Пекина согласия на вступление России в ВТО, и в то же время она так и не дала ему гарантий того, что примет выгодное для Пекина решение по нефтепроводу. Российская сторона исходит из того, что нужно развивать восточные территории РФ, территории Дальнего Востока, поэтому мы должны планировать и осуществлять там крупные инфраструктурные проекты. Правда, в Москве рассматриваются варианты организации железнодорожных поставок нефти в Китай (проблема заключается главным образом в согласовании железнодорожных тарифов).

31 декабря Россия сделала "новогодний подарок" Китаю. М.Фрадков подписал постановление правительства РФ о сооружении трубопровода из Восточной Сибири к порту Находка, а не по альтернативному маршруту к китайскому городу Дацин. Япония активно лоббировала данный маршрут, который выгоден и для Южной Кореи, получающей возможность транспортировать российскую нефть из Находки. Россия предпочла получить выход на весь восточно-азиатский регион, а не замыкаться на Китае. Она не хочет оказаться в зависимости от монополиста-импортера, убедившись в рискованности такого положения на своем опыте при осуществлении проекта "Голубой поток", когда трубопровод был проложен по дну Черного моря и имел лишь один выход – на Турцию.

Помимо этих соображений на принятое решение, видимо, повлияло и другое обстоятельство. Решение последовало спустя короткое время после саммита ЕС – Китай в Брюсселе, в ходе которого китайская сторона подписала с европейскими компаниями ряд крупномасштабных экономических соглашений, в том числе о закупке значительной партии пассажирских самолетов "AirBus". Это не могло не вызвать разочарование у России. Решение по выбору маршрута трубопровода с выходом к порту Находка поставило крест на расчетах китайцев, которые весьма активно лоббировали в пользу маршрута на Дацин. Тем самым Россия дала ясно понять, что она намерена учитывать китайские интересы не в большей мере, чем Пекин – российские.

Серьезное недовольство Китая вызвало намерение ЮКОСа сократить поставки нефти в эту страну на 1 млн. тонн до конца 2004 г. из-за налоговых претензий к компании со стороны государства. Правда, эта проблема оказалась в принципе разрешимой: недопоставленное ЮКОСом количество нефти выразили готовность компенсировать "Лукойл" и "Сибнефть". "Транснефть" заявила о готовности продать Китаю то сырье, которым ЮКОС расплачивается с этой компанией. В ходе визита В.Путина в КНР было также подписано соглашение о сотрудничестве между "Газпромом" и китайской государственной нефтегазовой компанией, по которому стороны обязались изучить возможности поставок газа из России в Китай. Одним из главных результатов минувшего года в российско-китайских отношениях стало окончательное урегулирование вопроса о прохождении государственной границы. Правда, подписанные в Пекине соглашения вызвали далеко не однозначную реакцию в России (особенно на Дальнем Востоке), ведь часть островов на Амуре близ Хабаровска теперь отойдет к Китаю. Такое урегулирование рано или поздно стало бы неизбежным, так как Москва еще в 1991 г. признала принцип прохождения границы по главному фарватеру Амура. Однако в России все чаще задают вопрос: не будет ли подобный принцип (готовность уступать собственные территории, пусть и в микроскопических "дозах") спроецирована на решение российско-японского территориального спора?1

Только деликатный характер наших отношений с КНР не позволил здесь поднять по-настоящему большую волну. "Может быть, эти уступки и есть плата Пекину за согласие на вступление РФ в ВТО и вообще за перспективу стратегического альянса с Китаем?" – так оценивают критики мотивы действий российского руководства. Местные власти и общественность, как правило, ставятся перед фактом, хотя в заявлениях федеральных инстанций утверждается, что вопрос с ними согласован. Конечно, не следует запугивать себя тем, что Китай, пользуясь слабостью России и сделанными ею уступками, теперь начнет развивать успех и претендовать на те земли, которые северный сосед когда-то у него отобрал. Однако аргументация Москвы в диалоге с теми, кто уже сейчас имеет территориальные претензии к России (в первую очередь с Японией), теперь наверняка станет менее убедительной.

Индия. 3–5 декабря состоялся государственный визит президента В.Путина в Индию. Российский лидер провел переговоры с высшим индийским руководством, встречался с представителями политической, военной и экономической элиты. По итогам была подписана совместная декларация о стратегическом партнерстве двух стран, соглашения об экономическом и военно-техническом сотрудничестве. Они предусматривают, в частности, поставки российских ядерных реакторов для индийских АЭС, совместное производство крылатых ракет морского базирования "Брамос", лизинг российских подводных лодок и стратегических бомбардировщиков "Ту-22". На встрече с деловыми кругами в Бенгалуру В.Путин призвал Индию к созданию стратегического партнерства в сфере информационных технологий – объединению усилий и совместному освоению новых рынков наукоемкой продукции в третьих странах.

Обращает на себя несколько моментов. В связи с этой поездкой в российской политике вновь зазвучали мотивы, связанные с продвижением в международных отношениях концепции многополярности. Однако индийская сторона избегала представлять визит Путина именно в такой интерпретации. Россия поддерживает заявку Индии на принятие в качестве постоянного члена СБ ООН, однако не считает, что новым постоянным членам Совбеза должно быть автоматически предоставлено право вето, ибо в противном случае расширение состава может негативно отразиться на эффективности работы этой ключевой многосторонней структуры поддержания миропорядка.

Двустороннее сотрудничество вступает в качественно новую стадию: Индия перестает быть младшим партнером в двустороннем военно-техническом сотрудничестве, каким Россия привыкла ее считать с советских времен. Визит В.Путина показал, что у России с Индией установились более доверительные отношения в сфере военного сотрудничества по сравнению даже со многим странами СНГ. Ряд крупных военных проектов (спутниковая система глобальной навигации ГЛОНАСС, новые типы крылатых ракет и т.д.) Россия может осуществить лишь при привлечении средств международных партнеров, которыми в данном случае могут быть только те, кто отвечает определенным экономическим, стратегическим и геополитическим условиям: по этим критериям Индия является наиболее удобным партнером, в том числе по сравнению с Китаем. У России и Индии нет геополитических или стратегических противоречий.

Новые условия требуют от России переосмысления методов сотрудничества: если она не преодолеет сковывающие бюрократические проволочки, порождаемые борьбой ведомственных интересов, то окажется перед реальной угрозой потерять в глазах Дели свою привлекательность как партнера в военно-технической сфере. Американо-индийское сотрудничество в сфере высоких технологий, в том числе военного назначения, все динамичнее развивается в последнее время. Это уже само по себе показатель того, что Индия постепенно переходит в разряд высокоразвитых государств, тогда как Россия все больше приобретает топливно-сырьевой облик, а ее потенциал наукоемких технологий сужается.

Турция. 7 декабря президент В.Путин посетил Турцию. Впервые за четыре столетия российский лидер побывал в этой стране с визитом (если не считать визита номинального главы советского государства Н.Подгорного в начале 70-х гг.). Турция – одна из тех стран, с которыми политические отношения у России значительно отстают от экономических. Политический диалог оживился лишь после того, как возглавляемая нынешним премьер-министром Р.Эрдоганом партия (представляющая умеренных исламистов) победила в 2002 г. на парламентских выборах, а вскоре после этого Эрдоган возглавил турецкое правительство. Нынешняя активизация российско-турецких связей свидетельствует о диверсификации внешней политики Анкары, которая проявилась также в активизации диалога с Евросоюзом, с арабскими странами и отмечена более независимой позицией в отношениях с США.

С начала 90-х гг. объем российско-турецкого торгового оборота возрос с 1,5 до 7 млрд. долл., а по итогам 2004 г. он может дойти до 11 млрд. (и это без учета челночной торговли). Тем более болезненными на этом фоне становятся перекос в структуре товарооборота и возникающие экономические споры и конфликтные ситуации, которые рискуют приобрести политическое измерение. Особенно ярко эти диспропорции проявляются на строительном рынке. Выступая на российско-турецком деловом форуме, В.Путин упомянул, что за последние 15 лет турецкие строительные компании получили в России подряды на 12–14 млрд. долл., а российские в Турции – на 300 млн. долл. Далеко не во всем удовлетворяет обе стороны "Голубой поток" – наиболее амбициозный из двусторонних проектов. По-прежнему заполняемость газопровода далека от проектной. Кроме того, Россия не хочет идти на удовлетворение просьб Анкары о том, чтобы часть закупаемого газа оплачивалась по бартеру, ведь, как сказал российский президент, "где бартер – там жулики и проходимцы".

Российская сторона высказала турецкой свою обиду по поводу отмены турецкими судебными инстанциями результатов тендера на приватизацию крупнейшей турецкой нефтеперерабатывающей компании "Тюпраш". Этот тендер выиграла дочерняя компания российской "Татнефти" (гендиректор которой вместе с президентом Татарстана М.Шаймиевым сопровождал В.Путина в ходе визита). Правда, решение об отмене результатов тендера оспаривается в Верховном суде Турции.

В значительно более общей и обтекаемой форме была затронута в ходе визита тема борьбы с терроризмом. Хотя Москва напрямую не обвиняет Анкару в потворстве терроризму (тем более Турция стала одной из главных мишеней исламских террористов), нельзя не учитывать, что в Турции обосновалось множество экстремистских организаций и "благотворительных фондов", оказывающих помощь чеченским сепаратистам. Но Россия считает необходимым активизировать сотрудничество с Турцией по линии спецслужб с целью противодействия террористической и экстремистской деятельности.

Предстоящее начало процесса присоединения Турции к ЕС вызывает у России неоднозначное отношение. С одной стороны, В.Путин пожелал успеха турецкой стороне в этом деле; с другой – выразил явное беспокойство тем, что после вступления в Евросоюз Турция начнет ограничивать долю российского газа в своем энергобалансе, а также усложнит визовые процедуры для российских граждан (а ведь наибольший поток туристов из России направляется именно в Турцию). Поэтому президент РФ недвусмысленно посоветовал Анкаре в ходе переговорного процесса с ЕС "учитывать весь комплекс проблем и вопросов, связанных с национальными интересами". Наиболее существенно позиции России и Турции расходятся в вопросе об использовании проливов Босфор и Дарданеллы и о пропуске через них нефтяных танкеров, который турецкая сторона стремится ограничить. К этому имеет прямое отношение и строительство нефтепровода Баку – Джейхан, где взгляды сторон также весьма различны. В ходе визита лидеры обеих стран, похоже, предпочли обойти этот острый угол (во всяком случае, в выступлении В.Путина на российско-турецком деловом форуме на данную тему не было даже намека). Впрочем, позиция Москвы по проекту Баку – Джейхан в последнее время явно перестала быть столь непримиримой, как раньше, и этому, по-видимому, способствовало снятие В.Калюжного с должности спецпредставителя президента РФ по проблемам Каспийского моря. Именно Калюжный наиболее резко критиковал Анкару за ее политику в области судоходства в Босфоре и Дарданеллах.

Южная Корея. 3 июля С.Лавров посетил Сеул, 20–23 сентября состоялся визит президента РК Кореи Ро Му Хёна в Россию. Эти контакты показали, что у России и РК близки принципиальные позиции не только в отношении конечной цели безъядерного статуса Корейского полуострова, но и в отношении тактики движения к ней. Сеул отмечает конструктивную и важную роль России в урегулировании ситуации в регионе. Россия выступает за обеспечение законных интересов безопасности КНДР, поддерживает курс на развитие диалога и сближение двух корейских государств, продолжение шестистороннего переговорного процесса по северокорейской ядерной проблеме.

Обсуждение ядерной тематики проходило на фоне признания Сеулом проведения тайных работ в ядерной области, которые он скрывал от международного сообщества. Эта новость не омрачила двусторонние отношения, поскольку Сеул не имеет намерения создавать ядерное оружие и открыто сотрудничает с МАГАТЭ для устранения имеющихся сомнений. Южная Корея призналась, что на трех ее ядерных объектах было произведено 150 кг металлического урана, и небольшая его часть была использована в экспериментах по лазерному обогащению урана. В.Путин и Ро Му Хён подтвердили приверженность укреплению режима гарантий МАГАТЭ и ядерной безопасности.

Россия считает, что российско-южнокорейские отношения выходят на качественно новый уровень – уровень доверительного партнерства. В подписанной президентами двух стран совместной Декларации определены ключевые направления российско-южнокорейского политического, экономического и гуманитарного сотрудничества.

Наблюдается хорошая динамика в наращивании торгово-экономических связей: в 2003 г. товарооборот вырос более чем на 50% и составил, по российским оценкам, около 4,2 млрд. долл. при положительном сальдо в пользу России в размере почти 1 млрд. долл. Южная Корея заинтересована в росте поставок российских энергоносителей, так как хочет диверсифицировать источники их получения, которые большей частью приходятся на страны Ближнего Востока. Россия предлагает Сеулу заключить долгосрочные соглашения на поставку российского газа. В то же время она ставит перед собой задачу преодолеть сырьевую ориентацию российского экспорта (доля энергоресурсов составляет около 20%) и увеличить поставки промышленных товаров в Южную Корею. Россия и Корея подтвердили свое участие в реализации проекта, предусматривающего соединение Транскорейской и Транссибирской железнодорожных магистралей.

В рамках сентябрьского визита президента РК были подписаны двусторонние экономические соглашения на сумму около 4 млрд. долл. Россия взяла обязательство по подготовке южнокорейского космонавта и организации ее полета на российском космическом корабле в 2007 г. Она окажет содействие в создании корейской системы космических запусков гражданского назначения.

Южная Корея выразила поддержку вступлению России в ВТО: двусторонние переговоры по этому вопросу завершились достижением взаимоприемлемой договоренности. Сеул поддерживает стремление России вступить в Форум "Азия – Европа" (АСЕМ) в качестве полноправного члена.

Интеграционные объединения в АТР. В начале июля министр иностранных дел РФ С.Лавров участвовал в проходившей в Джакарте серии мероприятий, ежегодно проводимых Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) с десятью партнерами по диалогу – Россией, США, Китаем, Индией, Японией, Евросоюзом и др. Среди них – Постминистерские конференции в формате "АСЕАН + 10" и встречи Ассоциации с каждым партнером в отдельности, а также 11-я сессия Регионального форума АСЕАН по безопасности (АРФ). Основное внимание российская сторона уделила противодействию трансграничным угрозам и вызовам, включая международный терроризм, что на сегодняшний день является одним из основных приоритетов в регионе. Была подписана совместная декларация РФ и АСЕАН о сотрудничестве в борьбе с международным терроризмом. В ней подчеркивается необходимость укрепления практического сотрудничества в области борьбы с терроризмом между заинтересованными ведомствами, включая правоохранительные органы, исследовательские учреждения и научные центры, а также укрепление связей с Интерполом, Европолом, АСЕАНАПОЛом, Антитеррористическим центром СНГ и Региональной антитеррористической структурой Шанхайской организации сотрудничества (РАТС). Стороны договорились продолжать и совершенствовать обмен разведданными и информацией о финансировании террористов, о мерах по борьбе с терроризмом, включая разработку более эффективной контртеррористической политики, правовых, нормативных и административных режимов противодействия терроризму.

Для России одним из критериев готовности стран АСЕАН реально сотрудничать в антитеррористических усилиях должно стать отношение к "чеченскому вопросу". Речь идет в первую очередь о мусульманских странах (в частности, Малайзии), которые могут использоваться различными антироссийскими организациями и где проживают члены семей ряда сепаратистских лидеров. Будут ли, в частности, эти страны готовы зайти достаточно далеко в обмене разведданными по этому вопросу? На этот вопрос пока трудно дать ответ.

В конце ноября С.Лавров совершил поездку по ряду стран Юго-Восточной Азии. Во Вьентьяне глава российской дипломатии принял участие в мероприятиях 10-го саммита АСЕАН и в церемонии присоединения России к Договору о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии (Балийский договор). Этот договор, заключенный в 1976 г., является одним из основополагающих региональных правовых документов в Азиатско-Тихоокеанском регионе. С.Лавров подписал Акт о присоединении России к Балийскому договору, министры иностранных дел "десятки" – Акт о расширении Договора. Лидеры АСЕАН также выступили с инициативой проведения в следующем году в Куала-Лумпуре первого саммита Россия – АСЕАН и направить соответствующее приглашение В.Путину.

Присоединение России к Балийскому договору совпало с не менее важным событием для самой АСЕАН. Во Вьентьяне был подписан договор между АСЕАН и Китаем о создании зоны свободной торговли к 2010 г. Этот таможенный союз станет крупнейшим в мире по численности населения входящих в него стран: в Китае и государствах АСЕАН в совокупности проживает около 2 млрд. человек. Суммарный ВВП зоны – около 2 трлн. долл. в год.

Правда, ряд амбициозных планов, намеченных странами Юго-Восточной Азии, может быть сорван (или, по крайней мере, замедлен) из-за последствий катастрофического землетрясения и цунами в конце года. Формирование самостоятельного полюса экономического и политического влияния надолго оказывается под вопросом. Как говорилось выше, США и ЕС, несомненно, используют оказание широкомасштабной помощи разоренным странам для укрепления своего политического влияния. Что касается России, то некоторые наблюдатели уже предсказывают ей потерю ряда оружейных контрактов в ряде пострадавших от цунами стран АСЕАН (в первую очередь в Индонезии), у которых после природной катастрофы более неотложные приоритеты.



1 На пресс-конференции в конце декабря президент В.Путин заявил, что любой передаче двух (а не четырех) островов Японии должно предшествовать подписание российско-японского мирного договора, в соответствии с Советско-японской декларацией 1956 г.

  Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Международное положение России | Второе полугодие | Азиатское направление

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх