новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


    Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Международное положение России | Второе полугодие | Борьба с международным терроризмом

Борьба с международным терроризмом

Трагедия в Беслане продемонстрировала стремление ряда политических сил Запада рассматривать теракты в России исключительно в плоскости "чеченской проблемы". Вновь раздались призывы к политическому урегулированию в Чечне и ведению переговоров с "умеренным крылом чеченских повстанцев". Москва четко дала понять, что не такого подхода она ожидает от Запада в совместной борьбе с терроризмом. После Беслана российскому руководству стало совершенно очевидно, что определенные зарубежные силы хотят использовать исламистский терроризм как средство геополитического давления на Россию.

Начальник Генштаба Ю.Балуевский заявил 8 сентября, что российские вооруженные силы будут наносить превентивные удары по террористам в любом регионе мира: характер удара, используемые силы и средства будут определяться характером угрозы. В течение недели на эту тему неоднократно высказывались С.Иванов, И.Иванов, С.Лавров. Так же как это делали США после событий 11 сентября 2001 г., Россия обосновывает свое право на превентивные удары статьей 51 Устава ООН, провозглашающей право на самооборону. Тогда многие в России трактовали такой подход как слишком расширительно трактующий международные нормы, а теперь сама Россия взяла на вооружение американскую аргументацию.

Однако подлинный шквал резких оценок разразился на Западе не сразу после событий в Беслане, а после объявления российским президентом антикризисной стратегии. Предложения В.Путина об изменении системы избрания губернаторов и Госдумы были расценены как отступление от принципов демократии, усиление власти Центра и откат к жесткому авторитаризму. Россия проявила необычную твердость и наступательность в реагировании на заявления и действия, двусмысленно трактующие бесланские события. Она попыталась внести ясность по тем аспектам своих взаимоотношений с Западом в антитеррористической сфере, которые дают ей основания сомневаться в искренности позиции партнеров. Москва потребовала прекратить деление террористов на своих и чужих, на "умеренных" и "плохих", призвала власти Великобритании выдать А.Закаева, а США – И.Ахмадова.

Активизация международных усилий России на антитеррористическом фронте после трагедии в Беслане нашла отражение не только в контактах с различными государствами на двусторонней основе, но и в серии российских инициатив, которые она внесла на разных многосторонних форумах (ООН, ПАСЕ, СРН и т.д.). По инициативе России 1 сентября было созвано экстренное заседание СБ ООН. Этим шагом РФ показала, что трагедия в Беслане для нее равносильна тому, чем стали события 11 сентября 2001 года для США. Она добивалась того, чтобы международное сообщество определило четкое отношение к теракту в Северной Осетии. Выступая 23 сентября на 59-й сессии ГА ООН, С.Лавров выдвинул серию инициатив, которые призваны сделать более эффективным международное сотрудничество в борьбе с терроризмом. По мнению России, в деятельности антитеррористической коалиции должен наступить качественно новый этап. На качественно новый уровень доверия и координации должно быть поднято взаимодействие спецслужб; необходимо развитие норм международного права в соответствии с реалиями контртеррористической войны; следует отказаться от двойных стандартов в отношении террористов и не использовать эту войну в геополитических играх; недопустимо рассматривать борьбу с терроризмом через призму "борьбы “цивилизаций”". ООН должна и впредь играть ведущую роль в объединении усилий мирового сообщества на антитеррористическом фронте.

Однако пока страны все еще не могут договориться о едином толковании понятия терроризм. Между ними существует большая разница в понимании этой проблемы. К тому же, Россия, США, страны ЕС, Израиль, да и многие другие государства хотят сохранить для себя определенную свободу выбора действий против террористической угрозы, с которой они сталкиваются. Совет Безопасности ООН принял 8 октября "антитеррористическую" резолюцию 1566, инициированную Россией. Ее цель – наделить Антитеррористический комитет (АТК) полномочиями для быстрых и эффективных действий, а также предотвратить использование политического убежища для укрытия террористов и их пособников. Резолюция призывает государства принять всеобъемлющую конвенцию по борьбе с терроризмом и проект международной конвенции по борьбе с актами ядерного терроризма.

Резолюция призывает государства в полном объеме сотрудничать с теми странами, которые пострадали от терактов, – в нахождении и придании правосудию лиц, которые поддерживают, содействуют или участвуют в терактах, а также следовать принципу – либо осуществлять экстрадицию этих лиц, либо преследовать их в судебном порядке. Однако принятый документ оказался во многом выхолощенным по сравнению с российскими предложениями. Во-первых, он всего лишь призывает, но не обязывает государства (как того хотела Россия) к такому сотрудничеству. Во-вторых, принцип "высылать либо преследовать по суду" мало что дает России. Достаточно напомнить, что А.Закаев (как и многие, ему подобные) получил политическое убежище в Великобритании в рамках этого принципа, после того как его дело было рассмотрено в британском суде.1 Из-за возражений западных держав не прошло российское предложение о составлении нового расширенного международного списка террористов с включением в него лидеров чеченских боевиков.

Борьба вокруг формулировок резолюции СБ ООН показала, что между Россией и Западом остаются разногласия в подходе к борьбе с международным терроризмом, достаточно существенные, чтобы поставить под сомнение жизнеспособность самой идеи их общей антитеррористической коалиции.

14 октября состоялось неофициальное заседание СРН на уровне министров обороны. По его завершении было созвано официальное пленарное заседание для утверждения программы сотрудничества в области военной реформы на 2005 год. После событий в Беслане проблема борьбы с международным терроризмом вновь заняла приоритетное место в повестке дня СРН. Министр обороны С.Иванов решительно отстаивал право России уничтожать боевиков в Чечне всеми имеющимися средствами и осудил практику двойных стандартов, когда террористов называют повстанцами. РФ и НАТО решили сотрудничать в разработке методов противодействия терактам, совершаемым террористами-смертниками. НАТО пригласила российских представителей принять участие в предстоящих переговорах по разработке мер борьбы с террористами-смертниками.

На осенней сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы, проходившей в Страсбурге 4–8 октября, Россия выступила с рядом антитеррористических инициатив, которые нашли отражение в итоговых документах этой общеевропейской парламентской структуры. Прежде всего, это резолюция 1400 "Вызов терроризма в странах – участницах Совета Европы" и Рекомендация 1677 Совету министров. Пусть пока еще на бумаге, но ПАСЕ все-таки признала многие положения, принятия которых Россия давно добивалась в сфере борьбы с терроризмом. В принятых документах зафиксирован, в частности, тезис: "Неприемлемо и опасно применять двойные стандарты к террористам в зависимости от приписываемых им мотивов. Не существует “хороших” или “плохих” террористов". Таким образом, безопасность европейцев перед лицом терроризма является неделимой.

ПАСЕ отмечает, что коллективный ответ Европы на растущую угрозу терроризма является все еще недостаточным. Прорехи в национальном и европейском законодательстве позволяют осуществлять контрабанду оружия, снаряжения, финансов для международного терроризма, а террористам свободно передвигаться по территории стран СЕ. Обращено внимание на то, что нельзя позволить терроризму пользоваться свободами и преимуществами демократических обществ. ПАСЕ осудила расползание терактов на соседние с Чечней субъекты Российской Федерации, назвав варварской вылазку террористов в Беслане.

Парламентская ассамблея призвала страны Совета Европы и их парламенты на национальном уровне, а Совет министров этой организации в рамках своей компетенции принять дополнительные меры по борьбе с терроризмом. Внушительный перечень этих мер во многом перекликается с российскими инициативами: достаточно упомянуть предложение ПАСЕ о том, чтобы рассмотреть на уровне Совета Европы вопрос о приемлемых ограничениях свободы выражения и о возможности злоупотребления этой свободы террористами. Еще недавно подобное предложение казалось кощунственными в стенах ПАСЕ. Однако бесланская трагедия не прошла бесследно для европейских парламентариев, стимулировав переосмысление некоторых "незыблемых" догм, которые создают препятствия в борьбе с терроризмом.



1 Следует признать, что там, где британское правительство не связано судебными решениями, оно действует более решительно. Лондон наложил арест на финансовые активы трех чеченских группировок, а также на счета Ш.Басаева, поддержал их включение в список ООН, где фигурируют организации, обвиняемые в связях с "Аль-Кайедой" и "Талибан".
  Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Международное положение России | Второе полугодие | Борьба с международным терроризмом

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх