новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


    Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Международное положение России | Первое полугодие | Ближний Восток

Ближний Восток

На политическую эволюцию ближневосточного региона в минувшее полугодие большое влияние оказала инициатива США по преобразованию Большого Ближнего Востока, предложенная саммиту в Си-Айленде. Основная идея ББВ – поощрение политических, экономических и социальных реформ в арабском и мусульманском мире (от Марокко до Пакистана), которые бы вывели регион из нынешнего состояния, порождающего экстремизм и терроризм. Однако та форма, в которой были выдвинуты американские идеи (они были оглашены в ряде выступлений Дж.Буша, К.Райс и др.), способна была скорее испугать арабо-исламский мир. Вряд ли даже наиболее "передовым" из исламских стран понравился бы усиленный акцент Вашингтона на стимулирование политического плюрализма, "обеспечение свободных выборов, свободных рынков, свободной прессы, свободного слова и свободных профсоюзов на Ближнем Востоке", поддержку "реформаторов-юристов, которые требуют независимых судов и власти закона", назойливое подчеркивание вопроса о равноправии женщин и т.п. В глазах многих американских союзников и партнеров весьма спорен тезис о том, что "демократические государства не поддерживают террористов и не угрожают миру оружием массового поражения". Может быть, сознательно не поддерживают и не угрожают, но в конкретных условиях арабского мира демократическими процедурами способны воспользоваться экстремисты для прихода к власти легитимным путем.

Работа по корректировке первоначальной американской инициативы увенчалась принятием в Си-Айленде двух основных документов: декларации "Партнерство во имя прогресса и общего будущего с регионом Расширенного Ближнего Востока и Северной Африки" и "Плана группы восьми" по поддержке реформ в регионе Расширенного Ближнего Востока и Северной Африки". В окончательной версии инициативы ББВ частично удовлетворено требование Евросоюза, чтобы программа реформирования региона была как-то увязана с палестино-израильским урегулированием, хотя и делается оговорка, что "региональные конфликты не должны быть препятствием на пути реформ". Из итоговых документов изъяты "мессианские" мотивы, и достаточно обширная программа реформирования региона выглядит нейтрально и неидеологизированно. Правда, подобные реформаторские мотивы содержатся и в последних заявлениях арабских лидеров, в частности в декларации майского саммита Лиги арабских государств в Тунисе, где выражается намерение "твердо следовать курсу на создание основ демократии".

Россия – единственная страна "большой восьмерки", которая отказалась участвовать в финансировании "Плана поддержки реформ" и которая вообще не упоминается в этом документе. Дело здесь, по-видимому, не в недостатке финансовых возможностей (даже Иордания и Йемен взяли на себя организацию институтов микрофинансирования в регионе), а в том, что Россия не хочет оказаться на чьей-либо из сторон в раздираемом противоречиями арабо-мусульманском мире . Одобренная в Си-Айленде программа весьма способствует дальнейшему размежеванию, ибо наглядно показывает, кто готов к реформам прозападного типа, а кто будет им препятствовать. Лагерь последних достаточно влиятелен. Официальная позиция Москвы в том, что она разделяет общую цель предложенной США инициативы – содействовать устремлениям стран региона к модернизации и решению накопившихся политических и социально-экономических проблем, однако острой потребности в предоставлении средств не видит, так как это не бедный регион. Вместе с тем, российская сторона не исключает возможности участия в финансировании тех программ, относительно которых известно, кто получатель и на что будут расходоваться средства.

Российская дипломатия старательно избегает каких-либо разговоров, связанных с "демократизацией" арабо-исламского мира, и в этом, пожалуй, оказывается осторожнее самих арабов, которые сегодня уже сами не прочь жонглировать демократической и реформаторской фразеологией, чтобы привлечь капиталы из развитых стран. Как представляется, проявленный Москвой "изоляционизм" по отношению к экономическим аспектам ближневосточной инициативы в долгосрочном плане будет способствовать дальнейшему ослаблению влияния России в регионе. Это касается и проблем израильско-палестинского урегулирования, которое теперь уже гораздо труднее будет оторвать от программы реформирования региона в целом.

Развитие палестино-израильского кризиса находилось в минувший период под решающим воздействием плана А.Шарона, нацеленному на "одностороннее отделение" от Палестинской автономии. В соответствии с планом Израиль выводит войска из сектора Газа и ликвидирует там свои поселения. В то же время он сохранит контроль над пятью анклавами на Западном берегу и тремя еврейскими кварталами в Хевроне. В ходе апрельского визита А.Шарона в США состоялся обмен письмами между ним и президентом США Дж.Бушем. Эти письма содержали заверения сторон в связи с намерением главы израильского правительства реализовать данный план. Правда, среди коспонсоров ближневосточного процесса "план Шарона" вызвал разноречивую реакцию. Так, позиция ЕС заключается в том, что окончательное решение палестино-израильского конфликта должно быть достигнуто не односторонними мерами, а путем переговоров между сторонами, и предполагать установление границ по взаимному согласию конфликтующих сторон. Основой мирного процесса должны стать меры, зафиксированные в "дорожной карте". Очевидно, что те действия, которые намерен предпринять Израиль при поддержке США, нарушает очень многие планы Евросоюза, направленные на закрепление своего влияния в регионе, и лишний раз демонстрируют, что позиции ЕС и США по ближневосточному конфликту все труднее совместить друг с другом.

Самому А.Шарону с большим трудом удалось добиться в начале июня одобрения своего плана правительством Израиля – ведь многие его члены считали план капитуляцией перед терроризмом – и предотвратить распад кабинета. В то же время, опасаясь, что эвакуируемые территории превратятся в очаг безнаказанной террористической деятельности, Тель-Авив резко активизировал военные операции против палестинских экстремистов. В марте ликвидирован лидер ХАМАС А.Ясин, а меньше чем через месяц – его преемник А.Аль-Рантиси. В мае широкомасштабные боевые действия развернулись в секторе Газа, в июне – в ряде районов Западного берега. Ликвидация лидеров экстремистов, вопреки алармистским предсказаниям палестинских и европейских пропагандистов, не привели к росту антиизраильского террора. Появились даже признаки, что лидер ПНА Я.Арафат испытывает облегчение от того, что давление на него со стороны радикального лагеря ослабло. В начале июня он даже заявил о готовности признать еврейский характер Израиля и приписал себе заслугу в том, что убийство Ясина не породило кампании мести со стороны палестинцев.

  Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Международное положение России | Первое полугодие | Ближний Восток

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх