новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


    Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Международное положение России | Первое полугодие | (Не)распространение оружия массового уничтожения

(Не)распространение оружия массового уничтожения

В минувшее полугодие имело место несколько важных событий, касающихся проблемы нераспространения ОМУ. Несмотря на некоторые успехи (отказ Ливии от оружия массового уничтожения, разгром международной сети А.-К.Хана), появляются новые угрозы – были получены неопровержимые свидетельства того, что в последние двадцать лет в "третьем мире" сформировались разветвленные транснациональные нелегальные сети по распространению технологий и материалов ОМУ.

Тенденцией последних лет стало то, что международная повестка дня борьбы с угрозой распространения ОМУ определяется США фактически на безальтернативной основе. Именно Вашингтону принадлежит инициатива формирования нового, более жесткого международного режима нераспространения. Сталкиваясь с активным дипломатическим наступлением США, Москва вынуждена так или иначе определять свою позицию, стремясь найти баланс между экономическими бонусами ядерного сотрудничества с третьими странами и рисками для интересов национальной и международной безопасности.

Россия предлагает использовать возможности Совета РФ – НАТО для разработки механизма взаимодействия в вопросе нераспространения ОМУ, продвигаясь в сотрудничестве от военно-политического уровня к военному и военно-техническому, для предотвращения террористических атак и нейтрализации последствий ошибочного или аварийного применения различных компонентов ОМУ. Не подменяя ООН и МАГАТЭ, Россия и НАТО, по мнению С.Иванова, могли бы разработать процедуры и технологии для действий по предотвращению кризисов и реагированию в кризисных ситуациях.

Хотя Россия является активным участником двух- и многостороннего диалога по этой проблематике, она проявляет заметную осторожность, не желая поставить под удар свое сотрудничество с Ираном, Индией, Китаем в ядерной области. Опасения потерять потенциальные рынки для российских ядерных технологий в "третьем мире" сковывают инициативу российской дипломатии в постановке данной проблемы. На этом фоне бросается в глаза возросшая активность ЕС (прежде всего франко-германо-британской тройки), и не только в отношении Ирана, но и в рамках ООН. ЕС принял серию документов стратегического планирования и оперативной политики по противодействию распространению ОМУ. Причем многие их принципиальные положения выдержаны в духе американского подхода, который предусматривает расширение границ применения силы для борьбы с современными глобальными угрозами безопасности.

Наиболее зримым подтверждением опасной тенденции формирования нелегальных транснациональных сетей по распространению ОМУ стало дело "отца" пакистанской ядерной программы А.-К.Хана. На протяжении двух десятилетий он возглавлял одну из международных сетей по продаже ядерных технологий, материалов и ноу-хау в Иран, Ливию, КНДР. Еще несколько государств выражали заинтересованность в его услугах. Появление такого рода разветвленных и хорошо законспирированных сообществ явилось неожиданностью для МАГАТЭ. Оно повышает вероятность попадания ОМУ в руки террористов и свидетельствует, что угроза терактов с использованием ОМУ носит отнюдь не гипотетический характер.

Ответом МАГАТЭ стал глобальный план борьбы с угрозой ядерного терроризма, который предусматривает принятие целого комплекса мер в течение трех лет. 24 государства обязались выделить на его осуществление 27 млн долл., еще 14 государств обещали предоставить иную помощь.

Россия поддерживает любые усилия, направленные на возвращение Пакистана в сферу соглашений по ядерному нераспространению. Она давно выражала беспокойство по поводу возможной утечки ядерных материалов и компонентов ядерного оружия из этой страны. Москва разделяет мнение директора МАГАТЭ Аль-Барадея о том, что вскрывшиеся факты передачи пакистанских ядерных технологий третьим странам (по заверению А.-К.Хана, это делалось якобы тайно от властей страны), возможно, являются лишь верхушкой айсберга.

В контексте "пакистанской проблемы", требующей разработки гарантий неповторения случаев утечки ядерных технологий и компонентов из этой страны, нерешенным остается вопрос о международной легитимности ядерной программы Исламабада. Без международного признания ядерного статуса этой страны (включения в клуб ядерных держав) будет трудно, если вообще возможно, договориться с Исламабадом о каких-то мерах международного контроля и его присоединении к ДНЯО и Дополнительному протоколу. В случае же решения международного сообщества "узаконить" ядерный статус Пакистана, у Индии появятся основания требовать аналогичного признания.

На саммите в Си-Айленде "большая восьмерка" одобрила План действий по нераспространению ОМУ. Он предусматривает принятие мер по повышению эффективности МАГАТЭ в области ядерного нераспространения и решению проблемы радиоактивных отходов. Эти меры основываются на американских предложениях, о которых президент Дж.Буш объявил 11 февраля. Выступая в Университете национальной обороны (Вашингтон), он провозгласил программу мер по борьбе с распространением оружия массового уничтожения. Это наиболее радикальная программа с момента подписания в 1970 г. соответствующего Договора (ДНЯО). США исходят из того, что наибольшая опасность для человечества сегодня – возможность тайного и внезапного нападения с применением химического, биологического, радиологического или ядерного оружия со стороны закрытых режимов и негосударственных группировок (сетей). Упомянутая программа была дополнена новой "всеобъемлющей глобальной инициативой" по обеспечению ядерной безопасности в мире и уменьшению угрозы ядерного терроризма, которую обнародовал министр энергетики США С.Абрахам 26 мая на встрече с руководством МАГАТЭ в штаб-квартире этой организации в Вене.

Лидеры "восьмерки" на саммите в Си-Айленде призвали государства следовать обязательствам по международным соглашениям о нераспространении, присоединиться к Гаагскому Кодексу поведения, устанавливающему ограничения на экспорт баллистических ракет и ракетных технологий, укреплять национальный экспортный контроль и потенциал своих правоохранительных органов по пресечению незаконного оборота запрещенных материалов и технологий, ввести в национальное законодательство уголовное наказание за распространение ОМУ, предпринимать совместные действия по предотвращению попадания ОМУ, средств его доставки и запрещенных материалов в руки негосударственных субъектов.

Среди мер, одобренных лидерами "восьмерки", – годовой мораторий на передачу новым странам технологий по обогащению и переработке ядерных материалов. Эти меры должны быть реализованы ко времени проведения следующего саммита "восьмерки" в Великобритании. Решено, что на период следствия в Совет управляющих и в Специальный комитет не могут входить те страны, в отношении которых начато расследование в связи с подозрениями о нарушениях обязательств по ядерному нераспространению.

Россия, как и другие члены "восьмерки", поддержала американскую "Инициативу по безопасности в отношении угрозы распространения" (PSI), которая была объявлена президентом Дж.Бушем в мае 2003 г. К этой инициативе присоединились уже 62 страны. Москве потребовался год, чтобы определить свое отношение к ней. PSI предусматривает перехват морских, воздушных и наземных транспортных средств, подозреваемых в нелегальных перевозках ОМУ, его материалов, компонентов и средств доставки. Россию смущало то, что США предлагали осуществлять перехват и в международном пространстве, что противоречит международному праву. В целях реализации PSI предполагается соответствующим образом модернизировать нормы национального законодательства и международного права. На сентябрь 2004 г. намечены совместные военно-морские маневры России и НАТО по пресечению незаконных перевозок ОМУ на море.

Иран. На саммите "восьмерки" в Си-Айленде Россия поддержала требование к Ирану, чтобы он полностью выполнял свои обязательства по Договору о нераспространении ядерного оружия и по соглашению о гарантиях. Лидеры восьми стран выразили глубокую обеспокоенность тем, что Тегеран не соблюдает свое обещание остановить все работы по обогащению урана. Они одобрили предложение МАГАТЭ иранским властям устранить выявленные недостатки в сотрудничестве и раскрыть все аспекты своей ядерной программы, призвали к скорейшей ратификации Дополнительного протокола.

То, что у МАГАТЭ остаются вопросы к Тегерану, отмечается и резолюции, принятой единогласно на заседании Совета управляющих 18 июня (в этот руководящий орган входят представители 35 стран, включая Россию и США). Она была подготовлена совместно Францией, Германией и Великобританией и получила поддержку США. Резолюция, под которой подписалась и Россия, критикует Тегеран за непрозрачность его ядерной программы. За прошедшее с марта до начала июля время Иран так и дал вразумительных разъяснений по целому ряду аспектов своей ядерной программы.

МАГАТЭ призвало Иран воздержаться от производства обогащенных изотопов урана, компонентов центрифуг по обогащению урана, отменить проведение испытаний с ураном и решение о начале строительства исследовательского реактора на тяжелой воде. Совет управляющих призвал Тегеран раскрыть незаявленные аспекты его работ в ядерной области, а все третьи страны оперативно и в полном объеме сотрудничать с МАГАТЭ по разъяснению остающихся невыясненными ответов – по радиоактивному заражению, по поставкам Ирану ядерных технологий, оборудования и материалов. Это обращение адресовано и России, которая активно сотрудничает с Ираном.

Иран не торопится ратифицировать Дополнительный протокол к ДНЯО, который он подписал в декабре 2003 г. Тегеран заявил, что способен собственными силами добиться самообеспечения ядерным топливом. Подобного рода заявления следуют всякий раз, когда МАГАТЭ выступает с критикой Ирана. 26 июня иранские власти заявили, что продолжат работы по строительству центрифуг по обогащению урана (об этом они заранее уведомили Париж, Лондон и Берлин), но будут соблюдать свои обязательства и продолжать сотрудничать с МАГАТЭ.

КНДР. Ситуация вокруг северокорейской ядерной программы продолжает оставаться одной из "горячих" тем международной политики безопасности. 6 января Пхеньян выступил с инициативой о заключении пакетного соглашения, которое он назвал "смелой уступкой", предложив в качестве мер первого этапа заморозить свое производство ядерного оружия и работу ядерных реакторов, провести международные инспекции в обмен на отмену американских санкций и оказание массированной помощи в области электроэнергетики и продовольствия.

Принципиальная позиция США состоит в том, что Пхеньян должен первым сделать шаг – полностью свернуть свои ядерные программы до получения каких-либо встречных уступок и до обсуждения формата гарантий безопасности для КНДР. Китай, выступающий организатором переговорного процесса в шестистороннем формате, утверждает, что не причастен к северокорейской ядерной программе, но сомневается, чтобы Пхеньян вел работы по обогащению урана. 25-28 февраля в Пекине прошел второй раунд шестисторонних переговоров с участием России, Китая, США, Южной Кореи, Японии и КНДР. Северокорейская делегация внесла предложение о том, что КНДР может прекратить работы в ядерной области в обмен на "соответствующие меры" – компенсацию со стороны США за замораживание своей ядерной программы. Однако, как уточнил глава российской делегации А.Лосюков, Пхеньян хочет оставить за собой право продолжить ту часть ядерной программы, которая предназначена для мирных целей. Вашингтон отклонил предложение КНДР, считая, что "замораживание" не является достаточным условием, так как не решает проблему по существу.

В конце июня в Пекине прошел третий раунд шестисторонних переговоров по северокорейской ядерной программе с участием России. Переговоры проходили на фоне изменения ситуации на Корейском полуострове. Север и Юг начали осуществлять некоторые меры по уменьшению напряженности на пограничной линии противостояния: договорились провести линию "горячей связи" между военным руководством двух стран, убрать технические средства враждебной пропаганды с границы и т.д. Другие изменения в регионе связаны с обнародованием планов США по сокращению численности группировки американских войск в Южной Корее на 10-15 тыс. и передислокации остающихся частей на большее удаление от межкорейской границы.

В Пекине обсуждались также северокорейские предложения по замораживанию ядерных работ и американское предложение об оказании КНДР помощи в энергетической сфере в обмен на согласие Пхеньяна полностью демонтировать все свои ядерные программы, включая и урановую, существование которой Северная Корея отрицает. Однако США продолжают ставить вопрос о северокорейской урановой программе и отвергают северокорейское предложение о "замораживании в обмен за компенсацию".

РФ, США и соседние государства готовы предоставить гарантии безопасности для КНДР в обмен на демонтаж ее программы ядерных вооружений – дело за тем, чтобы зафиксировать обязательства сторон. После этого США готовы пойти на нормализацию двусторонних отношений с Северной Кореей, предоставить ей экономическую помощь и урегулировать остальные нерешенные проблемы. В то же время США не намерены исключать из числа возможных вариантов своих действий и силовой сценарий. Южная Корея, находящаяся на передней линии противостояния, традиционно оказывает сдерживающее влияние на США. Любая силовая акция Вашингтона против Пхеньяна не может быть осуществлена без согласия Сеула хотя бы в силу специфики расстановки сил на Корейском полуострове.

Судя по решениям саммита "восьмерки" в Си-Айленде, Россия разделяет американскую оценку проблемы. Подписав "План действий по ядерному нераспространению", который был принят на этой встрече, она признала, что КНДР ведет работы по созданию ядерного оружия не только в рамках своей плутониевой программы, но также с помощью программы по обогащению урана. Ядерные амбиции КНДР вызывают серьезную обеспокоенность лидеров "восьмерки". Россия, выступая за всеобъемлющее и мирное решение проблемы, солидаризировалась с американским требованием, чтобы КНДР демонтировала все свои военные ядерные программы полностью, необратимо и под международным контролем.

Нынешняя ситуация "бесконечного процесса переговоров" выгодна Пхеньяну, так как под их прикрытием он выигрывает время для продолжения работ по ядерному оружию. Переговоры служат какой-то гарантией для северокорейского режима, что США не нападут на него. Выйдя из режима ядерного нераспространения, КНДР создала опасный прецедент, которому могут последовать и другие государства. Единство международного сообщества в осуждении этого шага Пхеньяна должно быть обеспечено в максимальной степени.

  Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Международное положение России | Первое полугодие | (Не)распространение оружия массового уничтожения

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх