новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


    Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Международное положение России | Первое полугодие | Балканская политика

Балканская политика

В середине марта произошел самый масштабный взрыв межэтнического насилия в автономном крае Косово за период после принятия в 1999 г. резолюции СБ ООН № 1244 и установления там протектората НАТО. Особенностью нынешней вспышки насилия явилась не только крупнейшая этническая чистка албанцами сербского населения, но и открытые столкновения между косоварами-албанцами и миротворцами из сил КФОР, в результате которых более 60 кфоровцев было ранено.

Россия постаралась использовать мартовскую вспышку насилия в Косово для того, чтобы вновь продемонстрировать справедливость своих предупреждений, в течение пяти лет игнорировавшихся западными партнерами. Позиция России заключается в том, что бессмысленно вести речь об определении статуса Косово без соблюдения албанской стороной требований ООН. В ходе обсуждений косовского вопроса в Совете Безопасности ООН российские представители называли крайне неуместными все разговоры о графике предоставления Косово окончательного статуса. Критике подвергся и лично спецпредставитель Генерального секретаря ООН в Косово Х.Холкери за его заявление 9 апреля о том, что Совет Безопасности якобы ранее одобрил дату рассмотрения вопроса о будущем статусе Косово (в конце мая Холкери ушел в отставку с этой должности). Россия считает, что План осуществления косовских стандартов, который был объявлен 31 марта в Приштине даже без предварительного представления Совету Безопасности, нуждается в основательном пересмотре. Надлежит существенно усилить его положения в области обеспечения равной безопасности, свободы передвижения, прав и свобод нацменьшинств. Потребуются усилия и для восстановления прямого диалога между Белградом и Приштиной.

Одновременно, по мнению Москвы, нужно начать совместный поиск вариантов долгосрочной нормализации обстановки в Косово, и здесь рано или поздно придется определить свое отношение к отстаиваемой Сербией идее кантонизации края. Россия определенное время воздерживалась от того, чтобы поддержать эту идею (возможно, чтобы не идти на конфликт с западными партнерами по косовскому урегулированию), однако уже делает определенные шаги навстречу ей, когда заявляет о необходимости всестороннего рассмотрения идеи децентрализации административного управления в крае, чтобы учитывать интересы всех общин в Косово. Москва положительно отнеслась к тому, что в заявлении председателя СБ ООН от 30 апреля подтверждается верность принципу "сначала стандарты, потом статус", однако по-прежнему считает, что продвигать процесс "обзора стандартов" в Косово без поправки на события 17-20 марта недопустимо, поскольку поспешность в этом вопросе будет лишь потворством экстремистам и снимет ответственность с временных органов самоуправления Косово за развитие обстановки в крае.

На встрече с премьер-министром Сербии В.Коштуницей 3 июня в Сочи президент РФ В.Путин заявил о своем в целом позитивном отношении к плану сербского правительства по политическому урегулированию в Косово, хотя и уточнил, что этот план рамочный и его необходимо прорабатывать со всеми участниками процесса. По словам российского руководителя, Москва готова значительно поднять планку своего участия в процессе урегулирования, но лишь в том случае, если она увидит, что она там нужна и что решения, которые приняты, приняты с ее участием и на ее взгляд могут реально привести к урегулированию. Присутствие же российского воинского контингента, который ничего не решает и ни на что не может повлиять, представляется бессмысленным и лишь "является крышей для изменения ситуации в Косово в направлении, которое мы считаем ошибочным".

Нетрудно заметить, что в контактах с Белградом (помимо сочинской встречи В.Путина и В.Коштуницы в июне также имел место визит в Москву министра иностранных дел Сербии и Черногории В.Драшковича) российская сторона старательно делает акцент на ответственности НАТО за то, что произошло на Балканах. Это, в частности, касается вопроса о средствах на восстановление экономики Сербии, которые, по заявлению В.Путина, должны выделить те, кто разрушал объекты инфраструктуры Сербии и Черногории ("разрушить – разрушили, а восстанавливать не хотят"), или двойных стандартов Запада, когда речь идет об обеспечении прав различных этнических групп в Косово.

Но российское руководство, возможно, допускает просчет, полагая, что Сербия (или Сербия и Черногория) из-за обиды на НАТО или особых чувств к России намерена оставаться вне Североатлантического союза. На пресс-конференции в Москве 9 июня В.Драшкович отметил, что "стратегическая цель Сербии и Черногории – присоединение к программе “Партнерство во имя мира”, а затем – вступление в НАТО". На президентских выборах в Сербии 27 июня кандидат от Демократической партии и сторонник сближения с НАТО и ЕС Б.Тадич одержал, хоть и незначительным большинством голосов, победу над лидером Сербской радикальной партии Т.Николичем (который также настроен проевропейски и значительно умереннее своего предшественника В.Шешеля). Это означает, что стремление сербов воссоединиться с Западом оказалось сильнее тех унижений, которые они до сих пор от него испытывают, когда в качестве условия для присоединения к западным институтам от них требуют более последовательного сотрудничества с Гаагским трибуналом (в то время как аналогичные требования к другим преемникам бывшей Югославии, где также есть виновные в военных преступлениях, значительно мягче).

  Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Международное положение России | Первое полугодие | Балканская политика

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх