новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


    Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Международное положение России | Первое полугодие | Россия – Европа

Россия – Европа

Минувшее полугодие ознаменовалось переменами в Европейском Союзе, которые, несомненно, будут ощутимо сказываться на российско-европейских отношениях. Речь идет прежде всего о восточном расширении ЕС (и НАТО), что сформировало новую геополитическую карту Европы.

Европейский Союз принял ряд важных решений, определяющих стратегию развития отношений с Россией. Евросоюз исходит из того, что безопасность и благополучие ЕС и России становятся все более переплетенными между собой, поэтому стороны должны гораздо теснее и эффективнее сотрудничать друг с другом. На заседании Европейского совета (Брюссель, 25-26 марта), на саммите Россия – РФ (Москва, 21 мая) лидеры стран ЕС подтвердили стремление строить стратегическое партнерство с РФ на основе "позитивной взаимозависимости", равенства прав и обязанностей сторон.

В феврале Европейская комиссия завершила работу по оценке всех аспектов отношений с РФ. Основной вывод состоял в том, что, несмотря на определенные успехи, в двустороннем сотрудничестве в целом не был достигнут достаточный прогресс по существу. По итогам Европейский совет одобрил стратегию расширенного ЕС ("ЕС 25-ти") в отношении России. Еврокомиссия призвала государства-члены ЕС тесно координировать с ней свою позицию в отношениях с Россией, чтобы все, кто выступает от имени ЕС, говорили одним голосом. По ее мнению, на переговорах с Россией ЕС должен твердо проводить свою линию, избегая политизации экономических и технических вопросов. Подобная постановка может обернуться тем, что вопросы, представляющие для России важное политическое и даже стратегическое значение, как например "калининградский транзит", будут решаться ЕС на сугубо бюрократической основе, без проявления должной политической воли, если Брюссель посчитает, что они носят технический (или экономический) характер.

У России и ЕС обширная область общих интересов в двусторонних отношениях (от борьбы с транснациональной преступностью до регионального сотрудничества на северо-западе Европы), их позиции совпадают по многим проблемам мировой политики (ближневосточный процесс; роль ООН и международного права в международных делах; борьба с современными глобальными угрозами). Вместе с тем, разногласия между Россией и ЕС также достаточно велики: "замороженные" конфликты в СНГ; проблемы соотношения свободы и безопасности, государства и личности; положение российских СМИ и ситуация с законностью в России; Киотский протокол; принципиальные различия в оценках положения русскоязычного населения в Латвии и Эстонии; угроза "визового" отсечения России от Европы. ЕС усматривает негативные тенденции в политическом развитии России. По мнению ЕС, прошедшие 14 марта президентские выборы в России не соответствуют всем нормам Совета Европы и ОБСЕ.

По мере "поглощения" Восточной Европы и стабилизации Балкан вектор стратегических интересов ЕС начинает все больше разворачиваться в сторону Закавказья и западного региона СНГ. Отсюда попытки ЕС укрепиться в этих частях Европы, взять на себя инициативу по разрешению "замороженных" конфликтов в Закавказье и Молдавии. Он намерен по собственным меркам оценивать демократичность поведения России и судить о ее способности играть конструктивную роль в СНГ.

В ответ на активное сотрудничество РФ в разрешении упомянутых конфликтов ЕС обещает наращивать взаимодействие в вопросах урегулирования кризисов и защиты гражданского населения в чрезвычайных ситуациях природного или техногенного характера. Подобную модель взаимоувязки Еврокомиссия предлагает шире применять в отношениях с Россией. Проект формирования общего экономического пространства этими четырьмя государствами ЕС воспринимает как стремление России удержать Украину, Казахстан и Белоруссию под своим контролем. Учитывая самообеспеченность экономики России всеми необходимыми ресурсами и ее геополитическую историю, ЕС признает ограниченность своих экономических рычагов воздействия, однако считает, что все же может поставить под угрозу некоторые стратегические интересы Москвы.

На саммите РФ-ЕС в Москве 21 мая Россия предложила разработать "дорожные карты" по созданию четырех "общих пространств" – в области экономики; внутренних дел и юстиции; международной безопасности; образования, науки и культуры. Предстоит определить наиболее эффективные пути их создания, согласовать конкретные предложения, чтобы наполнить эту формулу реальным содержанием. Россия и ЕС считают, что формирование четырех общих пространств и сотрудничество в сфере безопасности, в частности в борьбе с новыми угрозами и в разрешении региональных конфликтов в сопредельном пространстве, будут укреплять двусторонние отношения.

ЕС решил перейти в отношениях с Россией от амбициозных политических деклараций к ведению дел на прагматической основе. Это предполагает решительное отстаивание интересов Союза и откровенное обсуждение действий России, которые расходятся с его представлениями о демократических ценностях и нормах, а также "сбалансирование" повестки дня, чтобы в ней фигурировали не только те вопросы, которые представляют интерес и выгоду прежде всего для России, но и приоритеты самого ЕС.

Хотя Россия и ЕС сходятся в фундаментальном понимании необходимости партнерства, у них разные представления о том, что должно означать на практике равенство сторон и кто в ком больше нуждается в тех или иных вопросах. Стратегическая цель ЕС состоит в том, чтобы связать РФ обязательствами следовать европейским ценностям и нормам в том виде, как он их понимает. Одно из основных препятствий на пути развития сотрудничества РФ и ЕС заключается в различии их подходов: российский подход основывается на совпадении и общности интересов РФ и объединенной Европы, а подход ЕС – на примате европейских ценностей и норм. Разные точки отсчета неизбежно создают потенциал для разногласий и противоречий.

Европейский Союз в целом признает необходимость развивать сотрудничество с Россией в сфере безопасности, прежде всего для борьбы с новыми общими угрозами. Однако далеко не все в ЕС считают, что для тесного взаимодействия уже созрели необходимые условия. Отдельные европейские государства, как, например, Франция и Германия, предпочитают поддерживать более доверительный уровень отношений с Россией по вопросам обороны и безопасности именно на двусторонней основе. Париж выступает за более тесное участие России в работе Комитета ЕС по политике и безопасности и предлагает создать новый институциональный механизм для повышения статуса и интенсификации консультаций между сторонами в формате "тройки". Второе предложение Франции – принятие совместной (Россия – ЕС) концепции урегулирования кризисов. Во время визита в Москву 3 апреля Ж.Ширак отметил, что Франция считает "отношения между ЕС и Россией важным элементом – важным для России, для Европы и, что более важно, – для равновесия и стабильности завтрашнего мира". На саммите РФ – ЕС в Москве 21 мая В.Путин призвал Европейский Союз к наращиванию двустороннего внешнеполитического сотрудничества, ведь и РФ, и ЕС выступают за повышение роли ООН в урегулировании конфликта на Ближнем Востоке и нормализации ситуации в Ираке.

Заметную напряженность в российско-европейских отношениях вызвали разногласия вокруг вопроса о распространении Соглашения о партнерстве и сотрудничестве РФ – ЕС (СПС) на десять новых стран Евросоюза, включая прибалтийские республики. Заявление Москвы о том, что не может быть автоматического распространения СПС на новых членов ЕС, вызвало переполох в Брюсселе. России было предложено сделать это без всяких условий и исключений до 1 мая. В противном случае Евросоюз, для которого этот вопрос был наиважнейшим как акт признания Россией расширения ЕС на Восточную Европу, обещал серьезные последствия для двусторонних отношений. Фактически это был ультиматум: либо выполните данное требование, либо подвергнитесь санкциям ЕС.

По мере приближения 1 мая дипломатическая борьба между Россией и ЕС по спорным вопросам становилась все острее. Россия стремилась минимизировать негативные последствия расширения, а ЕС – свести к минимуму свои встречные уступки. Москва делала ставку на Германию, Францию и Италию. Эта тема была одной из центральных во время визитов Г.Шредера (2 апреля), Ж.Ширака (3 апреля) и С.Берлускони (20-21 апреля). Отношения России с этими тремя европейскими государствами продвинулись намного дальше по пути партнерства, чем с ЕС в целом. Однако и они вынуждены ради единства рядов прислушиваться к "руссоскептикам", таким как Дания, Нидерланды или Латвия, для которых отношения с Россией не являются приоритетными.

27 апреля в Люксембурге переговоры между Россией и Евросоюзом впервые проходили в рамках Постоянного совета партнерства (ПСП), который был учрежден взамен Совета сотрудничества РФ – ЕС. С.Лавров и руководители ЕС подписали Протокол о распространении СПС на десять новых стран ЕС и Совместное заявление, в котором отражены вопросы, вызывающие озабоченность России (грузовое сообщение между Россией и Калининградской областью, условия торгово-экономических отношений с Восточной Европой, положение русскоязычного меньшинства в Прибалтике и т.д.). ЕС не хотел упоминания вопроса о нацменьшинствах в соглашении о расширении СПС, поэтому компромиссом стало синхронное подписание двух раздельных документов.

В соответствии с подписанным соглашением уровень пошлин на товары, импортируемые из России в новые страны ЕС, сократится в целом с 9% до 4% в результате распространения на РФ с 1 мая общих таможенных тарифов ЕС. Евросоюз обязался ввести компенсационные тарифные коррективы в пользу российских экспортеров. Достигнута договоренность об адаптации соглашения РФ – ЕС о торговле некоторыми видами сталелитейной продукции с учетом традиционного российского экспорта этой продукции в присоединяющиеся страны ЕС, что на деле означает увеличение российской квоты. Будут приняты специальные меры переходного характера по наиболее значительным антидемпинговым процедурам ЕС в отношении российского экспорта, с тем чтобы предотвратить резкий эффект их негативного влияния на традиционные торговые потоки между Россией и Восточной Европой.

Останутся в силе ранее заключенные контракты на поставки российских ядерных материалов в присоединяющиеся страны ЕС, но межгосударственные соглашения, в рамках которых они осуществляются, будут пересмотрены, если они не отвечают нормам Евратома. Решено начать переговоры между Россией и Евратомом по вопросу о заключении двустороннего соглашения по торговле ядерными материалами.

Безвизовое сообщение между Россией и Евросоюзом остается долгосрочной перспективой. ЕС обязался обеспечить свободу транзита грузов и электроэнергии между Калининградской областью и остальной Россией, приравнять их к условиям транспортировки, как будто эти грузы не следуют транзитом через территорию Евросоюза, не вводить ограничений на импорт российского углеводородного сырья и электроэнергии. Россия сохранила право и впредь заключать долгосрочные контракты на поставки природного газа на рынок ЕС.

Вопрос о положении русскоязычного населения в Латвии и Эстонии до последнего момента оставался камнем преткновения на переговорах РФ и ЕС. Брюссель считал беспокойство Москвы по этому поводу необоснованным. Россия отступила от своего требования зафиксировать в итоговом документе обязательство Риги и Таллина соблюдать права русскоязычного населения, не желая срывать подписание соглашения. По ее настоянию в текст Заявления было включено положение, правда, в очень компромиссной, во многом выхолощенной формулировке, касающееся русскоязычного меньшинства в прибалтийских государствах.

На майском саммите Россия вновь выразила обеспокоенность дискриминацией русскоязычного населения в прибалтийских республиках, значительная часть которого лишена многих гражданских прав. Увязав вопрос о ратификации протокола с положением прав русскоязычного населения в прибалтийских республиках, Государственная Дума может сделать его инструментом дипломатического воздействия на ситуацию, заставляя ЕС более критически подойти к оценке действий Риги и Таллина в национальном вопросе. Пока же ЕС, следуя двойным стандартам, берет под свою защиту их национальную политику.

1 мая десять стран Центральной, Восточной и Южной Европы – Чехия, Венгрия, Польша, Словакия, Словения, Литва, Латвия, Эстония, Кипр и Мальта – вступили в ЕС. Теперь Евросоюз насчитывает 25 государств с общей численностью населения 380 млн человек. Протяженность общей границы ЕС с Россией увеличилась до 2000 км, и на ЕС теперь приходится более 50% российской внешней торговли. Однако важны не столько количественные параметры изменений, сколько возможное влияние этих перемен на содержание двусторонних отношений. Тем более что недавнее одобрение проекта Европейской Конституции означает утверждение общих для всех стран ЕС правил поведения, в том числе в отношениях с третьими странами.

Одним из главных событий минувшего полугодия в российско-европейских отношениях стал саммит Россия – ЕС в Москве 21 мая. Его основным итогом стало подписание Протокола об условиях вступления РФ во Всемирную торговую организацию. Для России было важно достичь взаимоприемлемого компромисса прежде всего с ЕС, поскольку он является крупнейшим торговым партнером нашей страны.

Московский протокол – результат компромисса, для достижения которого обе стороны пошли на уступки. Он определяет условия, на которых ЕС дает свое согласие на принятие России в члены ВТО. Москва берет на себя обязательства по широкому кругу вопросов, касающихся торговли товарами и услугами. С вступлением России в ВТО уровень российских пошлин в среднем будет снижен с нынешних 18% до 7,6% для промышленных товаров и 13% – для сельхозпродукции. Одним из наиболее сложных вопросов для согласования была внутренняя цена на газ в России. ЕС настаивал на выравнивании внутренней цены на газ с экспортной ценой, считая, что заниженная цена для российских потребителей дает несправедливое преимущество российским производителям в конкурентной борьбе с европейскими. В результате было достигнуто соглашение, что цена на газ для промышленных потребителей увеличится в два раза в течение пяти лет, что и предусматривает энергетическая стратегия России. Была сохранена монополия "Газпрома" на экспорт российского газа.

На саммите в Москве РФ и ЕС договорились ускорить разработку Плана действий с перечнем конкретных мер по формированию общего экономического пространства, на территории которого хозяйствующие субъекты могли бы пользоваться преимуществами рынка с населением 600 млн человек.

ЕС в очередной раз призвал Россию к скорейшей ратификации Киотского протокола. По словам президента В.Путина, Россия в целом поддерживает Киотский процесс, и подписанный Протокол об условиях присоединения РФ к ВТО повышает перспективы ратификации Киотского соглашения об ограничении выбросов парниковых газов. Однако Москва не намерена форсировать решение этого вопроса, поскольку до конца не ясны возможные негативные последствия и ограничения, которые связаны с обязательствами по Киотскому протоколу.

17–18 июня в Брюсселе состоялось заседание Европейского совета, на котором лидеры 25 стран ЕС одобрили проект Конституционного договора ЕС. Достижение компромисса по Европейской Конституции стало возможно благодаря предложению председательствующей Ирландии о количественных параметрах принятия решения двойным большинством. Теперь, чтобы решение считалось принятым в ЕС, необходимо чтобы за него проголосовало 55% стран ЕС, представляющих 65% населения Евросоюза. Однако это правило не распространяется на решения в области внешней политики и безопасности, где сохраняется право вето за каждой страной. В результате Рига, Таллин, Копенгаген или кто-то другой из числа "больших друзей" России может заблокировать любое решение ЕС в сфере российско-европейских отношений, которое устраивало бы Москву и остальные 24 страны Евросоюза.

Вводится пост президента ЕС, срок пребывания на котором – 2,5 года, что также может иметь негативные последствия для России, если его будет занимать человек, представляющий страну ЕС, не испытывающую симпатий к РФ. Раньше в подобных случаях можно было переждать полгода, чтобы отложить решение какой-то проблемы до следующего председательства.

Европейская Конституция учреждает и пост министра иностранных дел ЕС, который в 2007 г. займет Х.Солана. До этого срока он будет по-прежнему занимать нынешний пост Верховного представителя ЕС по внешней политике, на который он был недавно переизбран. Для избрания председателя Европейской комиссии взамен уходящего в отставку Р.Проди был созван внеочередной саммит ЕС 29 июня, на котором был утвержден на этом посту португальский премьер-министр Ж.М.Барозу (он в свое время поддержал американо-британскую интервенцию в Ираке, выступив на стороне США против Франции и Германии). Этому утверждению предшествовала острая дипломатическая борьба между франко-германской и атлантистской фракциями ЕС. Барозу – компромиссная фигура, хотя и с некоторым перевесом в пользу атлантистов. Он является убежденным сторонником укрепления отношений Европы с США. Поэтому Франция до последнего момента выступала против его назначения, но была вынуждена уступить, так как все остальные кандидаты имели еще меньше шансов собрать необходимое большинство.

Некоторые выводы. Тревожной тенденцией в отношениях России и ЕС является то, что совпадение и пересечение интересов сторон уже не обеспечивает достаточного динамизма в продвижении к стратегическому партнерству. Большинство инициатив России по углублению сотрудничества или блокируется кем-либо из членов Евросоюза, или увязает в бюрократических лабиринтах Евросоюза. Часто они "затухают" из-за внутренних разногласий между странами ЕС. Россия остается для ЕС все еще объектом, а не субъектом европейской политики безопасности и обороны, несмотря на декларации об общих интересах и угрозах.

Считалось, что в отношениях с Россией только США могли себе позволить говорить с позиции силы. Однако, как теперь выясняется, с позиции пусть и "мягкой" силы – политической и торгово-экономической – пытается решать спорные проблемы в отношениях с Россией и Европейский Союз. Это отражает укрепление объединенной Европы на фоне ослабления России.

  Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Международное положение России | Первое полугодие | Россия – Европа

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх