новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


    Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Международное положение России | Первое полугодие | СНГ и Балтия

СНГ и Балтия

Проблемы безопасности. Основными направлениями деятельности Организации договора коллективной безопасности (ОДКБ) в минувшее полугодие были вопросы сотрудничества в противодействии современным вызовам и угрозам. Этому был посвящен саммит ОДКБ в Астане 18 июня. Участники заявили о своей готовности взаимодействовать с другими международными организациями и структурами на пространстве СНГ, а также с ООН, ОБСЕ, ШОС, НАТО, включая проведение совместных мероприятий. Серьезной проблемой для государств-участников ОДКБ остается охрана внешних границ, пресечение контрабанды наркотиков и оружия. Здесь даже среди партнеров по Договору не всегда наличествует желание сотрудничать.

"Расширенным вариантом" ОДКБ (с участием Китая) становится Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), саммит которой состоялся 17 июня в Ташкенте. В узбекской столице был открыт штаб Региональной антитеррористической структуры (РАТС) ШОС. Статус наблюдателя в организации был предоставлен Монголии. Отличительной чертой саммита стало участие в нем переходного руководителя Афганистана Х.Карзая, поскольку именно Афганистан и те угрозы, которые исходят с афганской территории (прежде всего наркотрафик), оказываются в центре внимания участников организации. В течение короткого времени афганский лидер участвовал в саммитах и ШОС, и "большой восьмерки", и НАТО, что свидетельствует о желании Кабула – весьма слабо контролирующего территорию страны – получать помощь от различных мировых игроков, а также о серьезной обеспокоенности мирового сообщества тем, что ситуация в Афганистане, несмотря на международное военное присутствие, не становится более безопасной.

Характер взаимоотношений стран СНГ с Западом наглядно проиллюстрировал саммит НАТО в Стамбуле. Даже члены ОДКБ разделились на две равные группы: на тех, чьи высшие руководители участвовали в саммите (Казахстан, Киргизия, Таджикистан), и на тех, чьи лидеры предпочли остаться дома (Армения, Белоруссия, Россия). К последним присоединились также Узбекистан и Туркмения. Основания для участия или неучастия в подобных форумах у каждого свои, однако очевидно, что принцип "либо вы с нами, либо с НАТО", который многие в России пытаются предложить постсоветским государствам, действовать не будет – логика холодной войны здесь явно устарела.

Закавказье. В двух из трех закавказских государств – Грузии и Азербайджане – минувший период стал дебютным для новых руководителей, пришедших к власти при более или менее открытой поддержке США. Новый президент Грузии М.Саакашвили, победивший на фактически безальтернативных выборах 4 января, начал с эффектных мер по "наведению порядка" в стране и репрессий против наиболее известных коррупционеров периода правления Э.Шеварднадзе. Однако главные свои усилия он сосредоточил на восстановлении грузинского суверенитета над автономиями, вышедшим из подчинения Тбилиси в предыдущее десятилетие. Первым объектом этой "воссоединительной" политики стала Аджария, которая хотя и не собиралась отделяться от Грузии, поставила себя в такое положение, когда грузинские законы там фактически не действовали. Лидер аджарской автономии А.Абашидзе при этом использовал в качестве козыря в диалоге с Тбилиси российскую военную базу в Батуми. Благосклонность Абашидзе к российским военным объектам, поощрение им российских инвестиций в экономику автономии (главным образом в курортную сферу) предопределяли сочувственное отношение России, хотя считать Абашидзе пророссийским политиком можно было лишь условно: аджарский лидер был заинтересован в поддержке со стороны всех, кто способствовал сохранению республикой своего де-факто независимого статуса и выгодного для руководства в Батуми характера распределения доходов от порта и таможенной переправы на границе с Турцией, и здесь Москва была отнюдь не единственной его ставкой.

Предостерегая Тбилиси от использования силы в отношении Батуми, Россия в то же время не смогла предотвратить инспирированный грузинскими властями переворот в Аджарии по образцу "революции роз". На поведение Москвы в аджарском вопросе, по-видимому, повлияли демонстративные жесты М.Саакашвили. Свой первый зарубежный визит новый грузинский президент совершил именно в Москву. Он активно агитировал российских бизнесменов инвестировать в Грузию, заявил о готовности учесть интересы России в вопросе о военных базах (хотя официальная позиция Тбилиси по поводу сроков вывода этих баз и целесообразности их присутствия на грузинской территории осталась неизменной) и даже предложил Москве создать взамен баз антитеррористический центр. Существенно меньше, чем его предшественник, Саакашвили акцентировал внимание на транзитной роли Грузии в спонсируемых Западом проектах "шелкового пути", которые столь раздражают Россию и создают условия для ее экономического вытеснения из Закавказья. Из двусторонних отношений фактически ушла болевая точка Панкисского ущелья.

Новые власти Грузии не скрывают своей надежды на то, что Россия, в растущей мере использующая во внешней политике рычаги бизнеса, сама поможет Грузии установить контроль над Южной Осетией и Абхазией. В частности, используется заинтересованность Москвы в восстановлении сквозного железнодорожного сообщения через Грузию в Армению, которое, как заявляют в Тбилиси, невозможно без урегулирования абхазского конфликта. Хотя М.Саакашвили понимает коренное отличие положения в этих двух республиках от ситуации в Аджарии, его наступательный стиль остается тем же.

Новый президент Азербайджана И.Алиев, как показали первые месяцы его правления, действует без той гибкости и дальновидности, которые были свойственны его отцу и которые могли позволить хотя бы начать дипломатические усилия по выходу из карабахского тупика. В карабахском вопросе И.Алиев сразу взял жесткий тон, заявив, что готов начать процесс урегулирования "с нуля" и фактически отбросив наработки, достигнутые в предыдущий период. Баку отвергает предложения (как со стороны России, так и со стороны ЕС) о расширении формата переговоров путем включения в них карабахской стороны. Одновременно азербайджанский лидер открыто проявляет недовольство наличием в Армении российской военной базы, полагая, что она только поощряет "агрессию Еревана". В то же время участились визиты в Азербайджан высокопоставленных военных чиновников США с целью выяснения возможностей использования территории республики в операциях на Ближнем и Среднем Востоке. Более того, в азербайджанских СМИ даже появились сообщения о том, что Габалинскую РЛС могли бы использовать совместно и Россия, и США. Такую возможность отверг министр обороны РФ С.Иванов, заявив в Ереване в мае, что "это наш – российский военный объект, который работает в интересах России".

Все труднее становится скрывать растущие противоречия между двумя "братскими" государствами – Азербайджаном и Турцией – по поводу возможности разблокирования армяно-турецкой границы. Турция, озабоченная отсутствием прогресса на пути своего присоединения к ЕС и вынужденная прислушиваться к требованиям Брюсселя и Вашингтона снять блокаду, все больше ею тяготится. Подобные мысли пока высказывают лишь турецкие газеты, но не политические лидеры. Однако следует отметить, что Анкара, твердо намеренная вступить в Евросоюз, в последнее время заметно откорректировала позицию по кипрскому вопросу. Почему в таком случае армянский вопрос должен оставаться исключением? К тому же в Европе (особенно во Франции), наверняка, будут требовать от Турции признать геноцид армян, а это для Анкары абсолютно неприемлемо, и она, возможно, считает, что, сняв блокаду с Армении, она хотя бы частично удовлетворит проармянское лобби в Европе и Америке, не идя на уступки по принципиальному для себя вопросу.

В самой же Армении внимательно отслеживают новые тенденции в политике Турции, надеясь на то, что граница между ними будет разблокирована (в июне Турция к неудовольствию Азербайджана уже решила открыть один из пограничных переходов). Более того, в высказываниях армянских официальных лиц заметен все более примирительный тон в отношении Анкары и даже надежды на то, что Турция может стать связующим звеном между Кавказом и Европой (так заявил на стамбульском саммите НАТО министр иностранных дел Армении В.Осканян).

В отличие от Грузии попытки армянской оппозиции устроить свою "революцию роз", похоже, потерпели неудачу. Этому во многом способствовала решительная поддержка со стороны Москвы, которая была продемонстрирована Р.Кочаряну в ходе его майского визита в РФ. Оппозиционеры пытались объявить нелегитимными итоги прошлогодних выборов президента, в результате которых Кочарян был переизбран на этот пост.

В то же время борьба вокруг геополитической ориентации Армении явно обостряется, о чем свидетельствуют появившиеся весной сообщения о намерении Еревана продолжить газопровод Иран-Армения далее на территорию Грузии, а затем по дну Черного моря к Украине, чтобы обеспечить, таким образом, транзит газа в страны Европы в обход России. Пока эти планы приостановлены. В то же время Ереван, желающий участвовать в транспортном коридоре "Север – Юг", явно обеспокоен тем, что некоторые соседние страны ведут дело к транспортной изоляции Армении. Речь идет, в частности, о заключенном в мае соглашении между РФ, Азербайджаном и Ираном о соединении железнодорожной сети Ирана через Азербайджан с Россией, а также о намерении Грузии построить железнодорожную ветку, соединяющую ее с Турцией в обход армянской территории.

Центральная Азия. 2004 год – Год России в Казахстане, и именно эту страну президент РФ В.Путин первой посетил в начавшемся году. Был заключен ряд масштабных соглашений о сотрудничестве в экономической и военной областях, об аренде Байконура и т.д. В то же время Казахстан стремится реализовать ряд своих конкурентных преимуществ, что задевает интересы России. Прежде всего это касается экспорта и транзита углеводородного сырья. Н.Назарбаев умело воспользовался неспособностью российского правительства определиться с приоритетностью маршрутов Ангарск – Дацин и Ангарск – Находка и подписал в мае соглашение с КНР об экспорте казахстанской нефти, что может значительно снизить интерес Китая к российской нефти.

Неопределенность во взаимных отношениях возникает из-за намерения Астаны привлечь западные компании к модернизации своей системы ПВО и управления воздушными полетами. Такие действия подрывают единое пространство ПВО в рамках ОДКБ СНГ, однако виновата в такой ситуации в первую очередь Москва, которая не нашла достаточно эффективных инструментов, чтобы заинтересовать своих партнеров в углублении военного сотрудничества, особенно в высокотехнологичных сферах.

Похоже, удалось переломить негативную тенденцию в отношениях с Таджикистаном, обусловленную застоем на переговорах о статусе российской военной базы. В ходе состоявшихся в начале июня в Сочи переговоров президенты В.Путин и Э.Рахмонов договорились, что Таджикистан безвозмездно и бессрочно передает России территорию для развертывания военной базы. Одновременно России будет передан узел "Нурек", где расположен российский оптикоэлектронный комплекс "Окно" – специализированное средство системы контроля космического пространства. Этими договоренностями была отчасти решена проблема задолженности Душанбе. Э.Рахмонов обратился с просьбой продлить до конца 2006 г. ранее согласованный срок завершения передачи под контроль Таджикистана участков границы с Афганистаном. Правда, эта "просьба" – вынужденная, ведь еще недавно таджикские власти стремились удалить из страны российских пограничников. В свою очередь Москва в последнее время открыто давала понять, что не надеется на "местные кадры" в охране границы, через которую идет интенсивный наркотрафик (прежде всего в Россию), и будет отстаивать свои национальные интересы. Кроме того, намерение таджикских властей освободить страну от "иностранцев" (особенно усилившееся после появления западных баз) находится в вопиющем противоречии с тяжелой экономической и политической ситуацией в республике, с ее сильнейшей зависимостью от России. Прежде всего, это касается таджикских трудовых мигрантов, которые в первую очередь находятся под угрозой ответных мер, если Душанбе будет проводить недружественную политику. Надежды же Таджикистана на широкомасштабную экономическую помощь со стороны США, похоже, не оправдываются.

Аналогичное разочарование недостаточной американской помощью, похоже, проявляет и Узбекистан. Ташкентская встреча между В.Путиным и И.Каримовым в середине июня подтвердила, что Узбекистан снова (хотя, может быть, и вынужденно) повернулся лицом к Москве. Был заключен Договор о стратегическом партнерстве, по которому стороны предоставляют друг другу право на основе отдельных соглашений использовать военные объекты, находящиеся на их территории. Кроме того, было подписано соглашение между российско-узбекским консорциумом во главе с "Лукойлом" и правительством Узбекистана об освоении газовых месторождений. Все это происходит на фоне растущих нападок на Ташкент со стороны западных государств и правозащитных организаций – и даже весенняя волна терактов в республике, похоже, только усилила эту критику.

Прибалтика. После вступления прибалтийских стран в НАТО и ЕС "холодная война" между Россией и этими странами (особенно Латвией и в меньшей мере Эстонией) только усилилась. Так, принимавший участие в июньском заседании Совета глав правительств стран Балтийского моря премьер-министр РФ М.Фрадков демонстративно отказался от встречи с премьер-министрами Эстонии и Латвии. Причиной этого, очевидно, является недружественная политика этих государств в отношении России и нарушение прав русскоязычного населения. Так, помимо уже давно продолжающейся кампании латвийских властей по свертыванию русскоязычных школ наиболее вопиющим шагом Риги в минувшем полугодии стал отказ в визе заместителю директора 2-го Европейского департамента МИД России М.Демурину, приглашенному принять участие в международной конференции, посвященной проблематике российско-латвийских отношений в контексте расширения ЕС. В Эстонии на официальном уровне был опубликован ряд докладов, касающихся периода пребывания этой страны в составе СССР и требующих от России извинений и "компенсаций за ущерб от оккупации".

В отношениях с Литвой "русский фактор" также играет роль, но в совершенно ином смысле. Кампания по отстранению от власти президента Р.Паксаса была развернута в том числе и под предлогом его сомнительных связей с бизнесменами русского происхождения, за которыми антироссийские силы сразу усмотрели "имперский" интерес Москвы. Выборы нового президента также сопровождались интенсивной антироссийской кампанией. Так, "главный специалист по России" в Литве бывший спикер сейма В.Ландсбергис пугал тем, что в случае победы К.Прунскене Литвой будут управлять из российского посольства. Победа на выборах 27 июня В.Адамкуса – это в определенной мере неудача для России, ведь помимо американского происхождения и ориентации в первую очередь на США он в свой предыдущий президентский срок был непосредственно причастен к скандальной продаже Мажейкяйского нефтекомплекса американской компании "Williams". Дополнительный предлог для развертывания кампании против "российского империализма" литовские правые получили в связи с "делом ЮКОСа", владеющего контрольным пакетом акций Мажейкяйского нефтекомплекса: они запугивают Литву совершенно абсурдными прогнозами, по которым возможное банкротство и национализация компании якобы повлекут переход комбината российскому государству. Правые также пытаются добиться отставки премьер-министра А.Бразаускаса, которого обвиняют в слишком тесных связях с "Лукойлом". Еще одним источником страхов для них является и возможная победа на сентябрьских парламентских выборах Рабочей партии (ее в Литве называют русской) во главе с бизнесменом и депутатом сейма В.Успаских, имеющим довольно скандальную репутацию. Возникнув лишь в 2003 г., она на июньских выборах в Европарламент резко обошла остальные партии, что для Литвы с ее 83-процентной долей титульного населения и желанием закрепить свой уход от России – довольно курьезный факт.

Все более интенсивно в Прибалтике (и вообще в странах Балтийского бассейна) разворачивается антироссийская кампания под экологическими лозунгами. Российские нефтяные компании (в первую очередь "Лукойл") обвиняются в загрязнении балтийской акватории при разработках морских нефтяных месторождений. На заседании Совета глав государств Балтийского моря в Таллине М.Фрадкову пришлось выслушать немало претензий по этому поводу.

  Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Международное положение России | Первое полугодие | СНГ и Балтия

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх