новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


    Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Международное положение России | Первое полугодие | Введение

В год президентских выборов в США России приходится строить свою внешнюю политику по-особому. Она должна, с одной стороны, сделать все возможное, чтобы помочь нынешнему главе Белого Дома (сколько бы ни было отрицательных сторон в правлении Дж.Буша), с другой стороны – заранее быть готовой к тому, что вероятная смена власти в Вашингтоне приведет не только к временным "заморозкам" в двусторонних отношениях, но и к ухудшению внешнеполитических позиций России в целом. Американская избирательная кампания, если учесть роль США как "глобальной империи", – дело не только Америки. В ней в той или иной форме принимает участие весь мир – от ближайших союзников и партнеров Вашингтона до террористических сетей и центров.

Российский президент открыто сделал свой выбор, когда заявил, что демократы не имеют морального права нападать на Буша за Ирак, и когда фактически поддержал утверждения американской администрации о том, что Саддам Хусейн готовил теракты на территории США. Действительно, возможный приход к власти демократов (наиболее вероятным кандидатом которых является сенатор Дж.Керри) наверняка приведет к отказу от сдержанности в критике внутренней и внешней политики России, которую Дж.Буш в целом соблюдал, особенно после событий 11 сентября 2001 г. Резкое обострение весной-летом 2004 г. ситуации на Северном Кавказе после, казалось бы, решительного перехода инициативы в руки федерального центра (теракт в Грозном 9 мая и убийство А.Кадырова, нападение боевиков на Ингушетию 22 июня) может быть использовано как рычаг для давления на Россию, чтобы добиться от нее уступок, как в "чеченском вопросе", так и в других сферах.

До сих пор одним из позитивных следствий позиции России в "чеченском вопросе" был нейтралитет исламских государств, которые, во всяком случае, на официальном уровне, предпочитали не проявлять солидарность с кавказскими "братьями по вере". Возможно, из-за "катарского дела" в ближневосточной политике России ослабли антитеррористические акценты (голосование за резолюцию СБ ООН с осуждением ликвидации Израилем шейха А.Ясина), а также наблюдалось явное нежелание делить ответственность с другими странами "большой восьмерки" за инициативу реформирования "Большого Ближнего Востока" (на саммите в Си-Айленде Москва лишь подписала соответствующие документы, не взяв на себя специальных обязательств). Это, в свою очередь, порождает новое противоречие. С одной стороны, Россия приложила немало усилий для того, чтобы интегрироваться в международные структуры и принимать равноправное участие в обсуждении всех вопросов, включая экономические. С другой стороны, как показал саммит в Си-Айленде, едва получив на этом форуме полноправный статус, Россия уже практикует выборочный подход к его повестке дня, не желая глубоко вникать в некоторые вопросы.

  Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Международное положение России | Первое полугодие | Введение

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх