новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


    Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Основные тенденции внутриполитического развития | Второе полугодие | К новой партийной системе

К новой партийной системе

Реформа партийной системы также была обусловлена необходимостью укрепления государства. Она предполагала не только переход к выборам депутатов Государственной Думы по партийным спискам, но и такие меры, как увеличение численности партий с 10 до 50 тыс. членов, запрещение избирательных блоков. Повышению роли партий должно было способствовать и снятие запрета, существовавшего еще с начала 1990 годов, согласно которому члены правительства не могли входить в руководящие органы партий.

По-видимому, причины партийной реформы аналогичны тем, которыми вызваны к жизни преобразования института губернаторства. Президенту, судя по всему, потребовалась еще одна опора власти, на которую он может опереться и в случае необходимости использовать ее в качестве противовеса усиливающемуся давлению различных групп федеральной бюрократии. Не случайно, в рассматриваемый период отмечались попытки партии "Единая Россия" выйти из-под плотной опеки президентской администрации и перейти под непосредственный контроль президента. Впрочем, эти попытки так и не превратились в устойчивую тенденцию, под влиянием борьбы между разными верхушечными группами за контроль над партийным полем.

Другая причина партийной реформы состояла в том, чтобы создать условия, гарантирующие "партии власти" доминирование в парламенте. Очевидно, что при 7-процентном барьере и высоких требованиях к численности партий лишь небольшое их количество сможет реально рассчитывать на попадание в Думу. Голоса же партий, не прошедших в парламент, которые, судя по всему, составят значительный процент, будут разделены между узким кругом партий-победителей. Именно за счет высокого коэффициента "Единой России" удалось радикально увеличить представительство в нынешней Думе и добиться формирования там конституционного большинства.

Есть основания полагать, что со временем партийная реформа будет распространена (через переход к пропорциональной системе) и на выборную систему регионов. В этом случае можно будет говорить о формировании вертикалей федеральных партий. Ранее, до губернаторской реформы, они могли бы быть использованы в качестве противовеса власти выборных глав субъектов Федерации. Однако в настоящее время возможная роль местных отделений федеральных партий и их фракций в законодательных собраниях как балансира власти назначенных губернаторов едва ли будет столь значительной.

В то же время реформу партийной системы нельзя недооценивать в контексте постепенно разворачивающейся борьбы вокруг сценариев развития политической системы после президентских выборов 2008 года. Один из таких популярных сценариев предполагает постепенную трансформацию нынешней политической системы "суперпрезидентской" республики в более гибкую модель смешанной президентско-парламентской республики, в которой часть полномочий главы государства, особенно в области проведения социально-экономической политики, переходит к правительству. Оно, в свою очередь, формируется на базе партийного большинства по итогам очередных парламентских выборов. Очевидно, что при такой системе значение партий существенно возрастет. Принято считать, что данный сценарий может оказаться востребованным, поскольку он позволяет В.Путину без внесения поправок в Конституцию сохранить за собой власть и после 2008 г., но уже в статусе премьера, лидера победившей партии. Шагом в направлении реализации данной модели можно считать уже упоминавшиеся поправки в конституционный закон "О правительстве", разрешившие членам кабинета министров и другим чиновникам группы "А" входить в руководящие органы политических партий. Впрочем, у данного сценария есть и немало противников, полагающих, что более органичный для русской политической традиции выбор преемника поможет и эффективнее решить проблему преемственности власти, и сохранить доминирующие позиции нынешних элит.

Впрочем, развернувшаяся борьба между группами влияния в Кремле за контроль над партийными ресурсами способна в значительной мере обесценить меры по реформированию партийной системы. Все отдают отчет в том, что если социальные реформы вызовут реакцию глубокого отторжения в обществе, недовольство ими будет перенесено на нынешнюю "партию власти", которая своими голосами в Думе придала правительственным инициативам силу закона. Соответственно, у разных групп влияния возникла идея обеспечить подстраховку на случай вероятного перехода к дирижистскому экономическому курсу. Правда, одни считают целесообразным оказать поддержку партии национал-популистского толка "Родина" Д.Рогозина. Другие предлагали запустить проект разделения "Единой России" на две партии – право- и левоцентристского толка. Третьи полагают, что нужно формировать новую социал-демократическую партию на базе склонной к социальному популизму "Народной партии". Несмотря на то что во втором полугодии ни один из этих проектов так и не стал "государственным", то есть одобренным исполнительной властью на самом высоком уровне, развернувшаяся закулисная борьба объективно подрывала влияние "Единой России" и ее претензии на роль фактически несменяемой "партии власти".

В минувшем полугодии не удалось добиться окончательной маргинализации "старых" оппозиционных партий. Предпринятая летом-осенью попытка расколоть компартию не увенчалась успехом. Отколовшейся от КПРФ группе во главе с губернатором Ивановской области В.Тихоновым не удалось создать сильную левую партию, способную реально конкурировать с КПРФ. В конечном итоге ей пришлось объединяться с другими мелкими лево-патриотическими организациями в структуру, которая пока носит название "Патриотический блок". Столь же неудачными были маневры в либеральной части партийного спектра. Несмотря на то что находящиеся там партии крайне ослаблены поражением на декабрьских 2003 г. выборах в Думу, они проявили достаточную твердость в отстаивании своих позиций. Попытки же расколоть "Яблоко", начать строительство новых либеральных партий, лояльных Кремлю, провалились. Единственным, но весьма серьезным достижением президентской администрации на этом участке работы стал срыв создания организационного центра, который координировал бы оппозиционную активность либералов и коммунистов. Состоявшийся в декабре конгресс "За демократию, против диктатуры" не выполнил данной задачи, во многом потому что Союз правых сил по подсказке президентской администрации выступил резко против каких-либо форм сотрудничества с коммунистами.

  Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Основные тенденции внутриполитического развития | Второе полугодие | К новой партийной системе

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх