новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


    Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Основные тенденции внутриполитического развития | Первое полугодие | Разногласия внутри элиты

Разногласия внутри элиты

Противоречие между стремлением власти продолжить реформы и интересами населения, ориентированного на сохранение status quo, стало первым обозначившимся вызовом политическому курсу, проводимому В.Путиным.

Другим вызовом могут стать проблемы институционального характера, связанные с особенностями процесса принятия решений. Речь идет о традиционном (еще со времен Б.Ельцина) разделении власти и политической ответственности, которая делегируется президентом другим политическим институтам. В рассматриваемый период казалось, что В.Путин стремится отойти от этой схемы. Сформированные в феврале-апреле президентская администрация и правительство поначалу не показывали каких-либо намерений играть самостоятельную политическую роль. Деятельность М.Фрадкова оказалась под плотным контролем Д.Козака, являющегося лицом, близким к В.Путину. А структура кремлевской администрации была реформирована таким образом, чтобы минимизировать влияние на нее различных лоббистских групп. Часть наиболее влиятельных чиновников, ранее занимавших посты заместителей руководителя администрации, была понижена в статусе до помощников президента. Переназначенный же на должность руководителя администрации Д.Медведев, как известно, не склонен к самостоятельной политической игре. Не случайно поэтому российская печать поначалу называла эти институты власти техническими, то есть ориентированными лишь на обслуживание функций главы государства. Однако, действуя подобным образом, В.Путин сосредоточил в своих руках не только огромную власть, но и политическую ответственность за исход реформ. Поэтому позднее президент вновь обозначил дистанцию от правительства, публично подчеркивая, что именно кабинет и отдельные министры будут нести персональную ответственность за исход реформ.

Логическим следствием этих изменений в позиции президента стала своего рода "автономизация" правительства и премьера лично. М.Фрадков замкнул на себя руководство сразу восемью федеральными агентствами и службами, что резко усилило его аппаратный ресурс. Одновременно президент распорядился о невмешательстве администрации в текущую деятельность правительства, а между министрами началась скрытая борьба за то, чтобы не оказаться в роли главного ответственного за результаты реформ. Заметно обострились отношения между А.Кудриным и А.Жуковым. При этом, по мнению многих аналитиков, глава Минфина предпринял ряд достаточно эффективных в бюрократическом отношении шагов для того, чтобы переложить весомую долю ответственности за отмену социальных льгот на А.Жукова. По слухам, возникли и проблемы с подбором "говорящих голов" для пропаганды социальных реформ на общенациональных каналах телевидения.

Такая ситуация, как показывает опыт последнего десятилетия, не способствует консолидации усилий власти для реализации принятых решений. Напротив, возникает масса возможностей для фактического блокирования политики. Так, по-прежнему конфликтной оставалась ситуация вокруг реформы энергетики. Призывы близкого к кремлевским структурам Д.Рогозина заняться расследованием деятельности А.Чубайса в РАО "ЕЭС" свидетельствовали о неустойчивости положения главного энергетика страны. В июне А.Чубайс потерпел поражение в борьбе за продвижение разработанного его командой проекта реформирования энергетической системы. Предложенный им проект создания единой генерирующей компании, одобренный главой Минэкономразвития Г.Грефом, был отвергнут М.Фрадковым. Возможно, именно для того, чтобы вывести А.Чубайса из-под удара, в недрах Союза правых сил возникла идея о слиянии этой партии с правым крылом "Единой России". К концу полугодия, когда выяснилось, что правительство продолжает оттягивать перемены в РАО "ЕЭС" и "Газпроме", теоретические опасения относительно способности нового кабинета к реформам начали таким образом подтверждаться практикой.

Третьим вызовом политике реформ, судя по всему, станет такой фактор, как начавшийся после утраты "старокремлевскими кланами" руководящих позиций передел собственности и влияния в центрах принятия решений. Его главным инициатором выступают финансово-политические группы из Петербурга, резко усилившие свои позиции в период президентства В.Путина. Качественное отличие наступающего периода от предыдущего будет, по-видимому, состоять в том, что теперь уже недостаточно одной лишь лояльности действующей власти для сохранения прочных позиций в экономике и обществе. Положение качественно изменилось. В рассматриваемый период "дело ЮКОСа" стало постепенно перерастать из сугубо политического в преимущественно коммерческое. Очевидно стремление целого ряда компаний, связанных с различными группами "питерцев" во власти ("Газпром", "Межпромбанк", "Лукойл", "Промстройбанк Петербурга", "Сургутнефтегаз"), используя механизмы судебного преследования, добиться выгодного раздела нефтяного гиганта в свою пользу. Определенные проблемы стали возникать и у таких известных корпораций, как "Интеррос" и "Альфа-групп".

В одном ряду с такого рода активностью находятся и попытки отстранения от власти губернаторов ельцинского поколения, особенно тех, которые контролирует ресурсно богатые субъекты Федерации. Эта тенденция способна переключить внимание властвующей элиты с "модернизационных" реформ на борьбу за контроль над ресурсами и доступ к механизмам принятия решений.

Одновременно наблюдаются и признаки обострения отношений между ФПГ, связанными с Петербургом. Например, по мнению ряда аналитиков, события вокруг "Содбизнесбанка" и банка "Кредиттраст" были искусственно инициированы в ходе закулисных столкновений между "питерцами". Тесно примыкают к этой группе конфликтов столкновения вокруг собственности, связанные с агрохолдингами "Русагро" и "Русагрокапитал", за которыми, как считается, стоят интересы "Промстройбанка СПб", против которого ведет игру конкурирующая "питерская" группа "Межпромбанка".

Вокруг ФПГ Промстройбанк – Газпром в политическом поле сложился конгломерат сил и фигур, получивший у аналитиков условное название "либерально-силового блока" (министр обороны С.Иванов, глава Госнаркоконтроля В.Черкесов, правительственные либералы А.Кудрин, Г.Греф, советник президента А.Илларионов и др.). Межпромбанковская политическая группировка известна под условным названием "консервативно-силового", или "охранительного" блока. До перемен в администрации президента в "охранительный блок" включали группу так называемых кремлевских чекистов, руководство спецслужб и генпрокуратуры.

В корпоративном разрезе вокруг "Газпрома" сложился "Восточный консорциум" ("Роснефть", кредитуемая в последнее время "Газпромом", и НК "Сургутнефтегаз", близкая к Промстройбанку и банку "Россия"). Этот консорциум с самого начала был создан "под идею" передела восточносибирского нефтедобывающего поля, на котором до сих пор почти монопольно господствовал ЮКОС. По тактическим соображениям в эту группировку вписалось и РАО "ЕЭС России". Межпромбанк, в свою очередь, тесно сблизился с "Лукойлом" и "Альфа Групп", по ряду хорошо известных причин враждебно настроенных против компаний, составивших "Восточный консорциум". "Попутчиком" группировки стала управляющая компания О.Дерипаски "Базовый элемент" (главным образом, на почве консерватизма, противостояния "алюминиевого короля" идее быстрого вступления России в ВТО).

Ситуация во взаимоотношениях двух групп начала обостряться после перемен в Думе, правительстве и администрации президента. Баланс сил в окружении президента изменился не в пользу группы Межпромбанка, который начал терять "клиентов". Так, совладелец ТНК-ВР В.Вексельберг объявил о намерении присоединиться к "Восточному консорциуму". Явно занервничало руководство "Лукойла", особенно когда выяснилось, что акции компании скупает группа "питерских нефтяников" (дружественная "Газпрому" и "Сургутнефтегазу").

В результате серьезного "помутнения" финансовой среды к концу периода ситуация в сфере межбанковских отношений изменилась еще раз. Активность начали проявлять люди из "чубайсовского клана", представленного в системе управления российскими финансами в НАУФОР председателем правления этой ассоциации С.Васильевым, и в Центробанке главой банка С.Игнатьевым. С их подачи Национальная ассоциация участников фондового рынка из-за неоднократных жалоб контрагентов на задержку платежей приостановила рейтинги банков "Павелецкий" (дружественный финансовой группе, сложившейся вокруг ЮКОСа) и "Диалог-Оптим". Стремление "чубайсовцев" расчистить себе место для "запасного аэродрома", как расценивают эту атаку эксперты, выглядит вполне логичным на фоне проблем, вставших перед этой группой в сфере реализации реформаторских планов.

Таким образом, стало очевидным, что внутри российской элиты продолжают набирать силу процессы, свидетельствующие о складывании новой конфигурации основных политических сил. Отличительная черта этих процессов в том, что разграничительные линии между разными интересами начинают проходить не по водоразделу "старокремлевские" кланы против "новопитерских" и даже не "силовики" против всех остальных, а по иному принципу. На базе нескольких течений в "питерском" крыле окружения В.Путина возникают мощные группы, объединяющихся на основе общности в первую очередь деловых интересов. Эти группы втягивают в сферы своего влияния и "силовиков", и разные слои высшей бюрократии. Реальную базу этих изменений формируют развернувшиеся в политике и экономике процессы передела собственности. Их индикатором и явилось развитие ситуации вокруг "дела ЮКОСа".

В связи с начавшимся судебным процессом над М.Ходорковским и П.Лебедевым, ростом давления на компанию со стороны институтов государственного управления, прежде всего бывшего Министерства по налогам и сборам, возникла реальная угроза банкротства. Это негативно сказалось на состоянии российского фондового рынка. Падение акций ЮКОСа на нем повлекло за собой и снижение акций других ведущих компаний. В процесс был вынужден вмешаться В.Путин, заявивший о нежелательности обвала ЮКОСа. Стало очевидным, что дело этой компании постепенно начинает перерастать из чисто политического в экономическое и главным в нем становится вопрос о том, к каким группам интересов перейдет в будущем контроль над компанией и ее активами. Стало очевидным и то, что нынешнее руководство ЮКОСа потеряет контрольный и блокирующий пакеты, что, в свою очередь, даст возможность заменить нынешний топ-менеджмент кампании, сформированный М.Ходорковским и его группой.

Наконец, заметной проблемой для российского руководства, как показали события прошедшего полугодия, продолжает оставаться ситуация на Северном Кавказе. 9 мая в ходе праздничного мероприятия на грозненском стадионе "Динамо" в результате теракта погиб президент Чечни Ахмад Кадыров. Москве пришлось пойти на назначение новых выборов в отсутствие кандидатуры преемника, сопоставимой с Кадыровым. В ночь на 21 июня боевики совершили кровавый рейд на территорию Ингушетии, в результате которого погибло около 100 человек и целенаправленно были уничтожены многие руководители МВД и прокуратуры этой республики. Как отметили наблюдатели, включая начальника Генштаба А.Квашнина, в этом эпизоде было немало странного. История в Ингушетии обострила ситуацию в отношениях между силовыми структурами и внутри них, дав почву для выводов в пользу необходимости ускорения реформы силовых ведомств. Были высказаны и такие мнения, что в событиях в Ингушетии имело место предательство, причем на высоком уровне. Возможно, это несколько усилило кадровую динамику в окружении президента, заставило В.Путина отказаться от практики замалчивания просчетов и ошибок своих назначенцев. Так, в конце июня была раскрыта причастность части "питерской" команды к очередному "рыбному делу". Президент дал понять, что готов бороться с "оборотнями" и в своем окружении.

* * *

Главной характеристикой полугодия стало противоречие между установкой новой элиты на продолжение реформ и выраженным стремлением общества сохранить status quo. По мере развертывания этого конфликта обнаруживалось, что у нынешней правящей коалиции может "хватить" легитимности для решения далеко не всех задач, которые она наметила. В этой связи следует ожидать дальнейшей концентрации внимания не на проблемах реформирования, а на задачах борьбы за политические ресурсы, а также за стабилизацию "горячих точек" в России и на ее границах. В то же время может возрасти опасность проведения верхами популистской политики, опирающейся на эмиссионное финансирование. Важную стабилизирующую роль в обозримом будущем продолжат играть "силовые" структуры и институты "управляемой демократии". При этом главе государства придется принимать решения, ограничивающие борьбу элитных стихий, стремясь к оптимизации опыта "старых" с энергией "новых".

  Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2004 г. № 21-22 | Основные тенденции внутриполитического развития | Первое полугодие | Разногласия внутри элиты

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх