новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


    Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2003 г. № 19-20 | Международное положение России | Второе полугодие | Азиатское и ближневосточное направления

Азиатское и ближневосточное направления

Главным событием на азиатском направлении российских внешнеполитических усилий стала октябрьская поездка Президента РФ В.Путина по странам Юго-Восточной Азии и участие в саммите Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), который проходил в Бангкоке 19-21 октября. Это одновременно был и первый визит руководителя России в Таиланд начиная с 1891 г. Во время пребывания в Бангкоке В.Путин провел двусторонние встречи с лидерами КНР, Японии, Южной Кореи, Канады.

Главная задача, которую ставит перед собой Россия, участвуя в форумах АТЭС - добиться продвижения своих товаров и услуг в этот огромный регион, а также получить поддержку намерения вступить во Всемирную торговую организацию, тем более что реализация этой задачи на европейском направлении, через переговоры с ЕС, встречает значительные трудности. В Бангкокской декларации, принятой по итогам саммита, выражена "последовательная поддержка скорейшему присоединению Российской Федерации и Вьетнама к ВТО" (впрочем, такая поддержка выражалась и на предыдущих форумах АТЭС). Другая большая группа проблем - "человеческая безопасность" (human security - термин, принятый в АТЭС), которая включает широкую гамму вопросов - от контроля за распространением переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК) до атипичной пневмонии. В этом же блоке вопросов важное место занимает проблематика контртерроризма. Российские представители отмечали, что мероприятия, намеченные в данной области на предыдущих форумах АТЭС (система слежения за черноморскими контейнерами, система оборудования портов соответствующими средствами контроля за грузами, система контроля за индивидуальными пассажирами, пользующимися воздушными судами), являются достаточно дорогостоящими, и некоторым странам нелегко соответствовать тем требованиям, которые предъявляются к включившимся в антитеррористическую борьбу. Поэтому Москва поддержала предложение США о создании фонда, в который они готовы внести взнос в размере 5,4 млн долл., чтобы помочь отдельным странам в антитеррористической деятельности.

Важной темой повестки визита в Таиланд стал болезненный вопрос о маршрутах экспортных нефтепроводов на Дальнем Востоке. Судя по пресс-конференции вице-премьера В.Христенко 15 октября, российское правительство все же основным направлением выбрало японское (Находка), а на Дацин будет строиться всего лишь ответвление. Российско-китайско-японский "нефтяной треугольник" становится одной из самых щекотливых проблем азиатского вектора российской внешней политики. Эта проблема затрагивалась и в ходе визита председателя Правительства РФ М.Касьянова в КНР (конец сентября), и в ходе его поездки в Японию в середине декабря. Проект "Ангарск-Дацин" явно завис в воздухе, и "дело ЮКОСа" сыграло здесь не последнюю роль. Однако главная причина состоит все же в отсутствии в России достаточного количества нефти. Перспективные месторождения Восточной Сибири и Дальнего Востока еще не освоены, а намерения ЮКОСа поставлять на первых порах в Китай западносибирскую нефть правительство не поддерживает. Россия готова в ближайшие несколько лет поставлять нефть в Китай по железной дороге. Это, конечно, не устроит Пекин в полной мере, и он уже проявляет растущее раздражение тем, что российское руководство не может определиться "внутри себя" относительно внешнеэкономической стратегии. Китай уже начал поиск альтернативных вариантов обеспечения нефтью.

Находясь в Японии, М.Касьянов заявил, что если это будет возможно и экономически оправданно, оба проекта (находкинский и дацинский) будут объединены. Однако проблема по-прежнему не решена, ведь оба эти варианта большинством экспертов расцениваются как альтернативные друг другу, хотя глава российского правительства заявил прямо противоположное. Судя по словам Касьянова, Россия стремится привлечь японские компании к участию в разработке сибирских и дальневосточных месторождений нефти. Он также выразил надежду на начало производства японских автомобилей в России и сообщил, что компания "Тойота" в ближайшее время может принять соответствующее решение. Вопрос о доступе на российский автомобильный рынок является одним из основных на российско-японских переговорах по вступлению России в ВТО.

Судя по содержанию российско-японских контактов, России удалось несколько отодвинуть (хотя бы на время) в сторону "территориальный вопрос" ввиду особой важности для Токио сотрудничества в энергетической сфере. Однако слова российского премьер-министра о том, что в первой половине 2004 г. Россия и Япония намерены активизировать переговорный процесс по проблеме "северных территорий" (не говоря уже о самом употреблении этого выражения вторым по рангу лицом российского государства) и заключению мирного договора вызывают настороженность и только поощряют Токио к тому, чтобы снова придать "территориальному вопросу" первостепенную значимость.

Из других важных событий на азиатском направлении следует отметить визит премьер-министра Индии А.Б.Ваджпаи в Россию в середине ноября, в ходе которого был подписан большой пакет двусторонних документов. Дели, так же как и большинство других крупнейших партнеров России, особенно заинтересован в сотрудничестве в энергетической сфере (Индия участвует в разработке сахалинских нефтяных месторождений), а также рассчитывает на углубление связей в военно-технической области. Правда, на этом направлении далеко не все гладко. История с продажей тяжелого авианесущего крейсера "Адмирал Горшков" в 2003 г. так и не закончилась, хотя и было в очередной раз объявлено, что цена контракта согласована. Индийская сторона пытается сбить цену этого уже далеко не нового корабля, угрожая в противном случае снизить количество закупаемых вместе с ним истребителей. Другим важным вопросом российско-индийских отношений становится координация действий по важнейшим политическим и военно-стратегическим проблемам. После нормализации индийско-китайских отношений вновь возобновились разговоры о реализации инициативы Е.Примакова о российско-индийско-китайском треугольнике (пусть даже не имеющем антизападной направленности). Министры иностранных дел трех стран провели совместную встречу в Нью-Йорке в ходе работы сессии Генеральной ассамблеи ООН, и дипломатические усилия в данном направлении, по-видимому, будут продолжаться.

В октябре Президент В.Путин сделал первый шаг к реализации выдвинутой им ранее идеи о сближении с так называемым исламским миром путем вступления (хотя бы в качестве наблюдателя) в Организацию Исламская конференция. Он участвовал в работе саммита ОИК в Куала-Лумпуре. Правда, намерения России сразу же подверглись испытаниям - когда уходивший в отставку с поста премьер-министра Малайзии М.Мохамад своим провокационным выступлением поставил российского Президента в непростое положение. Впрочем, принято считать, что основной пафос речи Мохамада состоял в том, в чем его впоследствии обвинили лидеры целого ряда западных стран, - он упрекал мусульман в том, что они неспособны ответить на вызовы современности и вместо этого прибегают к бессмысленному насилию.

Сближение с единственной межгосударственной организацией, построенной по конфессиональному признаку, ставит под вопрос коспонсорскую роль России в ближневосточном урегулировании. За прошедшее полугодие Москву не раз упрекали в отсутствии должной беспристрастности, а зачастую в откровенно пропалестинской политике. В июле после встречи с Я.Арафатом, И.Иванову пришлось исключить из своего ближневосточного турне посещение Израиля. В ноябре, совершенно неожиданно для США и Израиля, Россия вынесла на рассмотрение СБ ООН проект резолюции в поддержку "дорожной карты" ближневосточного урегулирования. Последовавшее единогласное ее одобрение превратило "дорожную карту" в обязывающий документ и заставило Россию искать нестандартных путей для нормализации резко ухудшившихся в результате отношений с Израилем.

Москва склоняется к включению в мирный процесс "Женевской инициативы". Речь идет о переговорах между израильскими политиками левого толка и рядом деятелей из окружения Я.Арафата, которые фактически привели к выработке нового мирного плана, предусматривающего более конкретные меры (в первую очередь со стороны Израиля), чем записано в "дорожной карте", в частности, совместный контроль над Иерусалимом и возврат Израиля к границам 1967 г. Самое неприятное для израильского правительства состоит в том, что с авторами этого плана намерен поддерживать контакты и Вашингтон. Кроме того, США (так же, как и Россия) недовольны строительством израильскими властями "защитной стены". Ввиду приближающихся президентских выборов Дж.Бушу нужен хотя бы какой-то прогресс на ближневосточном направлении. Пока в его активе лишь пиррова победа в Ираке и введение санкций против Сирии под давлением неоконсервативного лобби.


  Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2003 г. № 19-20 | Международное положение России | Второе полугодие | Азиатское и ближневосточное направления

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх