новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


    Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2003 г. № 19-20 | Международное положение России | Второе полугодие | Поиски политического урегулирования в Ираке

Поиски политического урегулирования в Ираке

По мере того как США сталкивались в оккупированном Ираке с все новыми проблемами, Вашингтон осознавал, что усилия по формированию власти не могут быть эффективными до тех пор, пока они не получат легитимизацию через ООН. Руководство США постепенно стало приходить к признанию того факта, что задача "замирения" Ирака в одиночку неосуществима. Это касается и затрат на оккупацию страны, и расходов на ее послевоенную реконструкцию. Комитет начальников штабов США в секретном докладе, ставшем известным в начале сентября, признал, что основной ошибкой администрации в иракской кампании стала неспособность предвидеть партизанскую войну, а также дать ответ на вопрос об иракском оружии массового уничтожения.

Занимаясь подготовкой проекта новой резолюции Совета Безопасности ООН по Ираку, США исходили из того, что направляемые в Ирак многонациональные силы должны находиться под американским командованием. Легитимизация иностранного военного присутствия в Ираке через ООН, как надеялись США, во-первых, позволила бы привлечь воинские контингенты из тех стран, которые пока не проявили желания участвовать в операции (особенно важны здесь Турция, Пакистан, Египет, Иордания), а во-вторых, добиться от потенциальных стран-доноров (прежде всего членов ЕС) большего финансового участия.

В то же время Вашингтон не желал отдавать ООН рычаги контроля и управления послевоенным урегулированием. В этом и заключается суть разногласий между Россией, Францией, Германией, с одной стороны, и США - с другой. Стремление США решать проблемы исключительно в рамках своих двусторонних контактов с временным Руководящим советом Ирака, ограничивая в этом праве ООН и другие государства, лишает процесс восстановления необходимой легитимности как с точки зрения внутренних условий (его восприятие иракским народом), так и в международно-правовом плане.

В ходе обсуждения проекта резолюции выявилась достаточно жесткая позиция Франции и (в меньшей степени) Германии, которые настаивали на скорейшей передаче власти в Ираке законному правительству и критиковали американский проект за то, что в нем не предусматривается принятие на себя ООН главной ответственности за политическое урегулирование. На фоне этой достаточно жесткой позиции точка зрения России (как и Китая) выглядела более компромиссной. Президент В.Путин на встрече с премьер-министром Италии С.Берлускони на Сардинии в конце августа, а также в ответах на вопросы американских корреспондентов накануне визита в США, заявил, что Россия не будет возражать против того, чтобы США с санкции ООН взяли на себя командование международными силами. Президент также не исключил и "теоретически... более активного участия России в восстановлении Ирака, в том числе и участия наших военных в процессе нормализации ситуации". Россия, чувствуя некое превосходство над увязшими в Ираке США, теперь может проявить гибкость и добрую волю - намеренно играя на контрасте с непоколебимой позицией Франции и показывая Вашингтону, что она не заинтересована в его поражении.

Не заинтересована Россия и в том, чтобы американская коалиция самоустранилась от ответственности за ситуацию в Ираке, что могло бы ввергнуть эту страну в хаос и беспорядки, вызвав полный вакуум власти. Территория Ирака в результате может превратиться в базу международного терроризма, поскольку ни реальной государственной власти, ни эффективного контроля на внешних границах, особенно с Сирией и Ираном, не существует. В таких условиях пребывание международных сил необходимо, по крайней мере, на ближайшую перспективу.

Россия почти до самого момента голосования в СБ ООН выражала свое недовольство тем проектом резолюции, который проталкивал Вашингтон. Москва, Париж и Берлин пытались, в частности, настаивать на определении точной даты восстановления иракского суверенитета. Однако с этим Вашингтон категорически не соглашался, и ему удалось привлечь на свою сторону Китай, Пакистан и даже Сирию (сам проект резолюции предложили США, Великобритания, Испания и Камерун). В конечном счете Москва, Париж и Берлин также решили проголосовать за предложенный проект - чтобы "сохранить единство рядов СБ ООН". Резолюция за номером 1511 была единогласно принята 16 октября.

Сторонникам скорейшего восстановления иракского суверенитета удалось настоять на включении в резолюцию формулировки, по которой Руководящий совет и его министры "являются основными органами иракской временной администрации, которая - без ущерба для ее дальнейшей эволюции - олицетворяет суверенитет иракского государства в течение переходного периода до тех пор, пока международно признанное представительное правительство не будет создано и не возьмет на себя функции Администрации". Таким образом, удалось хотя бы формально обозначить РСИ как носителя суверенитета в оккупированной стране. В то же время возвращение управленческих функций и полномочий народу Ирака отложено до того времени, "как только это станет практически возможным". Что же касается роли ООН в восстановлении Ирака, то она обозначена как "жизненно важная", но ограниченная оказанием гуманитарной помощи, содействием восстановлению экономики и созданием условий для устойчивого развития.

В ноябре, в связи с нарастанием актов вооруженного сопротивления, администрация США объявила о намерении передать власть от оккупационных властей временному иракскому правительству 1 июля 2004 г., а не в 2005 г. после принятия Конституции и проведения всеобщих парламентских выборов, как это планировалось раньше. Это решение носит сугубо конъюнктурный характер и продиктовано потребностями президентской кампании в США 2004 года. Администрация Буша хотела бы снять с себя ответственность за ситуацию в Ираке во время выхода предвыборной кампании на финишную прямую.

Стремление Вашингтона единолично и твердой рукой контролировать формирование новой иракской государственности не создает благоприятных условий для того, чтобы Россия, Франция, Германия, как и многие другие государства, активнее подключились к налаживанию мирной жизни в Ираке. США и Великобритания считают желательным, но не обязательным принятие резолюции СБ ООН, санкционирующей основные положения процесса передачи власти от оккупационных властей временному иракскому правительству. Россия же в ноябре предложила созвать конференцию под эгидой ООН для разработки проекта всеобъемлющего урегулирования, который был бы представлен на одобрение СБ ООН - по аналогии с Боннской конференцией, на которой в конце 2001 г. был определен порядок формирования временного правительства Афганистана, проведения выборов и принятия новой афганской конституции - все это под контролем ООН. Это предложение предусматривает ооновский статус для международных сил по безопасности в Ираке в соответствии с разработанным для них мандатом Совета Безопасности взамен нынешнего оккупационного статуса войск американской коалиции. В этом случае Россия, Франция, Германия могли бы по-иному взглянуть на возможность отправки своих контингентов и оказания иной помощи силам по обеспечению правопорядка и безопасности в Ираке.

США фактически отвергли это предложение. Они тайно вели переговоры с РСИ по вопросам передачи власти, не допуская к ним международное сообщество, поскольку не хотели, чтобы кто-то вмешивался в решение проблемы, касающейся формирования лояльного правительства и пребывания американских войск в Ираке после 1 июля 2004 г.

Россия не может одобрить такой подход, поскольку в намечаемой американцами процедуре передачи власти не прописана ни роль ООН, ни ее взаимоотношения с новой иракской властью. Москву не устраивает то, что ООН отодвигается в переходном процессе на задний план. Она последовательно отстаивает (также как Франция и Германия) свою позицию в пользу верховенства ООН в иракском урегулировании и закрепления соответствующих полномочий за международным сообществом в резолюции Совета Безопасности. Принятие подобной резолюции открыло бы возможность для привлечения в Ирак гораздо больших финансовых средств и контингентов по обеспечению безопасности из тех стран, которые сейчас этого не делают из-за того, что США по сути единолично управляют этой страной. На специально созванной международной конференции в Мадриде (23-24 октября) страны-доноры и международные кредитно-финансовые институты обещали выделить Ираку около 33 млрд долл. на ближайшие 4 года, из них 20 млрд из американского госбюджета. Однако это значительно меньше того, что потребуется Ираку на восстановление: по оценкам США - 50-75 млрд долл. и МВФ - около 90 млрд долл.

Глава временного Руководящего совета Ирака Аль-Хаким 22 декабря провел в Москве переговоры с Президентом РФ В.Путиным. Это был первый российско-иракский контакт на высшем уровне после окончания войны. Обсуждалась ситуация в Ираке, перспективы нормализации, проблема иракского внешнего долга (8 млрд долл.), возможности участия российских компаний в экономическом восстановлении Ирака. Россия поставила вопрос о возобновлении нефтяной сделки по освоению месторождений "Западная Курна-2". Как заявил В.Путин, российские компании готовы инвестировать в иракскую экономику до 4 млрд долл. До приезда в Москву Аль-Хаким посетил Францию и Германию и заручился их согласием списать часть внешнего долга (иракский долг этим странам составляет соответственно - 4 и 2 млрд долл.). Россия готова способствовать облегчению бремени задолженности Ирака в рамках договоренностей Парижского клуба кредиторов. После встречи с российским Президентом Аль-Хаким заявил, что получил заверения о готовности также списать часть долгов. Багдад приветствовал бы возвращение российских компаний в Ирак. Особенно полезным было бы их участие в восстановлении электроэнергетики страны.

По словам главы Руководящего совета, нынешние иракские власти готовы учитывать экономические интересы России и предоставить российским компаниям контракты на восстановительные работы, в том числе и в нефтяной промышленности.

Однако России здесь придется учитывать ряд обстоятельств. Во-первых, основная цель визита Аль-Хакима состояла в том, чтобы добиться согласия Москвы на списание долга, поэтому он просто не мог не предложить Москве что-то взамен. Во всяком случае, судя по заявлениям других членов РСИ, более ориентированных на мнение США, у нынешнего иракского руководства нет единства по вопросу российского участия в экономическом возрождении страны. Во-вторых, доходы собственно иракских властей (от экспорта нефти, экономической деятельности и т.д.) несопоставимо меньше тех 20,3 млрд долл., которые США ассигновали в 2004 г. на Ирак (правда, из этой суммы, лишь около 15 млрд долл. пойдут на восстановительные работы - в различных секторах инфраструктуры жизнеобеспечения страны, добычи и экспорта нефти). В-третьих, Пентагон с одобрения администрации заявил, что на контракты по восстановлению Ирака (из бюджета США и, скорее всего, самого Ирака) в качестве головных подрядчиков могут претендовать компании только тех стран, которые поддержали США в войне. Остальные могут надеяться не более чем на роль субподрядчиков. С таким подходом согласны и некоторые члены РСИ, заявившие, что приоритет будет отдан тем странам, которые помогали сбросить режим Хусейна.

До передачи власти временному иракскому правительству РСИ не может самостоятельно, без согласия оккупационной американской администрации, распоряжаться финансовыми ресурсами и заключать контракты с третьими странами. Но и после передачи власти вряд ли стоит ожидать, что иракское правительство будет свободно в своих действиях и сможет что-то предпринимать вразрез с мнением Вашингтона.

Для решения вопроса о списании иракского долга Москву 18 декабря посетил спецпосланник американского президента Дж.Бейкер, который провел переговоры с В.Путиным. Ему была изложена российская позиция - Москва готова рассматривать возможность облегчения иракского долга в рамках Парижского клуба и с учетом перспектив и уважения российских экономических интересов при распределении контрактов на восстановление Ирака.

Для России было бы опрометчиво давать обязательства о списании даже части внешнего долга Ирака, не имея твердых гарантий о выгодных условиях возвращения российских компаний на иракский рынок - юридически значимых обязательств иракской стороны относительно российского участия в нефтяных проектах, доходность от которых была бы сопоставима со списываемой частью долга. Другой возможный вариант компенсации для России - согласие членов Парижского клуба списать аналогичную по размерам часть российского внешнего долга в обмен на списание Россией части иракской задолженности.


  Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2003 г. № 19-20 | Международное положение России | Второе полугодие | Поиски политического урегулирования в Ираке

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх