новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | июль-декабрь 2002 г. № 18 | Основные тенденции внутриполитического развития | Международное положение России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РОССИИ

Интеграция в Европу и мировую экономику в качестве равноправного партнера, взаимодействие с США, ЕС, Китаем и другими участниками международной коалиции в рамках глобальной войны с терроризмом, борьба за лучшие позиции на мировых рынках, защита прав соотечественников за рубежом - эти вопросы занимали ведущее место во внешней политике России.

Прошедшее полугодие показало, что Россия активно стремится использовать эволюцию системы международных отношений после событий 11 сентября 2001 г., чтобы на волне антитеррористической кампании решить те или иные свои внешнеполитические проблемы, которые раньше неизбежно вызвали бы столкновения с западным лагерем. В первую очередь речь идет о "ближнем зарубежье", где Москва хотела бы приобрести дополнительные рычаги воздействия на "трудноподдающиеся" государства. Кроме того, российская дипломатия продолжала предпринимать активные усилия, направленные на моральную легитимацию в глазах мировой (прежде всего западной) общественности действий федеральных российских властей в Чечне. Вместе с тем, такие усилия объективно амбивалентны: если Россия намерена убедить своих коллег в том, что Чечня есть один из участков мировой антитеррористической войны, то приходится хотя бы косвенным образом соглашаться на интернационализацию механизма урегулирования. Об этом, в частности, свидетельствует обсуждение на встрече министров иностранных дел государств-членов ОБСЕ в Порту в начале декабря вопроса о продлении мандата миссии ОБСЕ в Чечне. Еще до октябрьского теракта в Москве в западной прессе появились публикации, смысл которых - предложить России программу реконструкции Чечни под международным контролем, что, естественно, предполагает и содействие соответствующему "политическому" решению конфликта. Сам же теракт не вызвал в западном общественном мнении переворота по отношению к "чеченскому сопротивлению", на что, конечно же, рассчитывала Москва.

Международная реакция на трагические события, связанные с массовым захватом заложников в театральном центре на Дубровке 23-26 октября, позволяет указать на некую закономерность: подход России к борьбе с терроризмом оказывается заметно ближе к позициям тех стран, которые подверглись масштабным террористическим атакам или же более других каждодневно страдают от вылазок террористов. Именно с их стороны видно большее понимание специфики российской ситуации, чем в позиции объединенной Европы. Особенно отчетливо это проявляется в оценке роли военной силы в противодействии террористической угрозе: если одни государства (Россия, США, Израиль, Индия, Австралия) понесли значительные потери в результате терактов, то для многих стран ЕС подобная угроза выглядит абстрактно - и эта принципиальная разница накладывает отпечаток на их понимание того, как следует вести борьбу.

Октябрьские события в Москве еще больше сблизили США и Россию в противостоянии терроризму. В этой связи российской дипломатии придется еще напряженнее думать над тем, как реализовать партнерство с Вашингтоном без ущерба для отношений с другими мировыми полюсами - Европой и Китаем. Именно этот момент стал в последнее время активно использоваться критиками внешнеполитического курса В.В.Путина внутри страны (любопытно, что "антизападники" особенно резко обвиняют его в ухудшении отношений именно с Европой).

Есть и другой аспект ситуации, который вызывает все большую озабоченность России: борьба против терроризма плавно перерастает в борьбу за перераспределение мировых нефтяных потоков. Нагнетание напряженности вокруг Ирака, усиление давления (не всегда явного) США на Саудовскую Аравию, новое обострение внутриполитической напряженности в Венесуэле - все это пока результируется лишь в сохранении нефтяных цен на высоком уровне. Российским нефтепроизводителям, стремящимся закрепиться на американском нефтяном рынке, выгодно сохранение именно нынешней неопределенной ситуации. Однако всегда ли политика отдельных нефтяных компаний совместима с общенациональными интересами страны? Как показала "иракская история" "Лукойла", государство нередко позволяет частным интересам превалировать над национальными, ставя под вопрос последовательность российского поведения в мире. Подобная "логика" особенно наглядно проявилась в отношении Саудовской Аравии: с одной стороны, под воздействием прежде всего нефтяного лобби, резко активизировались контакты с этой страной, в том числе и в вопросах возможного открытия ее нефтяной отрасли для российских инвесторов (?!); с другой стороны, антитеррористические приоритеты России не оставляют места для компромиссов с королевством, распространяющим радикальный исламизм. В этой связи характерно замечание В.В.Путина на встрече с Дж.Бушем в Царском Селе о саудовском происхождении большинства террористов, обвиненных в совершении теракта 11 сентября 2001 г.

Нынешняя коалиция с Западом (а точнее с США) против терроризма сама по себе не ведет к гармонизации взаимных интересов и не способна избавить Россию от обвинений в "корыстном использовании" антитеррористической риторики. База для коалиции по-прежнему остается слишком узкой, а значит - сохраняется влияние тех сил в России, которые будут требовать смещения геополитических акцентов, делая упор на необходимость защиты от американской экспансии, хотя само сотрудничество в противостоянии терроризму и другим общим угрозам, возможно, и не будет ставиться под сомнение. Неопределенности, связанные, например, с дальнейшим расширением НАТО и поиском Альянсом нового предназначения для себя; действия Запада по подрыву политических позиций ряда постсоветских лидеров, которых Москва не хотела бы терять; последствия возможной военной операции против Ирака и нагнетания напряженности вокруг КНДР - все это и многое другое способно добавить политических очков сторонникам подобной внешнеполитической философии.


 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | июль-декабрь 2002 г. № 18 | Основные тенденции внутриполитического развития | Международное положение России

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх