новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2002 г. № 17 | Основные тенденции внутриполитического развития | Азия

АЗИЯ

Встреча глав государств и правительств стран-участниц Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) состоялась в Алма-Ате 3-4 июня. Этот форум — первый в своем роде. В нем участвовали представители 16 государств. Среди них Россия, Казахстан, Китай, Индия, Пакистан, Иран, Афганистан, Израиль, а также Палестинская автономия. СВМДА — это проект, вынашиваемый президентом Казахстана Н.На­зар­баевым, стремящимся превратить его в «азиатский Хельсинки». Конечно, эта задача нереалистична. Однако резкое обострение индо-пакистанского кризиса (а кризисы такого мас­штаба и такого разрушительного потенциала не управляемы даже самыми великими державами и не доступны урегулированию с помощью традиционных миротворческих ме­ха­низмов) неожиданно дало шанс активизации общеазиатского диалога. Он может охваты­вать как борьбу с современными угрозами, так и сотрудничество в экономической, социаль­ной областях, инфраструктурных проектах. Именно такое широкое понимание задач СВМДА выразил в сво­ем выступлении на встрече Президент В.Путин. Поэтому не следует сводить российское участие в алма-атинском саммите лишь к неудачному посредничеству между А.Вадж­паи и П.Мушар­афом (оно и не могло быть удачным). Институциализация азиатского сотрудничества важна сама по себе, и это может сделать новую организацию полю­сом притяжения для тех стран, которые не удовлетворены монополией западных структур. И Дели, и Исламабад, похоже, ощущают, что американское посредничество недостаточно, и готовы к поиску новых вариантов, тем более что новая общеазиатская структура хотя бы в концептуальном плане дает какую-то альтернативу американоцентризму. Участие в СВМДА одновременно и Израиля, и ПНА также симптоматично; видимо, несмотря на разделяющую их пропасть, они на всякий случай ищут прецеденты взаимопонимания на каких-то новых направлениях.

«Алма-атинский акт» осуждает «прямую или косвенную угрозу применения силы или ее применение в нарушение Устава ООН и международного права против суверенитета, территориальной целостности и политической независимости государств; отрицание права на самоопределение народов, находящихся под иностранной оккупацией». Еще более красноречиво заявление, что международные договоры, касающиеся ликвидации оружия массового уничтожения, не должны влиять «на неотъемлемое право всех участников этих договоров на проведение исследований, производство и использование ядерных технологий, химических и биологических материалов и оборудования для мирных целей в соответ­ствии с положениями этих договоренностей». Очевидно, что Россия таким образом сможет отстаивать свое право и далее вести сотрудничество с Ираном в указанных областях.

Шанхайская организация сотрудничества. Сотрудничество по линии этой организации — одна из основ выдвинутой В.Путиным идеи «дуги стабильности» и показатель приоритетности для России отношений с Китаем. Активизация усилий Москвы на «шанхайском» направлении призвана продемонстрировать, что период охлаждения отношений с Пекином, обозначившегося в связи с прозападным креном России после 11 сентября, закончился, и необходимо строить сбалансированную внешнюю политику, где западное и восточное направления дополняли бы друг друга. Этому же служил и обмен визитами минист­ров обороны. В начале января в Пекине и в конце апреля в Москве состоялись совеща­ния министров иностранных дел стран ШОС, а 5 июня — встреча «шестерки» на выс­­шем уровне в Санкт-Петербурге. Главы государств подписали Хартию — основной уставной документ Шанхайской организации сотрудничества — и Соглашение о Региональной антитеррористической структуре (РАТС). Тем самым создаются правовые рамки для налаживания на региональном уровне практического взаимодействия в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом.

Вопреки многочисленным прогнозам, президент Узбекистана И.Каримов все же при­нял участие в петербургском саммите и подписал все документы, хотя призвал не форсировать учреждение секретариата ШОС в Пекине и штаба РАТС в Бишкеке. Ташкент все же обеспокоен тем, как совместить «Шанхайскую шестерку» и свое военное сотрудничество с США. Однако активные усилия по институциализации азиатских форумов, предпринимаемые Россией, Китаем, Казахстаном снова, как и в недавнем прошлом, заставляют Каримова маневрировать, смягчать демонстративное противопоставление себя Москве и, наоборот, давать понять Вашингтону, что далеко не всеми его действиями в регионе он доволен. Так, в середине июня министр иностранных дел Узбекистана заявил о выходе Узбекистана из ГУУАМ. Правда, уже в конце месяца, на Стамбульском саммите Организации черноморского экономического сотрудничества, Ташкент взял свое заявление назад, объявив, что лишь временно прекращает участие в его программах. Очевидно на Узбекистан оказали давление США, по инерции патро­нирую­щие ГУУАМ. Однако узбекские лидеры не скрывают, что членство в этой организации не принесло республике ожидаемых экономических выгод.

Во время работы петербургского саммита было объявлено о намерении Индии присоединиться к ШОС. Это намерение нелегко будет реализовать в первую очередь по причине серьезных проблем в отношениях между Дели и Пекином. Кроме того, статусу полноправного члена в ШОС для новых членов предшествуют две переходных ступени — партнер по диалогу и наблюдатель. В прошлом году желание стать членом ШОС высказывал и Пакистан, однако эти попытки не имели продолжения. В то же время усилия двух конфликтующих государств в указанном направлении могут свидетельст­во­вать об определенном интересе к многосторонним региональным механизмам урегулирования.

Россия-Япония. В начале февраля министр иностранных дел РФ И.Иванов в ходе своего азиатского турне посетил Японию. Стороны подписали совместное заявление о борьбе с международным терроризмом. Однако основное внимание было уделено перспек­тивам заключения так называемого мирного договора, и здесь российская сторона уже не в первый раз оказалась в неудобном положении, поскольку она так и не смогла убедительно опровергнуть утверждения японского МИДа о готовности Токио вести параллельные переговоры по спорным территориям (отдельно о Кунашире и Итурупе и отдельно о Шикотане и Хабомаи). Премьер-министр Японии Д.Коидзуми своей бескомпро­мис­сной позицией фактически позволил Москве сохранить лицо, ведь он твердо выступает за одновременное решение вопроса о всех четырех островах. Жесткая линия японского правительства проявилась также в увольнении ряда чиновников японского МИДа, отвечавших за отношения с Россией, и возбуждении против некоторых из них уголовных дел по обвинению в неправильном расходовании средств на помощь Южным Курилам.

Не добившись прогресса в блокировании территориальных притязаний, Россия пытается расширить повестку дня своих отношений с Японией, чтобы в ней большее место занимали проблемы региональной безопасности. Москва с интересом отнеслась к выдвинутому в середине февраля предложению начальника Управления обороны Японии Г.Накатани о создании в АТР системы коллективной безопасности с участием Китая, обеих Корей, России и США. Несмотря на свою аморфность, эта инициатива все же достаточно симптоматична, ведь она свидетельствует о стремлении Токио со временем дополнить свой союз с США более всеобъемлющей структурой.

В конце мая, выступая на форуме «Российско-японские отношения в АТР в условиях глобализации», заместитель министра иностранных дел РФ А.Лосюков также говорил о целесообразности формирования в АТР многосторонней структуры по обеспечению региональной безопасности, которая объединила бы в своих рядах основную часть или даже все государства региона. Такой формат диалога позволил бы найти решение целого ряда давно беспокоящих регион проблем, включая те, которые порождают планы создания систем ПРО. Осудив «попытки разработки и развертывания таких систем ограниченным числом государств, на блоковой основе», Лосюков в то же время напомнил о российской идее создания региональной системы ПРО с участием России, Китая, США и Японии, к которой могли бы присоединиться и другие государства.

Встреча «большой восьмерки» в Канаде отразила явное беспокойство японского премьер-министра тем, что его страна все больше отстает от Запада в деле нормализации отношений с Россией. На встрече с В.Путиным Д.Коидзуми даже не упомянул о проблеме «северных территорий» и в то же время заявил о готовности посетить Москву в конце года. Вместе с тем, в Кананаскисе Токио сопротивлялся подключению России к обсуждению экономических проблем и предоставлению ей уже упоминавшихся 20 млрд. долл.

Россия-Индия. Укрепление сотрудничества с Западом в сфере безопасности не привело к ослаблению связей России с ее традиционными партнерами в Азии, в частности, с Индией. Повышенное внимание к этой стране было вызвано тем обстоятельством, что в январе и мае-июне Индия и Пакистан два раза подходили к грани нового вооруженного конфликта. От международного сообщества, в том числе от России, потребовались немалые усилия, чтобы снять остроту ситуации.

Подтверждением доверительного характера российско-индийских отношений стали визиты в Дели министра иностранных дел И.Иванова и И.Кле­банова, тогда еще вице-пре­мьера. В ходе переговоров, прошедших в феврале, обсуждались вопросы борьбы с международным терроризмом, ситуация на индо-пакистанской границе, положение в Афганиста­не, военно-техническое сотрудничество. Хотя было заключено только три протоко­ла и один контракт на поставку вооружений (высокоточных противотанковых систем), здесь важны не формальные, количественные, показатели, а то, что обсуждавшиеся проекты по кооперации в случае их реализации позволят сторонам перейти на более высокий, «продвинутый», уровень партнерства. Подписанные И.Клебановым и министром обороны Дж.Фернандесом протоколы предусматривают сотрудничество двух стран в военном авиа- и судостроении, в разработке наземных систем для сухопутных войск.

Россия предложила Индии пойти на долгосрочное стратегическое партнерство в военно-технической сфере, которое включало бы в себя паритетное финансирование в проведении НИОКР и производстве высокотехнологичных видов вооружений для ВМС и ВВС двух стран. На стадии производства примеры успешной кооперации уже есть — совместное предприятие по выпуску противокорабельных крылатых ракет. Одна из индийских государственных компаний будет участвовать вместе с фирмой «Сухого» в разработке российского истребителя пятого поколения, который намечается запустить в серийное производство в 2010 г. Россия и Индия договорились о сотрудничестве в создании многоцелевого грузопассажирского транспортного самолета на основе «Ил-214».

Однако в ходе визита не удалось окончательно подписать соглашения суммарной стоимостью около 3 млрд. долл. Речь идет об аренде Индией двух российских атомных подлодок, двух бомбардировщиков «Ту-22М3», способных нести ядерное оружие, закупке большого авианесущего крейсера «Адмирал Горшков». По сообщениям СМИ, стороны до­говорились по техническим вопросам, а финансовые остались не решенными. Россия готова бесплатно передать Индии этот авианесущий крейсер, если Дели согласится закупить «под него» палубные самолеты «МиГ-29К» и вертолеты морского базирования на сумму не менее 1,5 млрд. долл. Обеспокоенная расширением присутствия китайских ВМС в Индийском океане, Индия проявляет интерес к приобретению российских многоцелевых подлодок класса «Щука-Б».

По словам американского посла в Дели Р.Блэквила, США и Индия находятся на пороге нового этапа отношений в сфере военных поставок. В мае впервые за последние годы прошли совместные американо-индийские военные учения. После событий 11 сентября и последовавшей отмены санкций против Индии администрация Буша начала рассматривать возможность увеличения продаж ей американской военной техники и воору­жений. России следует ожидать усиления конкуренции на индийском рынке вооружений.

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2002 г. № 17 | Основные тенденции внутриполитического развития | Азия

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх