новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2002 г. № 17 | Основные тенденции внутриполитического развития | Палестина - Израиль

ПАЛЕСТИНА - ИЗРАИЛЬ

Минувший период в палестинско-израильском противостоянии характеризовался прежде всего дальнейшим наступлением на политические позиции лидера ПНА Я.Арафа­та, в чем Израиль фактически получил поддержку Вашингтона. Захват в начале января израильскими спецподразделениями в Красном море судна с грузом оружия, которое было заказано в Иране и предназначалось для руководства Палестинской автономии, был эффективно использован правительством А.Шарона для того, чтобы нейтрализовать еще не изжитые «проарафатовские» колебания Дж.Буша. Непрекращающиеся теракты палестинских боевиков, в организации которых Израиль неизменно обвинял Арафата, как правило, имели своим логическим следствием широкомасштабные карательные операции Армии обороны Израиля на Западном берегу, в ходе которых разгрому подверглась политическая и военная инфраструктура ПНА, а сам Арафат долгое время был блокирован в своей резиденции.

Выдвинутый в феврале мирный план наследного принца Саудовской Аравии Абдаллы, предусматривавший отход Израиля к границам 1967 г. в обмен на признание его арабскими странами и нормализацию отношений, уже по внутренним саудовским обстоятельствам с самого начала был обречен на неудачу, хотя и был встречен со сдержанным оптимизмом. Не увенчались успехом и многочисленные поездки по региону американских представителей — вице-президента Чейни, госсекретаря Пауэлла, спецпосланника Зинни, которые пытались усадить стороны за стол переговоров на основе «плана Тенета». (Более того, именно к приезду американских эмиссаров были «приурочены» самые кровавые вылазки боевиков.) В то же время начала действовать новая международная посредническая структура — «ближневосточная четверка» (США — ЕС — Россия — генсек ООН), которая, впрочем, не изменила суть дела, а лишь подтвердила ведущую роль США, которым остальные три члена фактически доверяют вести переговоры от своего имени. В данном случае особенно важно отметить, что самостоятельная позиция ЕС в ближневосточном противостоянии подвергается неуклонной эрозии, что в перспективе чревато болезненными вопросами об эффективности использования огромных средств Евросоюза, затраченных — как декларируется — на экономическое восстановление ПНА.

Под давлением прежде всего США Я.Арафат объявил в мае о необходимости рефор­мирования Палестинской национальной администрации. Реформы должны заключаться в пересмотре всей системы управления и включать в себя внедрение принципа разделения властей. Лидер ПНА предложил провести выборы главы ПНА в период от четырех до шести месяцев. Одновременно с ними должны пройти выборы в парламент ПНА.

Перекликались с предложениями Арафата и призывы, сделанные президентом США Дж.Бушем в конце июня. Впрочем, заявив о необходимости всеобщих выборов, он сделал другие акценты, фактически призвав палестинцев к смене нынешнего руководства ПНА, хотя и не назвал Арафата по имени. Как заявил американский президент, палестинцы должны «расстаться с теми лидерами, которые запятнали свое имя террором». Американский президент пообещал, что после того, как новые палестинские лидеры будут избраны и достигнут договоренностей с Израилем о принципах обеспечения безопасности в регионе, США и другие участники ближневосточного мирного процесса помогут палестинцам в создании собственного государства — сначала «временного», а затем и постоянного, с демаркированными границами. Как полагает Буш, такое государство может быть создано в течение ближайших трех лет.

На встрече «большой восьмерки» в Кананаскисе президент Дж.Буш сделал еще более резкие заявления, фактически направленные против Арафата. Он сказал, что США не будут оказывать помощь ПНА, пока в Автономии не будут проведены серьезные структурные и властные реформы, пока там не будет обеспечена транспарентность и побеждена коррупция. США ожидают такого же подхода от своих европейских союзников, которые, однако, дали понять Вашингтону, что право избирать себе лидеров принадлежит самим палестинцам. Наиболее внятно эту точку зрения заявил президент Франции Ж.Ширак, а также премьер-министр Канады Ж.Кретьен. В то же время, премьер-министр Великобритании Т.Блэр попытался даже в этом, одном из самых принципиальных для Европы вопросов, занять «серединную» позицию. С одной стороны, он подтвердил недопустимость диктата в отношении волеизъявления палестинцев, с другой — предупредил, что избрание на высшие посты в Автономии людей, не способных быть серьезными партнерами на переговорах, будет иметь негативные последствия.

Россия по-прежнему сколько-нибудь четко не определилась со своей ближневосточ­ной политикой, хотя антитеррористическая операция в регионе фактически стирает грани­цы между соседствующими друг с другом кризисными очагами. Прилегающий к России центральноазиатский регион уже включен западными стратегами в понятие «Боль­шого Ближнего Востока». Между тем, отсутствие четко очерченной ближневосточной по­литики лишь усиливает метания официальной Москвы между различными лоббистскими интересами. Многолетняя ориентация влиятельной части российской внешнеполитической и «оборонно-промышленной» элиты на арабский мир не только не ослабла, но и дополнилась новыми интересами (в первую очередь — нефтяными). Вместе с тем, активизация в последние годы российского направления во внешней политике Израиля пока не находит в Москве реакции настолько адекватной, чтобы у пристрастных наблюдателей не складывалось впечатления ситуации, когда «хвост виляет собакой». Примером тому стал непрофессионально исполненный спектакль с отказов председателя Совета Федерации РФ С.Миро­нова встречаться с руководством ПНА в ходе его первого ближневосточного турне.

Очевидно, что насущно необходимая изощренность внешнеполитического поведения не имеет никакого отношения к распространенному в российских дипломатических кругах стремлению к так называемому «сбалансированному» подходу. Применительно к палестинскому вопросу он равнозначен сохранению любой ценой существующих лидеров и вызывает небезосновательные ассоциации с политикой официальной Москвы по отношению к менее удачливому чеченскому коллеге Арафата — Масхадову. Престарелый палестинский предводитель является заложником «тунисской» группировки в палестинской элите (той, что находилась вместе с ним в изгнании в Тунисе после 1982 г.; к ней относятся и ФАТХ, и «Танзим», и «Бригады мучеников Аль-Аксы»), которая активно стремится нейтрализовать «коллаборационистов», действовавших все это время на оккупированных территориях.

 

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2002 г. № 17 | Основные тенденции внутриполитического развития | Палестина - Израиль

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх