новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2001 г. № 15-16 | Международное положение Росcии | Второе полугодие | Антитеррористическая война

АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ВОЙНА

Серия скоординированных крупномасштабных террористических ударов по Вашингтону и Нью-Йорку 11 сентября показала, что традиционные концепции и механизмы обеспечения безопасности, относящиеся к сфере межгосударственных отношений, не применимы к такой угрозе, как международный терроризм. США, несмотря на свое положение единственной сверхдержавы, оказались не менее других стран уязвимы. Однако они стремятся максимально использовать сложившуюся ситуацию, чтобы доказать безальтернативность своей роли мирового лидера.

После террористической атаки 11 сентября фактор сплоченности вышел на первое место в отношениях США с Европой, а разногласия по спорным вопросам (НПРО, Киотскому протоколу и т.д.) отступили на второй план. Страны НАТО расценили нападение на США как агрессию, подпадающую под действие ст. 5 о коллективной обороне. Если будут свидетельства причастности какого-либо государства к совершенным актам, альянс готов объявить ему войну и прибегнуть к использованию военной силы без запроса мандата у СБ ООН. Правда, ст. 5 Договора НАТО не обязывает все страны альянса непременно участвовать в военной операции США. Каждая из них сама выбирает форму поддержки, в том числе и военной.

28 сентября СБ ООН принял резолюцию 1373, которая обязывает все государства закрыть банковские счета террористов, прекратить оказание им какой-либо помощи и поддержки, запрещает вербовку в террористические структуры и предоставление территории для их инфраструктуры, требует внести в течение 90 дней соответствующие изменения в национальное законодательство.

Россия. Официальная российская позиция по вопросу участия в международной антитеррористической коалиции была оглашена В.Путиным 24 сентября. РФ исключила для себя возможность отправки войск для участия в военных операциях на территории Афганистана. Она заявила о готовности участвовать в поисковых и спасательных операциях в зоне конфликта, предоставить свое воздушное пространство для пролета самолетов с гуманитарными грузами, активизировать международное сотрудничество по линии спецслужб, включая обмен разведданными о международных террористах, их базах, источниках финансирования, увеличить поставки оружия силам Северного альянса, сотрудничать и оказывать поддержку переходному правительству Афганистана.

Борьба с международным терроризмом была одной из главных тем российско-американского саммита 13-15 ноября. Президенты обсудили ситуацию в Афганистане, расклад действующих там сил и их намерения, проблему, связанную со стремлением бен Ладена (и других террористов) получить доступ к ОМУ. В.Путин и Дж.Буш договорились о тесном сотрудничестве спецслужб в обмене разведывательной информацией по этому вопросу. Американские войска обнаружили в Афганистане около 40 объектов, которые могут иметь отношение к разработке химического и биологического оружия, но, по словам генерала Т.Фрэнкса, возглавляющего Центральное командование США, в зону которого входит Афганистан, у них нет прямых доказательств, что «Талибан» осуществлял подобные разработки. Американский президент отдал приказ, дающий ЦРУ карт-бланш на любые действия по уничтожению Усамы бен Ладена и организации «Аль-Каида». На борьбу с терроризмом было дополнительно выделено более 1 млрд. долл.

Во многих аспектах помощь со стороны России в антитеррористической войне не может сравниться для США по своей важности с тем, что могут предложить им многие государства, состоящие с ними в НАТО или других формальных альянсах. Уже одно согласие с развертыванием американского военного присутствия в зоне российских интересов в Центральной Азии меняет многие устоявшиеся представления о границах допустимого в сотрудничестве России и США. Возможность перехода к более углубленным формам сотрудничества в антитеррористической войне Россия ставит в зависимость от того, каким будет характер ее отношений с Западом. Иными словами, в своих решениях Москва намерена учитывать способность своих западных партнеров учитывать ее интересы в важных для нее вопросах (расширение НАТО, облегчение бремени долгов Парижскому клубу и т.д.).

Под влиянием событий 11 сентября существенно изменилась позиция США (и Запада в целом) в оценке ситуации в Чечне, она явно приблизилась к российской точке зрения. Теперь Запад вынужден открыто признавать тесные связи «чеченского сопротивления» с международными террористическими структурами Ближнего и Среднего Востока.

В то же время у России могут возникнуть проблемы с США в том, что касается ее военно-технического сотрудничества с государствами, которых Вашингтон причисляет к «изгоям». Соглашения о поставках российского оружия Ирану, Алжиру, Сирии, планы возобновления военно-технических связей с Ливией в нынешней ситуации приобретают новый контекст. Россия становится уязвимой для обвинений в том, что, продавая им оружие, она не может гарантировать его непопадания к террористам, которые могут базироваться на территории этих государств даже без ведома их правительств.

Европа. ЕС взял на себя роль объединителя и координатора усилий Европы в борьбе с международным терроризмом. 19 октября в Генте (Бельгия) состоялся внеочередной саммит Евросоюза, посвященный этой теме. А 20 октября в Брюсселе прошла Европейская конференция с участием государств ЕС и стран ЦВЕ, на которую были приглашены Россия, Украина и Молдавия. Участники конференции договорились:

— укреплять международную антитеррористическую коалицию под эгидой ООН (тем самым косвенно дается понять, что руководство борьбой с терроризмом не может осуществляться единолично Вашингтоном);

— разработать и осуществлять национальные программы конкретных мер против терроризма, осуществлять координацию и обмен опытом в этой сфере;

— решительно действовать для прекращения финансовой подпитки террористов и отмывания денег, включая замораживание счетов тех лиц, которые определены Комитетом по санкциям в соответствии с резолюцией 1267 СБ ООН. С 1 января 2002 г. страны ЕС будут применять согласованные репрессивные меры против тех государств, которые потворствуют финансированию терроризма и отказываются сотрудничать в борьбе с отмыванием денег (в отношении «Талибан» эти меры уже действуют);

— увеличить оказание гуманитарной помощи Афганистану и сопредельным государствам;

— подготовить соглашения по обмену информацией о деятельности и передвижении отдельных лиц или групп, входящих в террористические организации или с ними связанных, о поставках оружия, взрывчатых веществ и продукции двойного назначения, о новых формах террористической деятельности, включая химические, биологические и ядерные угрозы.

После событий 11 сентября страны Евросоюза разработали и начали осуществлять многочисленные меры по борьбе с международным терроризмом. В соответствии с Планом действий начато проведение 79 операций. На саммите в Лаекене (Бельгия) 14-15 декабря члены ЕС достигли соглашения об едином (унифицированном) ордере на арест для подозреваемых в терактах, согласовали формы сотрудничества между спецслужбами, условия замораживания банковских счетов, общую трактовку того, что следует понимать под террористическими преступлениями, составили списки террористов, террористических организаций, групп и структур. Сейчас в центре внимания ЕС — разработка мер защиты от угрозы терактов с применением биологических и химических веществ: эту работу призвано координировать Европейское агентство гражданской обороны.

4 ноября в Лондоне состоялась встреча семи стран ЕС, созванная по инициативе британского премьера Т.Блэра для обсуждения вопросов координации европейского участия в войне в Афганистане. Круг участников (Великобритания, Франция, Германия, Италия, Испания, Бельгия и Нидерланды) определялся готовностью названных государств направить свои войска в эту страну в ответ на просьбу США. На встрече было решено, что Великобритания выделяет для сухопутной операции в Афганистане 6 тысяч человек, Германия — около 4 тысяч, Италия — 3 тысячи, Франция — 2 тысячи. В отличие от войны против Югославии, когда ведение боевых действий координировалось в рамках НАТО на условиях консенсуса всех стран альянса, участие европейских держав в войне в Афганистане осуществляется на основе согласования с США под единоличным американским командованием.

В сотрудничестве США и Европы в борьбе с международным терроризмом наметилась трещина. ЕС категорически возражает против использования смертной казни в качестве наказания виновных в террористических актах, а США считают такое наказание допустимым. Генеральный прокурор США Дж.Эшкрофт специально посетил ряд государств Западной Европы, чтобы договориться о передаче подозреваемых. Однако страны ЕС намерены отказать американским властям в экстрадиции лиц, причастных к терактам против США, из-за возникших разногласий — Франция уже прямо заявила об этом, а Европейский парламент 13 декабря принял специальную резолюцию на этот счет. Споры по этому вопросу могут вызвать дипломатический скандал, если европейские страны все-таки откажут Вашингтону в выдаче подозреваемых.

Военная операция в Афганистане. 7 октября США развернули военные действия против «Талибан». Операция «Enduring Freedom» началась с нанесения воздушных ударов группировками ВВС и ВМС, сосредоточенными вокруг Афганистана, а также с американских баз, расположенных на удалении от зоны боевых действий. На первом этапе главная цель операции состояла в подавлении военной инфраструктуры талибов — систем ПВО, боевого управления, складов военной техники, мест базирования политического и военного руководства. Второй этап операции начался, когда целями для нанесения огневых ударов стали боевые порядки талибских войск. США обратились к союзникам с просьбой направить войска спецназначения, понимая, что контроль над основными административными центрами Афганистана еще не означает победы в войне — она может переместиться в гористую местность на юге страны, где приобретет характер партизанской.

Падение Кандагара и взятие антиталибскими силами подземных укрытий Тора Бора в декабре ознаменовали окончательное свержение режима «Талибан», лишившегося последнего оплота внутри страны. Однако это не означает, что инфраструктура «Аль-Каиды» полностью разрушена. США усилили морское патрулирование с использованием надводных кораблей и подлодок (к ним присоединились Великобритания, Франция, Италия и ряд других стран НАТО), чтобы пресечь попытки боевиков из этой организации перебраться из Афганистана (там их было, по американским оценкам, 4-5 тысяч человек) в лагеря на территории Йемена, Сомали и Индонезии.

Хотя главари талибов и «Аль-Каиды» не схвачены, тем не менее операцию США в Афганистане можно считать успешной. Такой результат объясняется комбинированным использованием Вашингтоном различных факторов. Во-первых, это полная внешняя изоляция противника. США создали широкую международную антитеррористическую коалицию — свыше 100 стран присоединились к ним в рамках глобальной кампании, и даже традиционные противники американской гегемонии (Россия, Китай) выступили в поддержку Вашингтона. Даже «государства-изгои» (по американской классификации), включая Иран, Ливию, Северную Корею, выразили сочувствие американскому народу в связи событиями 11 сентября и понимание американской силовой акции против талибов. С Ираном у США наметилось даже некоторое сближение, правда, тактического свойства, так как Вашингтон по-прежнему выступает против сооружения международных трубопроводов через иранскую территорию. Саудовская Аравия, ОАЭ, и, наконец, Пакистан — три страны, имевшие официальные дипотношения с «Талибан», пошли на их разрыв.

Второй фактор успеха — финансовый. США мобилизовали международное сообщество — как отдельные страны, так и многосторонние структуры (от МВФ до АТЭС) — на то, чтобы разработать и принять меры по перекрытию каналов финансирования международных террористических структур («Аль-Каиды» и т.д.). Одновременно они не жалели средств на подкуп пуштунских лидеров, в том числе и тех, которые поддерживали талибов. На эти цели ЦРУ израсходовало 100 млн. долл. Третий фактор — продуманное использование военной силы: воздушные удары в сочетании с проведением спецопераций и взаимодействием с силами Северного альянса и антиталибскими отрядами пуштунов.

Политические аспекты афганского урегулирования. Вначале США рассматривали идею возможного вхождения представителей «умеренного крыла» талибов в новое правительство Афганистана, чтобы удержать на своей стороне Пакистан, который выдвинул это требование в качестве условия поддержки американской военной акции. Однако эта перспектива оказалась политически несостоятельной, и уже в Совместном заявлении в Шанхае 21 октября В.Путин и Дж.Буш зафиксировали обоюдное согласие РФ и США в том, что никто из «Талибан» — носителя агрессивной формы исламского фундаментализма — не будет допущен к власти в Афганистане.

5 декабря в Бонне завершилась международная конференция по Афганистану, проводившаяся под эгидой ООН. В результате переговоров четыре основные антиталибские политические силы — Северный альянс, фракция «Кипрский процесс» (группировка Г.Хекматияра, тесно связанная с Тегераном и финансируемая из иранских источников), «Пешаварская конвенция» (военные лидеры и старейшины пуштунских племен, нашедшие прибежище в Пакистане и пользующиеся поддержкой Исламабада), делегация, представляющая бывшего короля Захир Шаха, — подписали при посредничестве ООН соглашение о Временном совете, который по статусу наделяется полномочиями центральной власти на период шести месяцев до созыва Лойя Джирги в середине 2002 г. (на ее открытии будет председательствовать Захир Шах). Весь переходный период рассчитан на два года. С 22 декабря временное правительство приступило к работе. Его возглавил Хамид Карзай — один из наиболее авторитетных пуштунских лидеров, выступивший против талибов. Он является давним союзником США.

Ради объединения разрозненных антиталибских сил лидер Северного альянса президент Б.Раббани под давлением ООН (в том числе Москвы) и в обмен на обещание предоставить Афганистану большую гуманитарную и экономическую помощь на восстановление вынужден был отказаться от претензий на пост главы коалиционного правительства. Правда, Северный альянс получил больше половины — 16 из 30 — постов во временном правительстве, в том числе ключевые посты министров внутренних дел, обороны, иностранных дел (остальные получили три другие афганские фракции) — их заняли таджики, которые давно начали сотрудничать с Россией в борьбе против «Талибан».

Устойчивость нового, постталибского режима в Афганистане во многом зависит от того, смогут ли Россия, США, Пакистан, Иран, Узбекистан и Таджикистан достичь соглашения, которое фиксировало бы modus vivendi и исключало борьбу между ними руками поддерживаемых группировок в Афганистане (такая борьба в любой момент может перерасти в гражданскую войну). Часто забывают, что Пакистан руками талибов вел войну против узбекского и иранского влияния в Афганистане. В настоящее время соседние с Афганистаном государства отложили в сторону свои разногласия по вопросу его будущего устройства, объединенные общей целью свержения талибов. Пока вовлеченные в афганские события внешние державы не договорятся не использовать Афганистан как плацдарм для усиления своего влияния в регионе, попытки добиться долгосрочного урегулирования в этой стране будут бесплодными. Особенно важна здесь позиция Пакистана, который в состоянии создать новую креатуру, основанную на пуштунском национализме, а не на исламском фундаментализме, как в случае с «Талибаном».

Одновременно с передачей власти Временному совету в Афганистане началось развертывание международных сил ООН численностью 3-5 тысяч человек под британским командованием на срок шесть месяцев с целью обеспечения безопасности переходного правительства, представительства ООН и других международных организаций, поддержания минимального правопорядка в Кабуле и ряде других крупных городах (Кандагар, Герат, Джелалабад), откуда выводятся отряды Северного альянса и других афганских военных группировок. Выбор Великобритании на роль лидера многонациональных сил объясняется тем, что с ней США осуществляют наиболее тесное взаимодействие в рамках военной операции в Афганистане (на эту роль претендовала Турция; в этом качестве США видели также Германию), что важно для координации действий американских войск и сил ООН. Согласие направить свои контингенты для участия в этой миссии дали Германия, Франция, Италия, Канада, Турция, Бангладеш, Иордания и ряд других государств. США не будут участвовать в ней, так как намерены сохранить полную свободу рук в проведении операций на афганской территории.

Россия еще до конца не определила для себя, будет ли она участвовать в силах ООН. Первоначальные категорически отрицательные заявления на этот счет министра обороны С.Иванова сменились более осторожными высказываниями, которые допускают в принципе возможность российского участия в миротворческих силах по согласованию с новым афганским правительством и на четко определенных условиях. Остающаяся неопределенность вокруг задач, функций, районов развертывания и состава международных сил вызывает колебания Москвы. Пока она склоняется к тому, чтобы воздержаться от отправки миротворческого контингента, делая ставку на другие формы своего присутствия, прежде всего на военно-техническое сотрудничество с союзниками в Афганистане. Необходимо учитывать, что реальная борьба за власть развернется через полгода, когда будет созвана Лойя Джирга. На ней должно быть определено переходное правительство, которому надлежит провести в течение двух лет всеобщие выборы в стране. Опора лишь на дружественные таджикские и узбекские фракции афганского правительства может оказаться недостаточной, ведь рано или поздно (скорее всего после выборов) к представителям пуштунского большинства вернутся многие ключевые рычаги власти.

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2001 г. № 15-16 | Международное положение Росcии | Второе полугодие | Антитеррористическая война

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх