новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2001 г. № 15-16 | Международное положение Росcии | Первое полугодие | Проблема ПРО и отношения Россия — Запад

ПРОБЛЕМА ПРО И ОТНОШЕНИЯ РОССИЯ — ЗАПАД

В прошедшее полугодие вопрос о НПРО был одним из наиболее злободневных в мировой политике, затрагивая интересы России и основных центров современной системы международных отношений (США, Европы, Китая, Индии, Японии). В президентство Дж.Буша эта проблема стала во многом определяющей для российско-американских отношений в сфере безопасности. Создание системы НПРО является идеологическим кредо республиканцев в обеспечении национальной безопасности. На слушаниях в конгрессе министр обороны Д.Рамсфелд подчеркивал, что ПРО должна обеспечить США свободу действий в случае возникновения кризиса, а нынешняя парадигма ядерного сдерживания, основанная исключительно на угрозе ответного удара, не во всех случаях может быть эффективной против «проблемных режимов», если у тех будет ОМУ. Республиканская администрация исходит из того, что Договор по ПРО в его нынешнем виде устарел и не отвечает американским интересам.

Россия считает, что сдерживать амбиции «проблемных режимов» совместными политическими усилиями гораздо выгоднее с точки зрения эффективности затрат — здесь наглядным примером может служить Северная Корея, ситуация вокруг которой заметно улучшилась за последний год. Эта мысль прозвучала в выступлении тогдашнего секретаря Совета безопасности РФ С.Иванова на международной конференции в Мюнхене в феврале. Однако апелляция к «корейскому примеру» выглядит для США неубедительно. Россия по-прежнему стоит перед необходимостью выбора эффективной тактики реагирования на американские планы по НПРО: либо продолжать отвергать внесение каких-либо изменений в Договор по ПРО, стремясь максимально поднять политическую цену решения США о создании НПРО, но и давая им свободу рук после выхода из договора; либо вести переговоры по поправкам в договор, но тогда могут в значительной мере развеяться опасения Европы относительно угрозы конфронтации РФ и Запада из-за ПРО, которые заставляют ее негативно относиться к этим планам администрации Дж.Буша.

В ходе визита генсека НАТО Дж.Робертсона в Москву 20-21 февраля Россия уточнила свои предложения по европейской нестратегической ПРО, которую она выдвигает в качестве альтернативы американскому проекту НПРО, а также пригласила представителей ЕС к участию в российско-американском Центре предупреждения о ракетных пусках. С точки зрения Москвы, ракетная угроза для Европы может рассматриваться как более актуальная, чем для США, так как этот регион расположен ближе к регионам распространения ОМУ (Ближнему Востоку, Южной и Восточной Азии). Российская концепция ЕвроПРО не предполагает защиту непосредственно территории США от МБР, а именно такую цель ставит администрация Дж.Буша. Чтобы нейтрализовать возражения против НПРО, Вашингтон предлагает союзникам в Европе и Азии участвовать в реализации проектов региональной ПРО ТВД, пытается внушить Европе и России мысль о неизбежности создания американской НПРО, подрывая их волю к сопротивлению.

Оппоненты проекта НПРО в США (среди демократов их большинство, хотя здесь нет четкого водораздела по признаку партийной принадлежности) критикуют проект Дж.Буша по стратегическим, финансовым и внешнеполитическим аспектам. Они отмечают, что масштабы этой системы и темпы ее создания, как их обозначил Дж.Буш, сокращают шансы на достижение компромисса с Россией и Китаем. Переход сената под контроль демократов после решения сенатора Дж.Джеффордса выйти из республиканской партии означает, что планы президента Дж.Буша в отношении НПРО могут быть существенно скорректированы конгрессом. Сенатские комитеты возглавили политические оппоненты главы Белого дома. Изменившаяся расстановка сил способна затруднить прохождение инициатив президента, включая проекты военного бюджета, ассигнований на НПРО и санкционирование возможного решения о выходе из Договора по ПРО, ведь именно сенату принадлежат исключительные права в том, что касается вступления в силу обязательств США по международным договорам.

Хотя в программной речи, с которой президент Дж.Буш выступил в Национальном оборонном университете 1 мая, создание системы НПРО было провозглашено государственной политикой США, Вашингтон окончательно еще не определил для себя, что предпочтительнее — полный отказ от Договора по ПРО или внесение в него поправок и частичная модификация. Это связано с неизвестностью — позволят ли разрабатываемые технологии реализовать концепцию эшелонированной системы НПРО территории страны, или они смогут гарантировать приемлемый уровень эффективности лишь в рамках ограниченной ПРО, пригодной только для отражения одиночных ракетных ударов. Не ясно также, какую политическую цену США будут готовы заплатить за выход из Договора по ПРО.

Президент Дж.Буш призвал РФ к сотрудничеству с США в области ПРО, включая обмен данными о ракетных пусках и угрозах со стороны третьих стран, чтобы повысить эффективность национальных систем раннего предупреждения. Возможность глубоких сокращений американских СЯС, закупки системы «С-300» и российских технологий для использования в европейской ПРО, финансовой помощи в модернизации РЛС СРПРН, списание части долгов и другие попытки прозондировать пределы уступок в российской позиции выглядят, скорее, как «плата» Москве, если она согласится на американский проект по НПРО. Некоторые из этих предложений Россия согласна обсудить с США, но без увязки с Договором по ПРО.

США не исключают возможность создания совместной ПРО в будущем — об этом заявлял президент Дж.Буш, а первый заместитель министра обороны П.Вулфовиц, который 11 мая вел консультации по вопросу ПРО в российском МИДе, высказал предположение, что американская НПРО может быть использована и для защиты РФ от ракетной угрозы со стороны государств «третьего мира». В принципе реализация идеи совместной ПРО на условиях равноправного партнерства могла бы устранить многие разногласия между Москвой и Вашингтоном, однако она предъявляет такие высокие требования к сторонам, для выполнения которых отсутствуют необходимые предпосылки. Явный диспаритет возможностей сторон по инвестициям в ПРО, очевидный недостаток взаимного доверия, как и многие другие причины делают подобный сценарий не очень реалистичным. Уже первые месяцы совместной эксплуатации Международной космической станции (МКС), показали, что претензии и споры между сторонами могут возникать и по гораздо менее серьезным вопросам, чем обеспечение национальной безопасности.

Заседание министров иностранных дел стран НАТО в Будапеште 29 мая показало, что европейские союзники, несмотря на давление США, не поддерживают американский проект по НПРО. По настоянию прежде всего Франции и Германии в итоговый документ не вошло положение о том, что западный альянс сталкивается с общей ракетной угрозой — это явилось очевидным дипломатическим поражением Вашингтона. Однако и резко противопоставлять себя США европейские державы не хотят, считая это контрпродуктивным. Они склоняются к тому, что их оппозиция американскому проекту НПРО может помешать достичь компромисса с США в вопросах, касающихся интересов непосредственно самой Европы, таких как разграничение ответственности в сфере безопасности между НАТО и ЕС. Союзники ищут пути, как «примирить» американские планы по ПРО с сохранением неконфронтационных отношений с Россией и Китаем, с императивами контроля над вооружениями. В результате им пришлось пойти на серьезную уступку США, когда они были вынуждены согласиться на то, чтобы не включать в итоговый документ Будапештской встречи положение о необходимости сохранения Договора по ПРО.

На заседании министров обороны стран НАТО в Брюсселе 8 июня Д.Рамсфелд высказался за форсированный переход к развертыванию первой очереди НПРО. Чтобы нейтрализовать возражения европейских союзников, на закрытом заседании США ознакомили их с данными американской разведки об усилиях некоторых государств приобрести технологии для создания ракет большой дальности. Д.Рамсфелд предложил европейским державам сотрудничество в НИОКР по ПРО ТВД. С целью как-то сбалансировать очевидный крен США в сторону военно-силовых средств реагирования на распространение ОМУ, в итоговом документе обращается внимание и на те механизмы, которым отдает предпочтение Европа — режим ядерного нераспространения, контроль над вооружениями, ограничения на экспорт военно-конвертируемых и двойных технологий.

К встрече на высшем уровне в Словении Дж.Буш подошел, так и не получив поддержку концепции НПРО от европейских союзников, тогда как В.Путин мог опереться на солидарную позицию государств Шанхайского форума «шести», где был подписан ранее не планировавшийся документ — коммюнике по контролю над вооружениями — в поддержку Договора по ПРО. Российско-американский саммит, состоявшийся близ Любляны 16 мая, не привел ни к прорыву, ни к сближению позиций сторон в попытках найти компромисс в разрешении острых разногласий по вопросу НПРО. В.Путин и Дж.Буш договорились продолжить консультации для детального рассмотрения аргументов сторон (по линии МО и МИД). Президенты отметили, что имеющиеся разногласия не должны стать непреодолимыми, и выразили надежду, что РФ и США могут быть союзниками и сотрудничать в построении новой архитектуры безопасности.

Рассматривая американские предложения по ПРО, РФ исходит из того, что, во-первых, сложившаяся система поддержания стратегической стабильности не должна быть разрушена исходя из гипотетических угроз, уступая место новому неапробированному механизму, надежность которого не подтверждена убедительными доказательствами. Во-вторых, изменения режима контроля над вооружениями должны быть результатом согласованных действий участников Договора по ПРО, а не выбором, навязанным одной из сторон.

США хотят выбить у России уступки в вопросе о ПРО, хотя еще очень далеки до получения «реального продукта» — поэтому их нынешняя тактика содержит изрядную долю блефа. Судя по уровню разработанности, развертывание наземных компонентов НПРО реально может начаться не раньше чем через пять лет, средств ПРО морского базирования — к концу десятилетия, а космического эшелона НПРО — за пределами обозримой перспективы. Существующий механизм поддержания стратегической стабильности обладает определенным запасом прочности, и в ближайшие 10 лет США не смогут его бесповоротно разрушить своими действиями в области ПРО.

Администрация Дж.Буша еще не определилась с конкретной конфигурацией предполагаемой системы НПРО, но рамки возможного компромисса РФ (и Европы) и США могут, вероятно, касаться отказа Вашингтона от наиболее радикальных вариантов массированной ПРО территории страны и поиска согласия России на новый, но гораздо менее жесткий свод ограничений по ПРО. Попытки осложнить для США выход из договора отказом от любой его адаптации могут предстать в глазах Европы как стремление России не позволить США делать то, что она сама не в состоянии, а не тревогой за судьбу стратегической стабильности и контроля над вооружениями. России необходимо представить аргументы, почему она против даже частичных поправок в Договор по ПРО, использовать слабость американской позиции: создание НПРО является мерой по укреплению односторонней безопасности, и США трудно будет доказать Европе, что такая оборона (хотя они уже и отказались от ее определения как «национальная») вписывается в понятие кооперативной безопасности, особенно если масштабы создаваемой системы будут явно превышать величину ракетной угрозы.

Гибкость российской позиции ограничивает то, что Москва вынуждена считаться с мнением Пекина, с которым она обещала действовать сообща в ответ на американскую НПРО. Так как Китай может оказаться стороной, наиболее пострадавшей от развертывания американской НПРО, Россия имеет возможность запросить очень большую цену у КНР за поддержку ее позиции. И США, и Китай стремятся привлечь Россию на свою сторону, и от того, кому это удастся, будет зависеть глобальный баланс сил на длительную перспективу.

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2001 г. № 15-16 | Международное положение Росcии | Первое полугодие | Проблема ПРО и отношения Россия — Запад

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх