новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2001 г. № 15-16 | Международное положение Росcии | Первое полугодие | Россия — США

РОССИЯ — США

Республиканцы пришли к власти с «великим проектом» создания новой системы международной безопасности, которую они мыслят в духе «истинно американского интернационализма» (по выражению госсекретаря К.Пауэлла). Администрация Дж.Буша считает, что демократы в 1990-е годы явно не справились с этой задачей. Ее правление началось с подчеркнутого отмежевания от клинтоновского наследия не только в отношениях с Россией, но и с Европой, Китаем, с «расчистки площадки» для новой политики.

Республиканцы провалили ратификацию в сенате ДВЗЯИ, считают допустимым расторгнуть Договор по ПРО, убеждены, что США необходимо иметь максимальную свободу в адаптации американского стратегического ядерного потенциала к новым вызовам безопасности и что возможность непредвиденных изменений в балансе сил на глобальном и региональных уровнях требует больше простора для односторонних действий Вашингтона.

В первые месяцы ключевые фигуры в администрации (министр обороны Д.Рамсфелд, госсекретарь К.Пауэлл, советник президента по национальной безопасности К.Райс) делали заявления, смысл которых состоял в том, что стремление России утвердить свое место в мире часто проявляется в действиях, представляющих угрозу американским интересам. К такой угрозе они в первую очередь относили поставки Россией ракетных и ядерных технологий Ирану, продажу вооружений государствам, которые Вашингтон причисляет к «проблемным режимам». Американский подход к России, по словам К.Пауэлла, должен быть «очень реалистичным», схожим с тем, которого команда Р.Рейгана придерживалась в отношении Советского Союза, не затушевывая расхождения и сотрудничая с Москвой в тех вопросах, где интересы двух стран совпадают. Это означало, что США намерены жестко реагировать на укрепление сотрудничества России с Ираном, заставить Москву платить высокую цену за связи с неугодными государствами, как и за любые другие действия, которые Вашингтон сочтет враждебными для себя.

Попытавшись отодвинуть Россию на задворки системы международных отношений, администрация Дж.Буша получила обратный эффект — укрепление отношений РФ с Европой, Китаем, государствами Ближнего Востока. Москва активизировала военно-техническое сотрудничество с государствами «третьего мира», которые вызывают беспокойство Вашингтона. Только в мае Россия уже заключила соглашения или вела переговоры с Ливией, Алжиром, Сирией о продаже вооружений и военной техники, об оказании помощи в подготовке военных кадров этих стран.

Хотя борьба между различными группировками в окружении американского президента, как и сам процесс выработки курса новой администрации на российском направлении, еще далеки от завершения, команда Дж.Буша, столкнувшись с реалиями мировой политики в качестве действующей власти, была вынуждена внести коррективы в свои исходные установки. Уже в преддверии и во время первого европейского турне Дж.Буша в июне наиболее влиятельные фигуры в администрации стали подчеркивать, что Россия не должна быть отделена от Европы, что она должна занять в ней подобающее место. Стало заметно, что Вашингтон переносит акцент с противостояния по спорным проблемам на формирование позитивного подхода к разрешению противоречий.

Перемены в политической риторике Вашингтона отражают то обстоятельство, что он все еще находится в поиске ответов на многие вопросы, касающиеся российско-американских отношений, что он еще не решил для себя, от каких обязательств нужно отказаться, а какие следует соблюдать. Воздушный инцидент с участием американского разведывательного самолета и китайского истребителя показал руководству США, что оно может оказаться перед угрозой конфликта с Китаем самым неожиданным образом, и поэтому лучше не антагонизировать Москву и не подталкивать ее к альянсу с Пекином.

Попытки установить конструктивный диалог с новой администрацией были предприняты министром иностранных дел РФ И.Ивановым в ходе переговоров в Париже 12 апреля с госсекретарем К.Пауэллом и во время визита в США 18-19 мая. Уже в ходе парижской встречи появились признаки того, что администрация Дж.Буша начинает корректировать ранее взятый жесткий тон в отношении России и выражать заинтересованность в нахождении точек соприкосновения с ней по всем вопросам повестки дня — тем, по которым позиции сторон совпадают или близки, и тем, где сохраняются разногласия. При этом, однако, Вашингтон ясно дал понять, что консультации с РФ не будут подменой реальных действий и что в подходящее время США приступят к развертыванию НПРО независимо от того, будет ли к тому моменту достигнуто соглашение с партнерами по переговорам. Глава российской дипломатии подтвердил на этих встречах готовность РФ достичь соглашения с администрацией Дж.Буша по проблемам контроля над вооружениями, а также приверженность Москвы Договору по ПРО. Москва стремилась к тому, чтобы поскорее завершить период напряженности в российско-американских отношениях, возникший с приходом республиканской администрации.

США предложили России разработать «новые стратегические рамки» отношений в сфере безопасности (включая новую концепцию сдерживания), которые отвечали бы современным реалиям, когда РФ и США не являются врагами, позволяя дополнить ядерный потенциал двух стран возможностями технологий ПРО. Москва с настороженностью относится к предложению ревизовать российско-американские соглашения по стратегическим вооружениям, ведь эти договоры — то немногое, что еще делает РФ и США равновеликими державами. Соглашения по контролю над вооружениями отражают соотношение сил между сторонами, и если тенденция 90-х годов продолжится, России будет трудно добиваться от США, чтобы новые договоренности строились на основе паритета. Тенденция к уменьшению бремени американских обязательств по международным соглашениям и получению большей свободы рук в обеспечении национальной безопасности, если она окончательно возобладает в подходах администрации Дж.Буша, создаст серьезные проблемы для России, будет порождать конфликт интересов двух стран.

В результате переговоров вице-премьера А.Кудрина с министром финансов США П.О’Нилом, которые прошли в Вашингтоне в конце апреля в рамках весенней сессии МВФ, стало ясно, что США готовы рассматривать в 2003 г. вопрос о реструктуризации российских долгов Парижскому клубу, если Москва обратится к администрации Дж.Буша со специальной просьбой (Германия и Великобритания также дали предварительное согласие на это). Администрация Дж.Буша официально не подтвердила, что она поддерживает идею, которую накануне люблянского саммита озвучил Р.Перл (правда, он не входит в ближайшее окружение президента), предложивший списать долги, доставшиеся России от СССР.

По просочившимся в германскую прессу выдержкам из секретной стенограммы беседы канцлера Г.Шредера и президента Дж.Буша 29 марта в Вашингтоне (их опубликовали еженедельники Focus и Der Spiegel), США и ФРГ решили больше не предоставлять России финансовую помощь, пока Москва не остановит утечку капитала из страны. Эта причина была выдвинута, скорее, в качестве предлога, а на самом деле подобное решение, если оно действительно имело место, отражает сомнение в способности президента В.Путина осуществить рыночные и демократические реформы в России, недовольство США поставками российских вооружений Ирану. США и Запад в целом не торопятся вносить ясность в вопрос о российских долгах, предпочитая держать Россию «на финансовом крючке» в ожидании ее реакции на очередное расширение НАТО, решение о котором должно быть принято в ноябре 2002 г. на саммите в Праге. В случае принятия жестких ответных мер на расширение альянса Россия едва ли сможет рассчитывать на облегчение бремени своих долгов Западу.

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2001 г. № 15-16 | Международное положение Росcии | Первое полугодие | Россия — США

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх