новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2001 г. № 15-16 | Международное положение Росcии | Первое полугодие | Содружество Независимых Государств

СОДРУЖЕСТВО НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ

В выступлении на состоявшейся в феврале в Мюнхене конференции по вопросам безопасности С.Иванов, бывший тогда секретарем СБ РФ, заявил, что отныне Россия признает невозможным ускоренное развитие СНГ в полноценное интеграционное объединение, интеграция всего постсоветского пространства не считается абсолютной ценностью. Ставка теперь сделана на двусторонние отношения и на объединения ограниченного числа государств.

25 мая на саммите стран-членов ДКБ в Ереване было решено, что Коллективные силы быстрого развертывания (КСБР) в Центральной Азии должны быть сформированы к 1 августа. Поскольку эти силы будут прикрывать лишь одно региональное направление, в их создании будут принимать участие не все шесть, а только четыре страны — Россия, Казахстан, Киргизия и Таджикистан. Спешка с созданием КСБР, несомненно, вызвана новыми военными успехами афганских талибов и участившимися сообщениями о намечающемся на лето новом наступлении исламских экстремистов в некоторых центральноазиатских государствах. Однако, в случае широкомасштабного вторжения извне, КБСР, в которые каждая страна-участник выделит по одному батальону, окажется абсолютно недостаточно.

1 июня в Минске состоялся саммит СНГ. Главной экономической темой стало формирование Зоны свободной торговли. Кроме того, Совет глав государств Содружества решил назначить бывшего главкома РВСН РФ генерала армии В.Яковлева начальником штаба по координации военного сотрудничества стран СНГ. Основное внимание, однако, наблюдатели обратили на состоявшиеся двусторонние и многосторонние встречи (Путин — Лукашенко, Касьянов — Кинах, встречи лидеров «кавказской четверки» и ЕвразЭС). Россия использовала минский саммит для того, чтобы вновь взять на себя главную роль в урегулировании карабахского конфликта и в определении статуса Каспийского моря. (Президент Туркменистана С.Ниязов не приехал в Минск, считая, по-видимому, что подобные форумы не способны разрешить наиболее волнующие вопросы, в частности, вновь обострившийся спор с Азербайджаном относительно принадлежности нефтяных месторождений в центральной части Каспия).

Россия — Белоруссия. Мероприятия по строительству союзного государства оказались в минувшее полугодие отодвинутыми на задний план в результате явного охлаждения политического климата между двумя странами и их лидерами и все более настойчивых предсказаний «украинского» или даже «югославского» сценариев развития политической ситуации в Белоруссии. В начале сентября в республике должны состояться президентские выборы.

Июньский визит А.Лукашенко в Москву в поисках предвыборной поддержки по-видимому означает, что Россия все же не намерена списывать со счетов нынешнего белорусского президента (вероятный провал на выборах какой-либо «более московской» кандидатуры сильно ударит по авторитету России). Вряд ли хотя бы один из многочисленных альтернативных кандидатов способен бросить вызов действующему президенту, однако социальная напряженность в республике нарастает, и ситуация становится все менее благоприятной для А.Лукашенко. Заявления же о существовании в Белоруссии «эскадронов смерти», сделанные двумя бывшими сотрудниками белорусского КГБ, бежавшими на Запад, очень напоминают начало «кассетного скандала» на Украине.

Как бы ни развивалась ситуация в Белоруссии, России следует учитывать, что становление Союзного государства пока еще очень зависит от доброй воли лидеров и следовало бы просчитать все возможные «за» и «против», прежде чем применять опробованные на российской почве политические технологии. Апелляция к Москве практически всех возможных кандидатов в президенты Белоруссии отнюдь не означает, что в случае прихода к власти они проявят заинтересованность в укреплении Союза.

Украина. Внутриполитический кризис, разразившийся в конце 2000 г. в связи с делом об исчезновении журналиста Г.Гонгадзе и «кассетным скандалом», заставил Россию определяться по отношению к Л.Кучме. В Москве не вызывало сомнений, что устранение или просто серьезное ослабление позиций украинского лидера, несмотря на все его геополитические шарахания и антироссийские шаги, невыгодно нашей стране. Москва помогла Л.Кучме избавиться от бывшего вице-премьера Ю.Тимошенко, которая в начале года была отправлена в отставку, а затем на короткое время арестована. Реформы нефтегазового сектора, начатые правительством В.Ющенко и разработанные Ю.Тимошенко, были невыгодны России, поскольку исключали участие «Газпрома» в приватизации украинских магистральных газопроводов. В конце апреля усилиями нового пропрезидентского большинства в Верховной Раде правительство В.Ющенко было отправлено в отставку. В мае новым премьером был утвержден А.Кинах, лишенный собственных политических амбиций. С правительственным кризисом совпало назначение послом РФ на Украине В.Черномырдина.

Перехват Л.Кучмой политической инициативы позволяет утверждать, что непосредственная угроза для его президентства миновала. Почувствовав это, он, по-видимому, счел, что вновь настало время продемонстрировать «европейский выбор» Украины. Для этого были использованы визит в Словению и встреча лидеров центральноевропейских государств в Стрезе (Италия) в середине июня. Но особая ставка делалась на посещение Украины Иоанном Павлом II. Визит понтифика может быть использован как для восстановления репутации Украины на Западе, так и для противодействия усилившемуся влиянию России.

Молдавия. В начале апреля парламент избрал президентом республики лидера победившей на всеобщих выборах Партии коммунистов Молдовы В.Воронина. В середине месяца он посетил с официальным визитом Россию. Основными темами обсуждения в Москве были приднестровская проблема, перспективы заключения «большого» российско-молдавского договора, участие Молдавии в постсоветских интеграционных объединениях. Вопрос о вступлении республики в Союз России и Белоруссии, о котором Воронин так много говорил в ходе предвыборной кампании, отошел на второй план. Зато новое кишиневское руководство активно пыталось использовать улучшившиеся отношения с Москвой для того, чтобы добиться выгодного для себя решения приднестровской проблемы. С одной стороны, В.Воронин выступил против интернационализации конфликта и участия миротворческих сил под эгидой ОБСЕ, которое предполагается планом российской Госкомиссии под руководством Е.Примакова. С другой стороны, после нескольких туров переговоров с лидером Приднестровья И.Смирновым он явно сделал ставку лишь на автономию Левобережья в составе унитарного молдавского государства, отойдя, как считает Тирасполь, от подписанных в предыдущие годы документов. Приднестровское руководство по-прежнему настаивает на «равносубъектности», то есть на конфедеративном устройстве общего государства.

Закавказская дипломатия РФ в прошедшее полугодие началась с визита В.Путина в январе в Азербайджан. Стороны согласовали принципы сотрудничества на Каспии. Речь идет о том, чтобы оставить водную поверхность в совместном пользовании, а дно разделить. Москве здесь пришлось пойти на серьезные уступки, ведь она всегда выступала против раздела Каспия. К тому же теперь в вопросе о статусе моря она окончательно расходится с Ираном, который в результате раздела шельфа понесет наибольшие потери.

Во время визита президента Ирана М.Хатами в Россию в марте стороны пытались сгладить разногласия. В совместной декларации они заявили, что Россия и Иран «до усовершенствования правового режима Каспийского моря не признают никаких границ на этом море». Подчеркивалось также неприятие «прокладки по морю любых транскаспийских нефте- и газопроводов, являющихся опасными в экологическом отношении». Эта декларация вызвала беспокойство у некоторых других партнеров Москвы по каспийскому диалогу, в частности, Казахстана, который счел пункт о непризнании границ нарушением прежних договоренностей с Астаной и Баку о проведении границ по принципу срединной линии.

Р.Кочарян и Г.Алиев провели переговоры в Париже (январь) и в Ки-Уэсте (апрель) по Нагорному Карабаху. Намеченная на июнь новая встреча в Женеве была отменена. Хотя сдвига в решении проблемы состоявшееся обсуждение не принесло и даже существующие механизмы посредничества оба лидера оценивают по-разному, встречи показали, что России на Кавказе и дальше придется сталкиваться с растущей конкуренцией на ниве миротворчества, адекватно реагировать на любые попытки интернационализации кризисов по балканскому образцу. В частности, после встречи в Ки-Уэсте в очередной раз проявился проамериканский крен Азербайджана. Госдепартамент США накануне этих переговоров впервые признал факт оккупации азербайджанской территории вооруженными силами Армении и карабахскими сепаратистами. Это вызвало явное удовлетворение Баку, где вновь стали раздаваться угрозы решить карабахскую проблему военным путем. Одновременно обострились отношения между Азербайджаном и Ираном — Баку обвинил различные проиранские организации в попытках совершить государственный переворот в Азербайджане.

Администрация Дж.Буша, несмотря на свои предвыборные заявления о том, что вопрос о прохождении магистральных нефтепроводов будет решаться исходя прежде всего из экономических критериев, вовсе не собирается отказываться от поддержки проекта Баку-Джейхан. Именно спецпредставитель президента США по вопросам энергоресурсов Каспия Э.Джонс сумела в ходе поездки в Казахстан в марте добиться присоединения Астаны к проекту (в то же время последняя продолжает активно участвовать в проекте КТК совместно с Россией). Во время визита в том же месяце в Вашингтон министра иностранных дел Грузии И.Менагаришвили государственный секретарь К.Пауэлл также дал Тбилиси заверения в том, что США не собираются отказываться от защиты независимости Грузии и будут и дальше поддерживать упомянутый нефтетранспортный проект.

Именно Грузия продолжала оставаться для России камнем преткновения в ее попытках укрепить свое влияние в Закавказье. Между Москвой и Тбилиси продолжались споры о сроках вывода российских военных баз. Эвакуация базы в Вазиани к концу июня была практически завершена, однако выводу базы из Гудауты воспрепятствовали местные жители. По времени эти события совпали с публикацией в российской прессе сообщений о якобы вынашиваемых грузинскими властями планах захвата Абхазии (возможно, с помощью НАТО).

Узбекистан сделал очередной, возможно, вынужденный, шаг по военно-политическому сближению с РФ и ее ближайшими союзниками на постсоветском пространстве. По-прежнему отказываясь вернуться в ДКБ и отвергая «сепаратные» интеграционные проекты типа ЕвразЭС (о чем президент И.Каримов еще раз заявил в ходе минского саммита СНГ), Ташкент в июне официально вступил в Шанхайский форум. На состоявшейся в Шанхае встрече в верхах эта организация была преобразована в Шанхайскую организацию сотрудничества. Накануне ожидающегося летом очередного наступления боевиков Исламского движения Узбекистана И.Каримов стремился заручиться поддержкой как Москвы, так и Пекина. Шанхайский форум для него предпочтительнее, чем ДКБ, поскольку в нем Россия и Китай уравновешивают влияние друг друга, препятствуя чьей-либо гегемонии.

В начале июня в Ялте состоялась встреча президентов Грузии, Украины, Узбекистана, Азербайджана и Молдавии, входящих в «консультативный форум» ГУУАМ. Главной темой саммита было строительство Евразийского транспортного коридора в обход России. Украина заявляет, что ее вкладом в этот проект станет строительство нефтепровода Одесса-Броды-Гданьск и терминала под Одессой, возведение которых она завершит к концу этого года. Для России функционирование соперничающей группировки государств на постсоветском пространстве представляет известную проблему, однако значение ГУУАМ в последнее время девальвировалось, во-первых, из-за политического кризиса на Украине и вынужденного дрейфа Киева в сторону Москвы, во-вторых, из-за прихода к власти более пророссийского руководства в Молдавии, в-третьих, из-за военно-политических сложностей, с которыми сталкиваются в последнее время закавказские и прикаспийские страны.

Ставка России на двусторонние отношения со странами СНГ, с одной стороны, позволяет строить более прагматический курс и в то же время применять разнообразные рычаги давления на те страны, которые действуют вопреки российским интересам. С другой стороны, линия на свертывание многостороннего сотрудничества в СНГ, какими бы порой неэффективными ни были его инструменты, означает, что Москва фактически снимает заявку на то, что Содружество является сферой ее особых интересов, открывая тем самым дорогу «свободной конкуренции» на постсоветском пространстве.

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2001 г. № 15-16 | Международное положение Росcии | Первое полугодие | Содружество Независимых Государств

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх