новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2001 г. № 15-16 | Основные тенденции внутриполитического развития | Второе полугодие | Конфликт между старыми и новыми элитами и его итоги

КОНФЛИКТ МЕЖДУ СТАРЫМИ И НОВЫМИ ЭЛИТАМИ И ЕГО ИТОГИ

Борьба двух течений в высших эшелонах власти, поле которой к концу года существенно расширилось за счет вовлечения в ее орбиту новых сфер государственного управления, политических проблем и новых фигур политического и делового истеблишмента, стала стержнем развития внутриполитического процесса, формируя спектр возможных альтернатив развития страны на ближайшую перспективу.

Противостояние резко обострилось в октябре, особенно после демонстративного появления 7 октября в день рождения В.Путина на теннисном турнире «Кубок Кремля» премьера М.Касьянова вместе с экс-президентом России Б.Ельциным.

Сначала Генеральная прокуратура заявила о выдаче международного ордера на арест Б.Березовского. По рекомендации «сверху» в целях ослабления влияния Березовского на информационное пространство России один из владельцев телекомпании ТВ-6, нефтяной концерн «Лукойл», приступил к действиям, направленным на развал телеканала. «Зеленый свет» был дан конкурентам финансово-экономических групп, близких к «семье» (особенно «Лукойлу» и «Альфа-групп»).

Затем, во второй половине октября, Генпрокуратура возбудила уголовное дело против руководства Министерства путей сообщения (прежде всего самого министра Н.Аксененко, известного близостью к «семье» Б.Ельцина) по обвинению его в нецелевом использовании бюджетных ресурсов. Эта акция, по мысли ее организаторов, должна была, видимо, сплотить всю питерскую команду, как «либералов», так и «силовиков». Иначе трудно понять, почему в прессу были даны утечки о том, что перед возбуждением дела прокуратура провела консультации с заместителем руководителя президентской администрации Д.Козаком. Более того, высказывалось даже предположение, что уголовное дело против министра было «заказано» Генпрокуратуре главой РАО ЕЭС А.Чубайсом, которому в этой связи пришлось публично отмежевываться от этой акции. Более того, СМИ, контролируемые А.Чубайсом (например, «РЕН-ТВ»), затем присоединились к атаке на «силовиков», начатой «Коммерсантом» и «Независимой газетой».

Вслед за этим в печати появились сообщения, что в процессе расследований, проводимых Генеральной прокуратурой и Счетной палатой, находятся дела и в отношении руководителей других ведомств, принадлежащих к старой элите (С.Шойгу, М.Ванин, В.Артюхов, М.Лесин, С.Франк, А.Чубайс). Одновременно в СМИ просочилась информация о том, что мощное наступление на старые элиты было организовано группой выходцев из Петербурга в высших эшелонах власти, в которую входили заместители руководителя администрации Президента И.Сечин и В.Иванов, первый заместитель директора ФСБ Ю.Заостровцев и глава Межпромбанка С.Пугачев.

Стоит отметить, что «семья» начала активно сопротивляться попыткам ее «прореживания», предпринятым «питерцами». Примером может служить активная линия сопротивления главы ГТК М.Ванина, считающегося одним из членов ельцинской «семьи». Ему удалось не только отбить обвинения в финансовых и должностных злоупотреблениях, но и переключить внимание на Северо-Западное управление ГТК, через которое шли незаконные поставки мебели в Россию через торговую фирму «Три кита». В этой связи в прессе замелькали фамилии полпреда в СЗФО В.Черкесова и заместителя директора ФСБ Ю.Заостровцева.

Как выяснилось позднее, перевод конфликта в сферу публичной политики был обусловлен усилиями «семьи» Б.Ельцина. Дело в том, что питерским «силовикам» в ходе конфликта впервые удалось лишить «семью» ее главного информационного оружия — влияния в электронных СМИ. 4 из 5 общенациональных телеканалов фактически дистанцировались от освещения борьбы в российских верхах. Лишь контролируемая Б.Березовским телекомпания ТВ-6 открыто встала на сторону старых элит в связи с тем, что суд принял решение о ее ликвидации по иску партнера Березовского — дочерней компании нефтяного гиганта «Лукойл». В этих условиях «семья» и поддерживающие ее группы ельцинского истеблишмента дали ряд «утечек» в печатные СМИ, в которых они интерпретировали суть конфликта как стремление «силовых» элит захватить власть в государстве и свернуть главные достижения предшествующего периода — демократические свободы.

Первая фаза обострения конфликта была отмечена заявлениями А.Волошина, руководителя администрации Президента, обычно избегающего контактов с журналистами, и известного политтехнолога Г.Павловского. Как отмечалось, накануне визита В.Путина в США А.Волошин в беседе с представителями американских медиа неожиданно обрушился с резкой критикой на официальную позицию Вашингтона по проблемам НПРО. Г.Павловский же объявил, что со стороны ближайшего окружения Президента В.Путина исходит угроза его власти, а также сложившимся в стране отношениям собственности. По мнению одних наблюдателей, мотивом, побудившим Павловского выступить, стала оппозиция «силовиков» к идее проведения так называемого «Гражданского форума». Другие утверждают, что этот самый «форум», изначальной целью которого (как и в случае с всероссийской телевизионной пресс-конференцией 24 декабря) была организация «прямого» диалога Президента с обществом, в конце концов и был переориентирован на решение задачи выхода «семьи» из информационной блокады.

Вторая фаза конфликта развернулась после того, как в схватку вступил бывший глава администрации Президента В.Юмашев, который провел встречу с журналистами ряда популярных СМИ, сделав достоянием гласности очередной кремлевский раскол. Термины, использованные В.Юмашевым («заговор спецслужб», «спецслужбы забирают власть» и т.п.), свидетельствуют о желании как можно сильнее идеологизировать конфликт между двумя группами.

В рамках этого конфликта «семья» преследовала охранительные цели — сохранить, как минимум, прежние, доставшиеся В.Путину в наследство от его предшественника, балансы сил в высших эшелонах власти, а в качестве задачи-максимум — добиться вытеснения питерских «силовиков» из центров принятия политических и экономических решений и оставить без изменений сформулированную весной-летом 2001 года политику углубления рыночных реформ. Эти цели отвечали стратегическим интересам большей части старых элит. Поэтому «семье» удалось в короткие сроки наладить координацию усилий с другими влиятельными группами старого истеблишмента — А.Чубайса, М.Фридмана, М.Ходорковского — и даже опальными медиамагнатами Б.Березовским и В.Гусинским, которые и развернули ТВ-6 против «силовиков».

Трудно на основании имеющихся данных с определенностью охарактеризовать цели «силовиков» в этом конфликте. С одной стороны, есть основания полагать, что у них и не было никакой стратегии действий, тем более — своего «проекта будущего» для России. Однако в то же время можно констатировать, что курс ельцинского истеблишмента на дальнейшее расширение сферы рыночных отношений и либерализацию социально-экономической политики вызывал неприятие у новой президентской команды. Есть также признаки того, что «силовики» выступали за усиление государственного контроля над ключевыми отраслями российской экономики. Так или иначе, но объективно усиление новых фракций в элите вело к расширению альтернатив политического развития и резко снижало вероятность консервации сложившихся в 90-е годы социального порядка и системы властных отношений, в условиях которых дальнейшая социально-экономическая и технико-технологическая модернизация страны представляется труднореализуемой.

Что касается роли Президента В.Путина в этом конфликте, то его позиция была неоднозначна. С одной стороны, глава государства в конечном итоге был заинтересован в укреплении новой питерской элиты, поскольку это ослабляло его зависимость от старого ельцинского истеблишмента и расширяло пространство для маневров. Но с другой стороны, Президент, очевидно, не был уверен в способности его новой команды эффективно заменить предшественников на ключевых государственных постах. В.Путин также опасался, что радикальное обновление кадров в высших эшелонах власти сможет разрушить политическую стабильность и вызвать цепочку опасных для власти конфликтов. Поэтому глава государства, разделяя в принципе мотивацию «силовиков», в то же время предпочел не ассоциировать себя с их позицией.

Не исключено, что правы те аналитики, которые полагают, что такая ситуация означает, что атаки «силовиков» связаны с попытками окружения Путина добиться нескольких тактических целей, в своей совокупности реализующих одну главную, стратегическую — создать для главы государства стартовые условия участия в следующих президентских выборах. Поэтому пропагандистски выигрышная борьба «силовиков» с «семейной» коррупцией и борьба Кремля за информационные и финансовые ресурсы идут совместно и одновременно.

Слабость действий «силовиков» заключалась в следующем. Во-первых, им не удалось консолидировать даже собственные ряды. Так, в печати появлялись сообщения, что наиболее влиятельная фигура — министр обороны С.Иванов — остался в стороне от конфликта. Судя по всему, таких же позиций придерживались и некоторые другие представители этого крыла президентской команды — в частности, полпреды В.Черкесов и Г.Полтавченко. Во-вторых, «силовики» не сочли нужным публично сформулировать свои цели, что значительно ограничило возможности создания массовой поддержки их действий. В информационном пространстве они отказались от формирования в СМИ позитивного имиджа своей группы и ее целей. Наконец, в-третьих, они, очевидно, переоценили и степень влияния внешнего фактора на ситуацию в российских верхах. К декабрю в российско-американских отношениях вновь почувствовалось охлаждение. После разгрома в Афганистане основных сил движения «Талибан» и формирования переходного правительства американская администрация заявила об одностороннем выходе из договора по ПРО, что объективно способствовало укреплению позиций старых элит.

Впрочем, есть признаки и того, что влиятельные круги на Западе далеко не в восторге от перспективы полного вытеснения «семьи» из политики и экономики. Американскую и европейскую элиту больше устроила бы модель «диалектической преемственности» между Путиным и Ельциным, а именно — чтобы нынешний Президент воспринимался как продолжатель «дела Ельцина», очистивший «ельцинизм» от «эксцессов», откорректировавший его. Во всяком случае, несмотря на наличие неких счетов с «семьей» Ельцина, от Путина ждут не ниспровержения Ельцина и начатых им преобразований, а их продолжения и углубления, опасаясь, как бы по ходу критики «семьи» не были поставлены под вопрос и ельцинские реформы. По появившиеся в СМИ сообщениям, такая точка зрения была высказана и С.Степашину во время его декабрьского визита в США.

В ноябре стало ясно, что наступление, предпринятое по линии Генеральной прокуратуры и Счетной палаты на ключевых министров в кабинете М.Касьянова, захлебнулось. Почувствовав уязвимость позиций «силовиков» первым решило снизить активность руководство Генпрокуратуры, которое официально заявило, что расследование будет продолжено лишь по руководству МПС и бывшему помощнику В.Рушайло, в бытность того министром внутренних дел, генералу Орлову.

Напротив, ельцинская «семья» мобилизовала значительные ресурсы для отстаивания своих интересов. Так, на ноябрьской встрече с Президентом РФ руководители ведущих компаний, объединенные в рамках Российского союза промышленников и предпринимателей, заявили главе государства о недопустимости вмешательства правоохранительных органов в дела большого бизнеса. Демонстрируя свою влиятельность и действуя через руководство президентской администрации, старые элиты организовали в Думе провал поправок к закону о статусе судей, одобренных Президентом РФ. Лишь после подключения к процессу утверждения закона самого В.Путина депутаты Государственной Думы согласились с его позицией, предусматривавшей усиление контроля над судьями, возможность отстранения их от должности и ограничение сроков пребывания в должности. Не без участия руководства президентской администрации не набрала нужного количества голосов для преодоления вето Совета Федерации и поправка к федеральному закону, ограничивавшая пребывание у власти глав субъектов Федерации двумя сроками. Объективно Президент, еще летом объявивший о начале второго этапа реформы федеративных отношений, в ходе которого предполагалось заменить существующую систему договоров о распределении полномочий между Центром и регионами федеральными законами, был заинтересован в принятии этой поправки. Однако «семья» и поддерживающие ее олигархи таким образом решили продемонстрировать ограниченность возможностей Президента.

В информационном поле борьба ограничилась тем, что обе стороны организовали через близкие к ним СМИ вброс компромата друг на друга. В глазах общественного мнения конфликт между двумя течениями представал не как политико-идеологический, а как обычная схватка за власть и доступ к ресурсам между двумя группами в высшем руководстве страны. Это в значительной степени стало возможным потому, что «силовики» отказались от публичного декларирования своих целей, а попытки «семьи» и поддержавших ее других групп старого истеблишмента представить себя в качестве защитников демократических ценностей по определению не могли вызвать широких общественных симпатий в стране, где существует устойчивое негативное отношение к Б.Ельцину и его ближайшему окружению.

В итоге к концу года ситуация вернулась к состоянию равновесия. «Силовикам» не удалось добиться главной цели — отставок А.Волошина и М.Касьянова. Попытки через Государственную Думу инициировать расследования Генпрокуратурой упоминавшихся в СМИ фактов участия в незаконных финансовых операциях и коррупции влиятельных представителей старого ельцинского истеблишмента — А.Волошина, Е.Адамова, А.Вавилова, С.Франка — не увенчались успехом.

Зато «силовикам» вопреки сопротивлению А.Волошина и его заместителя В.Суркова удалось провести на место спикера Совета Федерации взамен избранного в очередной раз губернатором Орловской области Е.Строева своего выдвиженца — бывшего заместителя председателя Законодательного собрания Санкт-Петербурга С.Миронова, который заявил о необходимости перестройки работы верхней палаты и дал понять, что не доволен стремлением сурковской группы «Федерация» монополизировать контроль над принятием решений в верхней палате. С.Миронов также заявил о намерении изменить нынешний порядок формирования верхней палаты, перейдя к системе прямых выборов сенаторов от территорий. Это предложение объективно направлено на усиление позиций Президента РФ, не заинтересованного в том, чтобы верхняя палата превращалась в институт, в котором представлены прямые выдвиженцы олигархов и региональных лидеров.

В процессе создания новой «партии власти» на базе «Единства», «Отечества» и «Всей России» «силовикам» удалось добиться утверждения на декабрьском объединительном съезде такой структуры партии, при которой реальная власть в партии перешла к ее генеральному секретарю, которым был избран выдвиженец «силовиков» А.Беспалов.

В то же время старым элитам удалось в основном сохранить параметры прежней социально-экономической политики. В ноябре по предложению правительства парламент ликвидировал все льготы в материальном обеспечении военнослужащих, заменив их увеличением зарплаты на 80%. Были приняты также новый рыночный Трудовой кодекс и пакет законов по пенсионной реформе.

Однако уже в самом конце года под влиянием бурного общественного кризиса в Аргентине, где потерпела крах ранее рекламировавшаяся российскими либералами стратегия радикальных рыночных реформ, обернувшаяся самым крупным дефолтом в истории ХХ века, российские власти вынуждены были проявить осторожность в отношении дальнейших планов социально-экономических преобразований. Так, президент В.Путин дал понять, что переход к 100-процентной оплате жилищно-коммунальных услуг займет длительный период времени. Московские власти, вопреки ранее делавшимся заявлениям, объявили о том, что с 1 января 2002 г. они лишь предложат состоятельным гражданам города полностью оплачивать жилье на добровольной основе. Государственная Дума отказалась от ранее намеченных планов установления 20-процентной ставки налога на добавленную стоимость для лекарств и продукции СМИ.

Все это свидетельствовало о том, что многие проблемы российской политики последних лет, касающиеся общественно-политического и социально-экономического развития России, назревшего изменения балансов сил в высших институтах власти, в 2001 году так и остались нерешенными. Это позволяет предположить, что модель политического процесса, доминировавшая в истекшем году, сохранится в основных параметрах и в году наступающем.

Очевидно, что ситуацию, когда актуальные проблемы перманентно откладываются, а их решение подменяется межклановой борьбой, трудно признать нормальной. В результате ее консервации и постоянного воспроизведения происходит заметная деформация основных политических институтов российского общества и самого политического процесса. В этом убеждает и анализ итогов региональных избирательных компаний — все заметнее кризис избирательной и партийной систем, главных институтов современной либеральной демократии. Данная тенденция проявляется в бесцеремонном вмешательстве органов исполнительной власти в избирательные кампании, в прямом формировании ими законодательных органов. Якутские выборы даже продемонстрировали готовность государства скупать голоса избирателей за талоны, с помощью которых электорат может покрыть свои долги перед тем же государством. Это вмешательство, как правило, является прямым следствием борьбы кланов в Центре, их конкуренции за ресурсы, однако — чем бы оно ни было мотивировано — такое вмешательство наносит чувствительный удар по принципу разделения властей, нарушает их баланс и деформирует функции выборов. С нарастанием политического отчуждения, абсентеизма, пассивности электората, который «голосует ногами», протестуя против выборов, которые не отражают ничего, кроме расклада сил внутри самой элиты, меняются и стимулы, формы мобилизации электората. Они становятся более грубыми и жесткими. В конечном счете, это ведет к застойному самовоспроизводству элиты, утрате ею понимания задач, стоящих перед обществом, и своей ответственности за их решение. Следствием такой позиции «верхов» может стать консервация в стране застойного типа развития, дальнейшее углубление отставания от развитых стран, накопление нерешенных социальных проблем.

Дуализм команд в окружении Президента, наблюдаемый сегодня, является главной причиной нарастания неопределенности и рисков в политической жизни страны. Становящаяся все более суровой международная ситуация делает такой дуализм непозволительной роскошью.

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2001 г. № 15-16 | Основные тенденции внутриполитического развития | Второе полугодие | Конфликт между старыми и новыми элитами и его итоги

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх