новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2001 г. № 15-16 | Основные тенденции внутриполитического развития | Второе полугодие | Накануне международных изменений

НАКАНУНЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ

Накануне того, как Россия столкнулась с новыми международными вызовами, направленность политического процесса в стране определялась, главным образом, двумя факторами — курсом на продолжение и углубление рыночных реформ в экономике и социальной сфере и стремлением Президента В.Путина консолидировать властную элиту, предполагавшим отказ главы государства от вытеснения прежнего «ельцинского» истеблишмента из центров принятия решений, от масштабного перераспределения собственности и контроля над основными финансовыми потоками.

Так, в июле 2001 года Государственная Дума приняла важнейшие рыночные законопроекты, которые были «камнем преткновения» для парламента в течение нескольких предшествующих лет. Дума проголосовала за введение Земельного кодекса, утвердила в первом чтении Трудовой кодекс, пакет законов по пенсионной реформе, закон, значительно сокращающий количество видов предпринимательской деятельности, подлежащих лицензированию, одобрила законопроекты по судебной реформе. Правительство утвердило программу жилищно-коммунальной реформы.

В июле был оформлен союз двух партий — «Единства» и «Отечества», — ранее представлявших интересы соперничающих групп элит — новой, «путинской», и старой, делавшей ставку на продвижение к власти тандема Е.Примаков — Ю.Лужков.

Одновременно — в целях укрепления социальной стабильности и популярности Президента — Правительство РФ, используя благоприятную ситуацию на нефтяном рынке, подготовило «самый социальный» за прошедшее десятилетие проект бюджета, предусматривавший значительное увеличение зарплаты бюджетникам и военнослужащим.

Вся эта политика отвечала интересам большей части российского правящего класса, который в результате получал новые возможности для укрепления своего доминирования за счет вовлечения в рыночный оборот новых секторов экономики и определенные гарантии самосохранения в условиях нового политического режима.

Важным достижением комбинации сил, которая сложилась на этой стадии, стала полная поддержка Думой пакета реформаторских законов, внесенных в нижнюю палату Президентом и правительством. Благодаря этому Путин приобрел имидж реформатора, с которым он и прибыл на саммит «Большой восьмерки» в Геную.

Издержки же ситуации были связаны с тем, что часть президентской команды оказалась отодвинута на второстепенные позиции, что, судя по некоторым высказываниям «силовиков» в прессе, было воспринято ими как явная недооценка их потенциала и роли.

Отчетливо проявилась тенденция к полевению настроений значительных электоральных слоев. Это выразилась, прежде всего, в удачном выступлении кандидатов от КПРФ на губернаторских выборах в традиционно прореформаторски настроенных регионах — Нижегородской области, где убедительную победу одержал Г.Ходырев, и в Иркутской области, в которой вопреки прогнозам во второй тур вышел С.Левченко.

К проблемным обстоятельствам, мешавшим реализации курса реформ и стимулировавшим внутриэлитную борьбу, следует отнести и общую разбалансированность отношений между федеральным Центром и регионами. В июле Кремль, провозгласивший начало нового этапа реформы федеративных отношений, предпринял очередное наступление на права и власть региональных лидеров. Это наступление не сопровождалось выдвижением четкого и ясного проекта будущей системы взаимоотношений между Центром и регионами. В результате наметилось дистанцирование региональных элит от реформаторских планов Президента и правительства, что создавало благоприятные условия для противодействия реализации этих планов во властных институтах федерального центра.

В такой ситуации в июле в информационное поле при непосредственном участии президентской администрации была вброшена идея о возможности досрочных парламентских выборов (заявления депутатов Думы А.Шохина и И.Хакамады). Демарш отражал прежде всего намерения части старой ельцинской команды («семьи»), получив контроль над рычагами управления избирательной кампанией, резко перераспределить власть и влияние в свою пользу. В противовес этой идее в близких к В.Путину кругах начал обыгрываться вариант досрочных президентских выборов. В результате, в августе произошла серьезная перегруппировка политических сил. Наметилось, в разной степени и форме, определенное дистанцирование влиятельных субъектов политики от главы государства.

В целом же новый политический курс В.Путина, сложившийся весной-летом 2001 года, все более ориентировался на подготовку к следующим президентским выборам 2004 года. При этом по многим параметрам (стремление верховной власти к замирению и консолидации элит, удовлетворению их финансово-экономических интересов, социальный популизм) такая политика начинала напоминать ельцинскую, во время второго срока пребывания Б.Ельцина у власти. Стала воссоздаваться и биполярность политического процесса, характерная для предвыборных кампаний предшествующего периода. Компартия, в значительной степени утратившая в течение первого года президентства В.Путина монополию на государственно-патриотическую риторику, в результате поворота исполнительной власти к политике радикальных рыночных реформ вновь обрела поле для активной деятельности, перейдя к публичной критике Кремля за его «антинародный курс». В этом ключе, в частности, было выдержано и Обращение 43-х видных политиков, деятелей науки и культуры левопатриотической ориентации в связи с 10-летием августовского путча 1991 года и крахом коммунистической общественно-политической системы.

Однако от ельцинского периода эта структура политического процесса отличалась тем, что пришедшие вместе с В.Путиным во власть группы «силовиков» (преимущественно выходцев из Петербурга) были не удовлетворены тем, что формирующаяся система властных отношений фактически закрывала им перспективу овладения основными рычагами власти в политике и экономике. Не случайно, например, авторы «Обращения 43-х» апеллировали к выходцам из спецслужб во власти, фактически призывая их возглавить борьбу против господства старых ельцинских элит и против государственной политики, проводимой в интересах этой части истеблишмента. В июле-августе «силовики» предприняли очередную попытку изменить в свою пользу баланс сил во властных институтах. Однако организованная ими в конце июля — начале августа попытка аппаратными методами сместить премьера М.Касьянова оказалась безуспешной. Президент в тот период явно ориентировался на сохранение status quo.

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2001 г. № 15-16 | Основные тенденции внутриполитического развития | Второе полугодие | Накануне международных изменений

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх