новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2001 г. № 15-16 | Основные тенденции внутриполитического развития | Первое полугодие | Два этапа и две логики политического процесса

ДВА ЭТАПА И ДВЕ ЛОГИКИ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА

Первое полугодие 2001 года стало важной вехой как в определении главных векторов политического развития постъельцинской России, так и в институциональном оформлении президентства В.Путина. Этот период можно условно разделить на два разных по содержанию этапа. Первый охватывает время с начала года примерно до конца марта, то есть до того момента, когда В.Путин произвел пока наиболее существенные кадровые перестановки в высших эшелонах власти. На этом этапе ключевым фактором внутриполитического развития являлось столкновение линии на «общественное успокоение», дальнейшую стабилизацию внутриполитической ситуации и выраженного в той или иной форме стремления части политических и общественных групп, прежде всего элитных, к переменам. Продолжалась борьба внутри команды В.Путина между старым поколением элиты («старокремлевцами») и выдвиженцами нынешнего Президента, представленными в политическом плане прежде всего «спецслужбистским», «силовым» крылом его окружения («новокремлевцами»). Она велась не только за расширение влияния на главу государства и укрепление своих позиций в госаппарате, но и за выбор той или иной стратегии развития России.

При этом политическая линия самого В.Путина определялась постоянным балансированием между разными центрами влияния и в целом не выходила за рамки тактики, основанной, прежде всего, на поддержании высокого уровня массовых ожиданий и доверия к главе государства в разных социальных и политических группах. В.Путин пришел к власти благодаря своеобразному консенсусу между верхами и низами, сформировавшему мощный общественный запрос на фигуру, которая способна активно противодействовать негативным политическим факторам, одновременно выполняя как патерналистские, так и инновационные функции. На данном этапе Президент был вынужден «раздваиваться» между полюсами этого противоречия. Такая политика обычно характеризуется как «виртуальная» или «популистская», что должно подчеркивать высокую активность в информационном поле при фактическом отказе от реального политического действия. Со временем конфликт между ипостасями, в которых поневоле выступал В.Путин, становился все острее, а возможностей для маневрирования и балансирования было все меньше.

Линия на сохранение и укрепление стабильности столкнулась с мощными вызовами:

— перспектива следующих президентских выборов требует предъявления элитам и нации конкретных результатов конкретной политики или, как минимум, свидетельств наличия таковой. При этом власть находится в весьма благоприятной бюджетной ситуации, когда, используя высокие доходы от экспорта энергоносителей, она без особых усилий может поддерживать привычный уровень жизни населения и даже несколько повышать его. Однако, во-первых, никто не может поручиться, что последний фактор не исчезнет через год-полтора, и, во-вторых, в 2003-2004 гг. России предстоят колоссальные выплаты по внешним долгам;

— нарастало и раздражение влиятельных элитных групп неопределенностью ситуации, неясностью перспектив курса В.Путина. Так, руководители крупнейших нефтяных компаний не раз предпринимали публичные демарши, пытаясь добиться либерализации политики в отношении ТЭКа и, в конечном счете, отказа от заявленных Президентом планов «национализировать» природную ренту;

— ни в обществе, ни в элитах так и не вызрел внятный запрос на формирование такого «нового курса», который бы сопровождался существенным ущемлением интересов элитных групп, чье влияние и чьи ресурсы были следствием специфического использования государственных институтов во второй половине 90-х годов;

— новая администрация США в жесткой форме требовала от Кремля реальных реформ, предпринимая при этом один символический жест за другим (начиная с ареста П.Бородина и заканчивая навязыванием качественно новых представлений о параметрах и инструментах обеспечения стратегической стабильности).

Содержание второго этапа, начавшегося в апреле, после обнародования текста ежегодного Послания Президента Федеральному Собранию, определяется в первую очередь переходом В.Путина от «виртуальной» политики к «реалистическому» курсу. Ориентиры нового курса следующие:

— существенное улучшение условий для предпринимательской деятельности — при сокращении социальных обязательств государства, но без снижения текущего уровня потребления населения;

— повышение управляемости государственной машины в целом за счет ограничения влияния олигархических интересов на федеральную власть и оптимизации федеративного устройства;

— поддержание конструктивного взаимодействия с мировыми центрами силы — с демонстративным учетом во внешней политике и политике обеспечения безопасности всестороннего сокращения ресурсного потенциала России и игнорированием традиционных («имперских») ожиданий большей части граждан и элиты;

— поддержание в общественном сознании благоприятного образа В.Путина — но без принесения в жертву президентскому рейтингу решения вышеперечисленных задач (имея в виду, что высокий рейтинг имеет прагматический смысл лишь в течение последнего года перед выборами главы государства).

В контексте такого целеполагания поддержание общенационального консенсуса и баланса диаметрально расходящихся интересов социальных слоев, а также взаимоотношения между отдельными группами и фракциями в высших эшелонах власти приобретают подчиненный характер. Более того, потенциальные угрозы Президенту, исходящие от политической системы, начинают блокироваться через принятие законодательных актов, нацеленных на нивелирование политических рисков (закон о политических партиях, судебная реформа, «подвешивание» закона о третьем сроке губернаторов и т.д.). Иначе говоря, на первое место выходят проблемы институционального оформления политического режима (его «дизайна»), выработки устойчивых (нередко неформальных, «теневых») механизмов взаимодействия с разными группами элиты. Такой логикой политического поведения часто пользовался Б.Ельцин, особенно во второй срок своего президентства, часто меняя параметры политического курса для сохранения и укрепления своих позиций во властной элите.

В отличие от Б.Ельцина, чьи программные заявления носили, как правило, декларативный характер, В.Путин и его ближайшие соратники на протяжении последующих после Послания месяцев убедительно продемонстрировали серьезность своих намерений. В этот период правительство утвердило программы реструктуризации двух естественных монополий (РАО «ЕЭС России» и МПС). Дума утвердила ряд важных, разработанных президентской администрацией и правительством, законов. Во втором чтении был одобрен Земельный кодекс, включающий положение о праве частной собственности на землю. Были приняты законы о приватизации, практически передающие решение этой важнейшей задачи в руки исполнительной власти; об отмывании денег, добытых преступным путем. Наконец, депутаты утвердили ряд законопроектов по судебной реформе, в том числе заметно ослабляющие карательные и надзорные функции прокуратуры, приступили к обсуждению либерального Трудового кодекса. Правительство постановило также начать сложную реформу жилищно-коммунального сектора.

В этот же ряд логично поставить и выраженную на саммите в Генуе готовность Российской Федерации пойти на компромисс с США по формированию новых параметров и критериев обеспечения стратегической стабильности.

Здесь же следует упомянуть и долгосрочную задачу, поставленную Президентом перед Д.Козаком, одним из ближайших и доверенных своих сотрудников, по подготовке пакета законопроектов упорядочивающих федеративное устройство, что неизбежно повлечет за собой целый комплекс конфликтов интересов, чреватых социально-политической нестабильностью в некоторых регионах.

Следование таким курсом рано или поздно негативно скажется на популярности В.Путина. Очевидно, это стало серьезным и продуманным решением.

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-декабрь 2001 г. № 15-16 | Основные тенденции внутриполитического развития | Первое полугодие | Два этапа и две логики политического процесса

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх