новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | июль-декабрь 2000 г. № 14 | Содружество независимых государств

СОДРУЖЕСТВО НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ

В минувший период Россия открыто дала понять, что больше не считает продуктивным сохранение СНГ любой ценой. Она начала переустройство постсоветского пространства в соответствии с собственными представлениями о том, отвечает ли политика того или иного государства российским интересам.

Прежде всего, здесь следует назвать выход России из Бишкекских соглашений о безвизовом режиме и введение визового режима с Грузией. Этот шаг обосновывается как фактом создания «отдельной исламской территории» в Панкисском ущелье, так и инфильтрацией исламистских боевиков в Узбекистан и Киргизию. В результате свободное передвижение граждан по территории всего СНГ грозит появлением новых очагов нестабильности. Примечательно, что по отношению к Азербайджану визовый режим не был введен, как ранее предполагалось. Баку стал более тесно сотрудничать с Москвой в борьбе с терроризмом, а также выразил намерение возобновить экспорт своей нефти через Россию.

Приходится, однако, признать, что отмена безвизового режима означает исчезновение последнего реального признака существования Содружества. Правда, Россия получает эффективный рычаг давления на некоторых партнеров по СНГ, которые заинтересованы в сохранении безвизового режима больше, чем она сама, ведь теперь вопрос о визах будет решаться с каждой страной в отдельности. В то же время упомянутые меры будут лишены всякого смысла, если не будут сопровождаться реальным сотрудничеством между правоохранительными органами и спецслужбами стран СНГ, борьбой с коррупцией в этих структурах. То, что безвизовый режим практически сразу после выхода Москвы из Бишкекского соглашения был согласован со всеми странами СНГ за исключением Грузии и Туркменистана (в том числе и с теми, через которые в Россию идет основной поток наркотиков), заставляет сомневаться в том, что в «визовом вопросе» Москва на первое место действительно ставит защиту безопасности своих границ.

Пока же введение визового режима с Грузией ужесточило позиции Тбилиси на переговорах об условиях пребывания российских военных баз в Ахалкалаки и Батуми (две других должны быть эвакуированы согласно стамбульскому Договору по ОВСЕ к 1 июля 2001 г.). Москва хотела бы сохранить их как можно дольше, однако на проходивших в конце декабря переговорах она не смогла настоять на своем первоначальном требовании о том, чтобы их можно было использовать еще в течение 25 лет; и даже 15-летний срок, по-видимому, не удастся выдержать. Правда, грузинская сторона все же согласилась на совместную эксплуатацию аэродрома в Вазиани.

В ситуации, когда Россия свертывает свое военное присутствие в Грузии, исключительное значение приобретает согласие Армении сохранять это присутствие у себя. В ходе визита Р.Кочаряна в Москву 26 сентября это было еще раз подтверждено. В то же время В.Путин, несмотря на особый характер российско-армянских отношений, старается сохранять равноудаленность в карабахском вопросе. Он заявил, что не следует переоценивать возможности России в урегулировании этой проблемы и проявлять «имперское мышление». Определенные сдвиги к лучшему в отношениях РФ с Азербайджаном, а также соперничество с США в карабахском посредничестве заставляют Россию быть здесь особенно деликатной.

10 октября в Астане президенты России, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и Таджикистана, образующих Таможенный союз, подписали договор об учреждении Евразийского экономического сообщества (ЕАЭС). Сообщество, согласно замыслу организаторов, призвано обеспечить более высокую, чем Таможенный союз, ступень взаимодействия пяти стран в экономической сфере и приблизить принципы их сотрудничества к тем, которые действуют в Европейском союзе. Однако наличие более мощных, чем Россия, центров экономического притяжения для постсоветских государств и далеко зашедшее расхождение экономических механизмов участников ЕАЭС делают задачу создания общего экономического пространства и согласования экономической политики чрезвычайно трудной даже в рамках такой «продвинутой» структуры, как Сообщество. Негативное отношение к созданию новой организации выразили президенты Узбекистана и Украины. Они, по-видимому, предпримут какие-то меры по институциализации ГУУАМ, которая пока остается неформальной группировкой.

Одним из основных приоритетов России на постсоветском пространстве и в прилегающих регионах стали вопросы безопасности, борьбы с терроризмом и экстремизмом. 5 июля Президент РФ В.Путин принимал участие в состоявшемся в Душанбе очередном саммите «Шанхайской пятерки» (Россия, КНР, Казахстан, Киргизия, Таджикистан). Впервые в работе данного форума принимал участие (хотя и не на полноправной основе) президент Узбекистана И.Каримов.

Вторжение боевиков Исламского движения Узбекистана на территории Узбекистана и Киргизии (второй раз за год) заставило Россию вновь активизировать усилия по укреплению коллективной безопасности стран Содружества. 11 октября в Бишкеке на заседании Совета коллективной безопасности на уровне глав государств было подписано соглашение о статусе коллективных сил безопасности стран ДКБ, которое предусматривает возможность отправки воинских контингентов в случае угрозы безопасности кого-либо из союзников по Договору. Это соглашение, стимулом к которому были последние события в Афганистане, гораздо конкретнее, чем декларативные шаги, предпринимавшиеся ранее в рамках ДКБ и не позволившие удержать Азербайджан, Грузию и Узбекистан в его составе. Но вместе с тем, российскому бюджету теперь придется платить еще большую цену за возможность сохранения общего оборонного пространства и втягивания хотя бы нескольких стран СНГ в свою орбиту. Вовлечение России в среднеазиатские конфликты (а именно это направление, несомненно, станет основным в деятельности Коллективных сил) на качественно более высоком уровне, чем раньше, вызывает у некоторых российских экспертов обоснованные опасения. Фактическое сращивание внутриафганского конфликта с конфликтами в соседних государствах уже в скором времени может поставить Россию перед тяжелым выбором.

Прорыв вооруженных мятежников в Среднюю Азию совпал по времени с усилением боев между талибами и Северным альянсом в Афганистане, которые идут с переменным успехом. 26-27 сентября спецпредставитель Президента РФ С.Ястржембский посетил Пакистан, где обсуждал сложившуюся ситуацию с руководителями этой страны, в том числе с теми, кто поддерживает непосредственные контакты с талибами. У Москвы, похоже, нет другого выхода, кроме как использовать Пакистан для сдерживания наступления талибов, ведь, несмотря на заверения их лидеров, нет никаких гарантий того, что они не вторгнутся на территории среднеазиатских государств, преследуя отступающие силы Северного альянса. Визит С.Ястржембского в Исламабад по сути означает признание того, что Москва устанавливает непрямые контакты с талибами.

Российскому руководству приходится учитывать и происходящие перемены в позициях среднеазиатских лидеров. Если раньше «позитивный нейтралитет» по отношению к талибам соблюдал лишь Туркменистан, то теперь к этой позиции фактически присоединился и Узбекистан, заявивший в начале ноября, что талибы не угрожают соседям Афганистана. Это свидетельствует о том, что Москва сталкивается с еще более сложной конфигурацией сил в регионе, чем прежняя (но так и не оформившаяся до конца) биполярная картина из пророссийского и прозападного альянсов.

Россия демонстрирует максимальное стремление к совместной с США борьбе с террористическими угрозами, исходящими из Афганистана. В начале августа в Вашингтоне и в середине октября в Москве проходили заседания российско-американской рабочей группы по противодействию террористическим угрозам. Вашингтон явно хотел бы, чтобы Москва приняла на себя основной удар экстремистов в этом регионе, и ради этого даже готов несколько ослабить политику «уравновешивания» российского влияния в республиках бывшего СССР. В конце декабря по инициативе Москвы и Вашингтона была принята резолюция СБ ООН об ужесточении санкций против нынешнего кабульского режима. Однако США, в свое время немало способствовавшие созданию движения «Талибан», добиваются от его лидеров главным образом выдачи бен Ладена, и вовсе не факт, что однажды вновь не переменят своего отношения к ним. В афганском вопросе Россия оказывается заложником постоянно меняющегося соотношения сил на фронтах, а также изменчивых позиций как своих среднеазиатских союзников, так и западных партнеров.

Другой болевой точкой для России в отношениях с партнерами по СНГ, особенно с Украиной, оставалась нефтегазовая проблема. В ходе встреч на уровне президентов и премьер-министров, во время саммитов СНГ в Ялте и Минске, стороны пытались решить этот вопрос. В ходе декабрьского визита Л.Кучмы в Россию была достигнута договоренность о реструктуризации украинского долга на срок 10 лет, а сумма задолженности отнесена на счет госдолга Киева. Кроме того, согласован баланс газопотребления Украины, устанавливающий доли в нем российских и туркменских поставок, а также собственной добычи. В России подобный путь решения украинской задолженности встречен далеко не однозначно, ибо он, по мнению многих наблюдателей, позволяет Украине теперь уже на законном основании не платить за газ и накапливать долги, рассчитывая на то, что Москва все равно не оставит Киев без газа.

Украина по-прежнему не дает четкого ответа на вопрос о возможности допуска России к приватизации газопроводов и отговаривает Москву от строительства экспортного газопровода в обход ее территории (хотя и могла бы получить от этого проекта определенные выгоды, поставляя для него трубы). Расчет делается на позицию Польши, которая раньше заявляла, что не станет наносить ущерб украинским национальным интересам. Однако с определенного момента (особенно после заключения «Газпромом» соглашений с западными компаниями) Варшава в большей мере руководствуется прагматическими мотивами, тем более что новый маршрут должен принести ей определенные выгоды.

Снятие прозападно настроенного министра иностранных дел Украины Б.Тарасюка, разумеется, не означает радикальной переориентации Киева на Москву, однако свидетельствует, что резервы прозападного курса стремительно иссякают. Л.Кучму, несомненно, не устраивало, что эффектные декларации бывшего министра об интеграции в евроатлантические структуры не принесли стране каких-либо существенных плодов. Деловой, да и политический имидж Киева неуклонно ухудшается, ввиду прежде всего высокого уровня коррупции в украинских верхах и нарастающих антидемократических тенденций в деятельности властей. Вашингтон явно недоволен атакой Л.Кучмы на «либерального» премьера В.Ющенко, считающегося протеже США. Развязанная в конце ноября кампания против Кучмы в связи с «делом Гонгадзе» (а эта кампания уже привела к формированию широкого антикучмовского фронта из левых и правых) может быть связана как с намерением президента заменить премьер-министра, так и с его испортившимися отношениями с украинскими «олигархами». Многие из этих последних сделали состояние на перепродаже российских энергоносителей, и если украинский лидер серьезен в своих намерениях прекратить воровство российского газа, то подобные конфликты ему обеспечены и в будущем.

В этой обстановке Кучма в очередной раз обратился за поддержкой к Москве, с чем главным образом и был связан его декабрьский визит в Россию. Кремль, судя по всему, решил поддержать его, осознавая, что при всем обоснованном недовольстве тем внешнеполитическим курсом, который до сих пор проводил Кучма (а что-либо более позитивное для России «независимая» Украина вряд ли способна предложить), отстранение его от власти чревато резким усилением националистических и антироссийских сил. Премьер-министр В.Ющенко, усиленно продвигаемый противниками Кучмы на место последнего, вряд ли способен, несмотря на свои заявления, совладать с «олигархами», поставить страну на путь либеральных реформ и решить те экономические проблемы, которые омрачают российско-украинские отношения. Однако те инвестиции, которые сделаны в него «патриотами» и западными кругами, заинтересованными в углублении разрыва между Россией и Украиной, он, несомненно, должен будет отработать.

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | июль-декабрь 2000 г. № 14 | Содружество независимых государств

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх