новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | июль-декабрь 2000 г. № 14 | Урегулирование "корейской проблемы": Россия - КНДР - США

УРЕГУЛИРОВАНИЕ "КОРЕЙСКОЙ ПРОБЛЕМЫ": РОССИЯ - КНДР - США

19-20 июля состоялся первый в истории визит Президента РФ в КНДР. В.Путин провел переговоры с северокорейским лидером Ким Чен Иром. По их итогам было подписано совместное Заявление. Россия стремится помочь КНДР выйти из международной изоляции. Она видит изменения в подходе КНДР к вопросу об урегулировании ситуации на Корейском полуострове, открывающие возможности укрепления позиций России в Вос­точной Азии, которые заметно пошатнулись в последние годы. Опора на Москву позволяет Пхеньяну более уверенно вести диалог с США по вопросу о ракетной программе. Восстановление тесных связей с Россией свидетельствует о его намерении видеть Москву в числе гарантов межкорейского урегулирования. Если раньше Северная Корея считала, что Москва слишком зависима от США и неспособна проводить самостоятельную линию в этом вопросе, то после смены власти в Кремле Пхеньян пересмотрел свои взгляды на возможности взаимодействия с РФ. России, несомненно, выгодна смена настроений в руковод­стве КНДР не только потому, что у нее появляются новые резервы влияния, чтобы способствовать устранению очага напряженности вблизи своих границ. Москва получает еще один сильный аргумент в диалоге с американской администрацией по проблеме ПРО, который к тому же укрепляет позиции противников развертывания ПРО в самих США.

Несмотря на динамичность процесса межкорейского урегулирования, США считают, что он еще очень далек от точки необратимости и не планируют сокращение своего военного присутствия в регионе. На заседании двустороннего консультативного комитета по безопасности, проходившего на уровне министров иностранных дел и обороны в Нью-Йорке 11 сентября, США и Япония договорились продолжить сотрудничество в разработке технологий ПРО.

Вашингтон отклонил предложение Пхеньяна о предоставлении КНДР 1 млрд. долл. в год в обмен на его отказ от продолжения экспорта ракет и ракетных технологий. США готовы оказывать помощь Пхеньяну в сфере космических исследований, если он откажется от своей ракетной программы. США отклонили идею предоставления КНДР своих ракето-носителей, но рассматривают возможность запуска северокорейских спутников. В октябре они предприняли активные усилия, направленные на улучшение отношений с КНДР. После того как президент Б.Клинтон решил не санкционировать развертывание системы национальной ПРО, для Вашингтона отпала необходимость в выпячивании северокорейской ракетной угрозы.

23-24 октября госсекретарь США М.Олбрайт провела переговоры с руководством КНДР. Это был первый визит представителя США такого уровня в Северную Корею. Кульминацией визита госсекретаря стали две ее встречи с Ким Чен Иром, где обсуждались двусторонние отношения, ход межкорейского урегулирования, вопросы, касающиеся ракетной программы КНДР, экспорта северокорейских ракет в Иран и Сирию. Переговоры показали, что США, несмотря на сохраняющиеся серьезные разногласия с КНДР, ищут пути примирения с ней. КНДР радикально изменила свою позицию в отношении американского военного присутствия на юге Корейского полуострова. Если раньше пребывание американских войск называлось одним из главных препятствий на пути объединения с Южной Кореей, то теперь Пхеньян не возражает против их сохранения. Активизация дипломатических усилий США выдает их беспокойство в отношении того, что процесс межкорейского примирения может пойти по неожиданному для них сценарию.

Ближний Восток

Неудавшиеся переговоры в середине июля в Кэмп-Дэвиде между Э.Бараком и Я.Ара­фатом стали первым серьезным признаком того, что лидеры противоборствующих сторон, равно как и Вашинг­тон — главный (а по сути единственный) реальный спонсор и посредник ближневосточного процесса — далеко не всегда способны контролировать ход событий и направлять его в нужное русло. По мере продвижения к окончательному урегулированию воз­растает опасность того, что мирный процесс будет сорван из-за неуступчивых позиций сторон по тем вопросам, которые они считают жизненно важными для себя. Таким вопросом оказался статус Иерусалима, который и евреи, и арабы считают своей святыней. Именно иерусалимская проблема стала той искрой, которая разожгла новую волну насилия на палестинских территориях — достаточно было посещения в конце сентября лидером блока «Ликуд» А.Шароном Храмовой горы, которую после начала мирного процесса израильские власти передали в управление духовному совету мусульман. Попытки остановить столкновения неоднократно наталкивались на сопротивление радикальных кругов как в Израиле, так и в Палестинской автономии, что предопределило срыв договоренностей, достигнутых Арафатом и Бараком в Париже, а затем в Шарм-аш-Шейхе (октябрь).

Немалую роль в последнем обострении ситуации на Ближнем Востоке сыграло сме­ще­ние акцентов в политике США в период правления администрации Б.Клинтона. Если раньше Вашингтон четко демонстрировал, что его главным приоритетом является обеспе­чение безопасности Израиля (а также надежных союзников в арабском мире, в частности, Египта), то теперь заметно стремление в первую очередь привести весь регион к общему знаменателю «нового миропорядка», в котором и создание палестинского государства, и раздел Иерусалима становятся допустимыми — лишь бы были изолированы радикальные силы, выступающие против американского доминирова­ния. Однако уступки, сделанные в последние годы Вашингтоном исламскому радикализму на Балканах и в Афганистане (когда он еще считал возможным манипулировать талибами в своих целях), не могли пройти незамеченными на Ближнем Востоке. Арабские радикалы восприняли это как признак слабости США; Израиль почувствовал, что США требуют от него больших, чем раньше встречных шагов по отношению к арабским соседям.

Предвыборная кампания в США и ожидания перемен в связи с возможным приходом республиканской администрации только способствовали то­му, что в последние месяцы к усилиям Б.Клинтона по мирному разрешению кризиса не было должного интереса среди основных участников ближневосточного процесса. Намере­ние демократов увенчать клинтоновское правление всеобъемлющим урегулированием до выборов реализовать не удалось. Правда, в декабре, когда, наконец, стали ясны итоги избирательного марафона в США, уходящий президент смог снова свести израильскую и палестинскую стороны для обсуждения очередного американского плана. Этот план, по некоторым сведениям, предпо­лагает серьезные уступки со стороны Израиля по статусу Иерусалима (разделение его на еврейскую и арабскую часть и переход Храмовой горы под полный суверенитет арабов), передачу палестинцам всего сектора Газа и 95% Западного берега Иордана. (В ию­ле на переговорах в Кэмп-Дэвиде американцы предлагали лишь «ограниченный суверенитет» арабов над мусульманскими и христианскими кварталами). Взамен палестинцы отказываются от намерения вернуть на прежнее место жительства тех своих беженцев, которые проживали на территории нынешнего Израиля. Клинтон надеется на то, что до окончания срока своего президентства (20 января) ему удастся организовать новый трехсторонний саммит, на котором соглашение об окончательном урегулировании будет подписано. Однако и в Израиле, и в арабском мире достаточно влиятельных сил, которые считают неприемлемым идти на столь серьезные уступки.

Неизвестно, сможет ли Э.Барак, объявивший в декабре о своей отставке и выдвинувший вновь свою кандидатуру на досрочных выборах (они должны состояться в феврале), подписать какие-либо соглашения. Правда его наиболее сильный соперник Б.Нета­нья­ху не участвует в выборах, и шансы Барака на победу увеличиваются. Ставка нынешним израильским руководством делается на то, что палестинцы испугаются возможного прихода к власти из­вестного «ястреба» А.Шарона и станут более податливыми.

Тем не менее, маневр Барака со своей весьма своевременной отставкой дает США шанс на то, что в Израиле у власти сохранятся силы, более «уп­рав­ляемые» и готовые учитывать американские требования. На российское коспонсорство, кто бы ни сформировал будущее израильское правительство, там, скорее всего, по-прежнему будут смотреть скептически; многолетнюю проарабскую традицию российской дипломатии в Тель-Авиве считают для это­го большим препятствием. Правда, Москва, пользуясь «предвыборной паузой» в США, все равно весьма активно (хотя и со скромными результатами) старалась оживить свою коспонсорскую роль. Наиболее эффектным ока­зался визит Я.Арафата в Москву 24 ноября, когда президент В.Путин соединил по телефону лидера Палестинской автономии и премьер-министра Израиля, после чего стало возможным возобновление палестино-израильских переговоров. Одновременно Москва пыталась расширить фронт своего наступления в регионе, действуя одновременно и на арабо-израильском, и на иракском направлениях. Как никогда активными были ее усилия по ослаблению и частич­ному снятию санкций с Ирака. Расчет делается на то, что хотя бы на одном из этих направлений Россия сможет достичь частичного успеха, что заставит США более серьезно относиться к ее роли не только на Ближнем Востоке.

События, разворачивающиеся в последнее полугодие, позволяют говорить о том, что в данном регионе складывается новая геополитическая ситуация, которая не укладывается в рамки однополярного мира. России придется искать пути выхода за пределы того формального «коспонсорства», которое изначально отводило ей роль статиста в чужих играх (в том числе дипломатических). Вопрос о том, почему ее представители не приняли участия в саммите в Шарм-аш-Шейхе, получил непомерно большое место во внутрироссийских дискуссиях. Такое участие лишь означало бы, что России, не имеющей достаточных рычагов влияния, пришлось бы делить ответственность за чужие провалы в ближневосточном процессе. Это, конечно, не означает, что Москва может просто отсидеться в стороне и ждать, пока разочарованные в американском посредничестве стороны конфликта сами придут к ней и попросят об услугах. Однако просто копировать ту модель посредничества, которую давно уже освоили США и которая все же подкреплена немалыми финансовыми ресурсами, России тем более не удастся. Поэ­тому наряду собственными усилиями ей было бы полезно координировать свою ближневосточную дипломатию с ЕС и вообще с теми, кто заинтересован в создании более плюралистичного мира.

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | июль-декабрь 2000 г. № 14 | Урегулирование "корейской проблемы": Россия - КНДР - США

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх