новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2000 г. № 13 | Основные тенденции внутриполитического развития | Результаты президентских выборов (региональный аспект)

РЕЗУЛЬТАТЫ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ (РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ)

В сравнении с декабрьскими выборами и «партия власти», и левая оппозиция сумели расширить свою электоральную базу в регионах, мобилизовав лояльный и протестный электорат в свою поддержку.

Электорат «Единства», ОВР и НДР, который, очевидно, проголосовал за В.Путина (за исключением части избирателей ОВР в Москве), в декабре был на 14,9 пунктов меньше, чем число поддержавших власть в марте. Прирост голосов был обеспечен за счет трех примерно равных категорий — не голосовавших на прошлых выборах, либеральных избирателей (в основном — СПС) и «болота», голосовавшего в декабре за маргинальные блоки.

Г.Зюганов прибавил 1,2 пункта в сравнении с суммарным голосованием за левых в декабре и почти пять пунктов в сравнении с голосованием за КПРФ. А если считать еще и А.Тулеева, то получается, что левый электорат увеличился на 4,2 пункта в сравнении с декабрем и даже немного вырос в сравнении с 1996 г. Прирост произошел прежде всего за счет окончательного раздробления национально-патриотического сегмента (начатого «Единством» в декабре). Значительная часть голосов была получена за счет повышения явки, которое, как показывает анализ на уровне регионов, пошло на пользу не только В.Путину.

Прочие кандидаты, напротив, понесли серьезные потери и не сумели собрать значимое число голосов. Чуть более устойчивым оказался электорат Г.Явлинского (5,8%). А.Тулеев, рассчитывавший отнять у Г.Зюганова значительную часть электората в Сибири и республиках, получил лишь 3%. Полностью потерялся В.Жириновский (2,7%). Потерпел фиаско К.Титов (1,5%), в том числе и в своей Самарской области.

Регионы поддержки В.Путина. Карта таких регионов лишь отчасти повторяет «обычную» географию голосования за «партию власти». Наиболее активно его поддержали республики с «контролируемым» голосованием, что стало повторением хорошо известных тенденций. В.Путину удалось привлечь на свою сторону руководителей республик, в том числе самых крупных — Татарии, Башкирии и Дагестана. Причем результат был достигнут не в ельцинском стиле односторонних уступок и «торговли» суверенитетом, а совершенно иными способами. В ситуации, когда победа фаворита стала неизбежной, президенты республик не могли не поддержать его. Но в отличие от ситуации 1996 г. они рассчитывали не на новые уступки, а на то, что предполагаемое наступление государственника В.Путина на их «суверенные» права не перейдет некие рамки и удастся договориться. Свою роль сыграли предвыборные поездки В.Путина в Татарию и Башкирию, совершенные на последней неделе перед голосованием.

В итоге наибольшими показателями отличилась Ингушетия (85,4%), которая в декабре столь же активно голосовала за ОВР. На втором месте оказался Дагестан (80%), на третьем — Кабардино-Балкария (74,7%). Далее в списке Татария (68,6%) и Башкирия (60,3%), а также Тува (61,7%) и Мордовия. Высокую степень лояльности на этот раз продемонстрировала и обычно «красная» Северная Осетия. Напротив, Калмыкия во главе с не вписавшимся в новый политический расклад К.Илюмжиновым дала достаточно скромный результат, ненамного превосходящий среднероссийский уровень.

По сути, именно позиция местных властей позволила В.Путину одержать победу в первом туре. Татария, Башкирия и Дагестан дали ему три миллиона голосов, что составило более 4% от числа проголосовавших. Поэтому их руководители имеют некоторые основания предполагать, что новый Президент, преисполненный чувством благодарности, не станет покушаться на их «суверенные» права. Собственно, ради этого они и работали.

На остальной территории России выделились именно те регионы, которые традиционно поддерживали «партию власти» — но далеко не все. Северная столица и тяготеющие к ней территории особенно охотно голосовали за и.о. Президента. В Петербурге, в Ленинградской, Новгородской, Псковской, Вологодской, Мурманской, Калининградской областях и Карелии и.о. Президента набрал более 60%. Почти 60% достались ему в Коми, Архангельской области и Ненецком АО. В итоге Северный и Северо-Западный экономические районы вместе с Калининградской областью целиком вошли в зону высокой популярности В.Путина. К ним присоединились примыкающие с юга Кировская, Костромская и Ярославская области. Таким образом, в число территорий с наиболее высокими показателями голосования за В.Путина помимо республик вошел весь «северо-западный угол» России. Свою роль сыграло питерское происхождение В.Путина. (На прошлых президентских выборах на карте аналогичным образом выделялось ельцинское «уральское ядро».) Кроме того, в городе на Неве в его поддержку активно работал губернатор В.Яковлев, которому 14 мая предстояли собственные выборы. Впрочем, и до В.Путина все эти территории демонстрировали высокую степень лояльности, поэтому говорить о каких-то мощных сдвигах не приходится. На декабрьских выборах эти регионы в большинстве своем охотно голосовали за «Единство», а в 1996 г. — за Б.Ельцина. О существенных сдвигах можно говорить разве что в случае с Псковской областью, которая прежде имела высокий протестный потенциал, правда, скорее, не прокоммунистического, а национально-патриотического свойства.

В целом достаточно активно за В.Путина проголосовал и Урал — бывшая главная база поддержки Б.Ельцина. Первый Президент России как бы передал по наследству своему преемнику голоса свердловчан и пермяков, а губернаторы соответствующих регионов активно работали на В.Путина. В то же время Челябинская область, которая прежде входила в ту же группу, «выпала из гнезда», не дав В.Путину даже 50% голосов (рост оппозиционных настроений происходил в этой области на протяжении всех последних лет, и вот в 2000 г. Челябинская область впервые не проголосовала «за власть»). Зато активно поддержали В.Путина Удмуртия и Коми-Пермяцкий АО, ранее более умеренно выражавшие свое в целом позитивное отношение к власти. Здесь свою роль сыграли однозначно лояльные позиции местных руководителей, которые сумели повлиять на избирателей.

Активным голосованием за В.Путина отличилась и Астраханская область, где в пользу и.о. Президента сработал ряд локальных факторов, прежде всего — активность местной «партии власти», включая структуры «Газпрома» и «Лукойла».

Главной неожиданностью выборов стало слабое выступление В.Путина за Уралом. В этом проявилось основное различие декабрьских и мартовских выборов. Сибирь и Дальний Восток стали настоящим оплотом «Единства». В.Путин же получил здесь существенно меньше, чем ожидалось. Более 60% голосов и.о. Президента получил лишь в нескольких периферийных субъектах федерации — Магаданской области (в декабре Колыма особенно отличилась поддержкой «Единства»), Чукотском (здесь особенно силен административный контроль за голосованием, а проверить реальную численность населения невозможно), Корякском, Эвенкийском, Таймырском и Агинском Бурятском АО, а также в «нефтяном» Ханты-Мансийском АО, где В.Путин побывал с предвыборным визитом. В то же время даже традиционно суперлояльный «газпромовский» Ямало-Ненецкий АО немного не дотянул до 60%. Остальные регионы дали еще более скромные результаты.

Таким образом, главными факторами, которые способствовали успеху В.Путина в регионах, стали: административный, в республиках с «контролируемым» голосованием; питерское происхождение кандидата в северных и северо-западных районах; традиционная поддержка «партии власти» в ряде северных, экспортно-ориентированных регионов. В то же время очевидно, что В.Путин недобрал голоса в ранее вполне лояльных регионах Сибири и Дальнего Востока. Локальный успех на удаленной периферии не может скрыть отсутствие энтузиазма по поводу его кандидатуры и рост протестных настроений на Востоке России.

Регионы поддержки Г.Зюганова. Несмотря на пессимистические прогнозы и недостаточно активную кампанию в регионах, Г.Зюганов сумел отмобилизовать традиционный левый электорат и стать если не реальным, то, по крайней мере, весьма серьезным соперником В.Путина. Причем, как уже отмечалось, он получил больше голосов, чем КПРФ и все избирательные объединения левой ориентации на парламентских выборах, а Г.Зюганов и А.Тулеев, вместе взятые, превысили результат лидера КПРФ в первом туре выборов 1996 г. Таким образом, «пришествие» Путина, пытающегося играть роль общенационального лидера, практически никак не повлияло на левый электорат, в основном проигнорировавший попытки «партии власти» минимизировать протестные прокоммунистические настроения.

Но список наиболее благоприятных для руководителя КПРФ регионов существенно изменился. С одной стороны, на карте России остался традиционный «красный пояс», где он набрал не менее 35% голосов. Тройку самых «красных» регионов составили Липецкая, Брянская и Орловская области. Достаточно высокие показатели голосования продемонстрировали и другие области Юга — Курская, Белгородская, Рязанская, Тамбовская, Пензенская, Ульяновская, а также Краснодарский и Ставропольский края, равно как и традиционно «красные» Чувашия, Марий Эл и Адыгея. К ним добавилась Тульская область, где сказалось влияние на электорат популярного губернатора-коммуниста В.Стародубцева.

В то же время «красный пояс» понес ощутимые потери: результат Г.Зюганова в Воронежской области оказался немногим выше среднероссийского, а в Саратовской области даже ниже. Не дотянули до 35% Смоленская и Волгоградская области. Как видно, выпали прежде всего регионы с крупными городскими центрами, продемонстрировавшими непривычно высокую лояльность. Похожая тенденция проявилась в традиционно «красных» регионах Урала, Сибири и Дальнего Востока (Алтайский край, Оренбургская, Курганская, Читинская области, Еврейская АО, Республика Алтай, Бурятия). Но в Амурской области результат на этот раз оказался слабым — 33,5%.

Список наиболее благоприятных для Г.Зюганова регионов пополнился несколькими крупными субъектами федерации, которые прежде не отличались особой левизной. Прежде всего, это — Омская область, где симпатии к КПРФ ярко проявились уже в декабре. Теперь область дала Зюганову 43,6%, и он обошел здесь Путина. Такой результат может быть записан в актив местной партийной организации во главе с секретарем ЦК А.Кравцом. Но главное все же не в этом: на Омске, наконец, сказались катастрофические последствия либеральных реформ по-ельцински[1].

Более 35% голосов лидер коммунистов набрал в Новосибирской области, Приморском крае и Хакасии. Сказались затяжные внутриэлитные конфликты, особенно между губернаторами и мэрами (В.Муха и В.Толоконский, Е.Наздратенко и В.Черепков), на фоне не улучшающейся, мягко говоря, экономической ситуации.

Та же тенденция проявилась в Красноярском крае, Иркутской и Челябинской областях, где Г.Зюганов получил 32-33% голосов. В Красноярском крае ситуация фактически была пущена на самотек. Несколько полевела и Челябинская область при умеренно-левом губернаторе П.Сумине. Результат в Иркутской области выглядит неожиданным и требует специального рассмотрения.

Таким образом, промышленные центры Урала, Сибири и Дальнего Востока отличились необычно высокой поддержкой Г.Зюганова, которая в целом не может объясняться ни помощью «красных» губернаторов (коих здесь единицы), ни активностью самого Зюганова (он побывал только в Иркутске и Челябинске). Очевидно, имеют место некие глубинные тенденции, действие которых трансформировало электоральную карту Востока страны: вместо обычных аграрных «красных островов» здесь возник территориально слитный «красный пояс» (Омская, Новосибирская области, Алтайский край, Республика Алтай, Хакасия, Красноярский край, Иркутская область, Бурятия, Читинская, Амурская области, Еврейская АО).

Достаточно большое влияние на результаты голосования за Г.Зюганова оказала целенаправленная работа Центра с «красными» губернаторами. Без особого труда их удалось настроить на «прагматическую волну». Они понимали, что В.Путин все равно выиграет, и были заинтересованы в том, чтобы Москва не отказала им в поддержке на губернаторских выборах сентября-декабря 2000 г. Другой «приманкой» стала реализация перспективных экономических проектов (например, в Краснодарском крае, где начинается строительство экспортного газопровода «Голубой поток», который позволит обеспечить топливом и черноморское побережье).

В результате «красные» губернаторы стали исчезать «как класс» и фактически отказали в своей поддержке Г.Зюганову. Большего, чем нейтралитет или косвенная поддержка В.Путина, от них и не требовалось. Центр сделал ставку на «точечную» работу с наиболее крупными регионами, которыми руководят губернаторы левой ориентации. В.Путин посетил Краснодарский край (дважды, оба раза встречался с Н.Кондратенко, в т.ч. на последней неделе перед выборами), Воронежскую и Волгоградскую области. По своей инициативе проявлял лояльность поссорившийся с местными коммунистами А.Черногоров. В итоге в самых важных регионах позиции Г.Зюганова оказались неустойчивыми. И в Воронежской области, и в Краснодарском крае имел место явный недобор голосов, а в Ставропольском крае и Волгоградской области в сравнении с выборами 1999 г. прирост оказался незначительным. Сам Г.Зюганов эту тенденцию не переломил и в указанных регионах, за исключением Воронежской области, не появлялся. Сыграл свою роль и «чеченский фактор».

Таким образом, на итоги голосования за Г.Зюганова повлияли следующие факторы: усилился конформизм сельского электората, что привело к размыванию «красного пояса» на Юге Европейской части России; «красный пояс» пока остается на карте страны, но уже не столь сильно выделяется на общем фоне (эта тенденция особенно хорошо просматривается при сравнении результатов выборов 1996 и 2000 гг.); в районах, отличавшихся ранее высокой популярностью ЛДПР, КПРФ получила весомую прибавку голосов, занимая нишу главной и единственной протестной силы; в результате появился новый «красный пояс» в восточных районах, а КПРФ, следовательно, становится все более «восточной» и «городской» партией; административный фактор работает явно против КПРФ, которая не способна противостоять давлению в республиках и теряет там огромное количество голосов; в то же время «красные» губернаторы действуют в соответствии с политической конъюнктурой и не оказывают коммунистам ожидаемой помощи; популярность чеченской войны ведет к недобору голосов в «прифронтовых» районах Юга на фоне роста показателей В.Путина.

Регионы поддержки Г.Явлинского. Лидер «Яблока» получил голосов меньше в сравнении как с парламентскими выборами 1999 г. (на 0,1 пункта), так и с президентскими выборами 1996 г. (на 1,5 пункта). Как обычно, наибольшего успеха он добился в столичных регионах. В Москве, где чувствовалось отторжение В.Путина, ему было отдано большинство голосов либерального электората (отсюда 18,6%). В Петербурге и Московской области Г.Явлинский получил более 10%. В этих трех регионах он собрал почти полтора миллиона голосов.

На остальной части России также проявились прежние тенденции. Во-первых, подтвердилась отмеченная на парламентских выборах тенденция сохранения и даже усиления его позиций на Востоке страны. Во-вторых, за Г.Явлинского неплохо голосовали в северных районах. В итоге лидер «Яблока» собрал 7-9% голосов: в регионах промышленного Урала — Пермской, Свердловской и Челябинской областях; в отдельных ключевых регионах Сибири и Дальнего Востока — Приморском и Хабаровском краях, Томской области, а также на Ямале и Сахалине; в отдельных регионах Севера — Карелии и Мурманской области.

Прирост показателей в сравнении с декабрем произошел только в 17 регионах. Значимым его можно считать лишь в Москве (девять пунктов) и Московской области (два пункта). В сравнении с выборами 1996 г. следует также говорить о существенной прибавке в Свердловской области и Ямало-Ненецком АО. На остальной территории страны имели место потери или, в лучшем случае, стагнация. Причем негативные тенденции наиболее характерны для тех регионов, где популярность Г.Явлинского была наиболее высокой (Петербург, Север, Нижегородская область).

Регионы поддержки В.Жириновского. Для В.Жириновского выборы также закончились провалом, хотя он пытался на завершающем этапе кампании отработать обширную программу в регионах. Лидер ЛДПР потерял 3,3 пункта в сравнении с декабрем и три пункта в сравнении с 1996 г., что опустило его на четвертое место. КПРФ и «Единство» в несколько приемов уничтожили его электоральную базу, созданную в победном 1993 г. В результате лишь на Дальнем Востоке сохранился более или менее заметный электорат В.Жириновского. Только там и в Забайкалье лидер ЛДПР получил более 5% голосов (максимум — Камчатка, Амурская область, Приморье). В списке регионов с относительно высокой популярностью В.Жириновского, как и прежде, преобладают северные и восточные территории. Однако уровень этой популярности уже столь низок, что говорить о каких-либо тенденциях представляется бессмысленным. Причем если в декабре распад электората В.Жириновского помог укрепить электорат «Единства», то в марте на этом поле урожай собрал Г.Зюганов.

Результаты А.Тулеева и К.Титова. Как и прогнозировалось, участие в выборах не принесло им политических дивидендов, а для К.Титова стало настоящей потерей лица.

А.Тулеев уверенно выиграл выборы в своем регионе, доказав свою сверхвысокую популярность среди избирателей Кемеровской области (51,6%). Это дает ему некоторые основания требовать особого отношения Центра. За пределами же своей области популярность Тулеева оказалась весьма ограниченной (только в трех сибирских регионах он получил более 5% голосов — в Республике Алтай, где за него проголосовали казахи, в Хакасии и Новосибирской области). В результате по стране в целом он набрал лишь 3% (в 1991 г. — 7%). Таким образом, как политик федерального масштаба кемеровский губернатор не состоялся. Более того, участие в выборах может обернуться для него проблемами, поскольку именно в Кемеровской области «благодаря» А.Тулееву В.Путин набрал минимальный по России процент голосов — 25%, и ссылки на готовность всеми силами поддерживать и.о. Президента могут не сработать. Дальнейшая «федеральная» перспектива А.Тулеева целиком и полностью определяется отношением к нему центральных властей — объем областной задолженности превысил 1 млрд. руб.; губернатор зависим от процессов передела собственности, в частности — на Новокузнецком алюминиевом комбинате, который пока остается под контролем «Сибирского алюминия»; разворачивается конфликт на крупнейшем в области Западно-Сибирском металлургическом комбинате, в котором активно участвует группа «Альфа». В этой непростой ситуации А.Тулеев пытается играть роль крупного политического деятеля если не федерального, то хотя бы сибирского масштаба. Об этом свидетельствует подписание им соглашения с красноярским губернатором А.Лебедем.

В еще более неприятной ситуации оказывается самарский губернатор К.Титов. Если с А.Тулеевым в ходе кампании церемонились, то К.Титов как претендент на правый электорат был эффективно изолирован. Предупреждением стало попадание в «черный список» ЦИК, который обвинил его в фальсификации подписных листов наряду с еще двумя кандидатами. В итоге К.Титову пришлось бороться уже не столько за голоса избирателей, сколько за сохранение политических позиций.

Из всех кандидатов К.Титов наиболее активно посещал регионы. В течение марта он успел побывать в Свердловской, Пермской, Челябинской, Ростовской, Рязанской, Новосибирской, Вологодской, Ярославской, Тульской областях, Красноярском крае и Петербурге. Большинство губернаторов отказалось от встречи с «полуопальным» коллегой, полагая, что нежелательные контакты спровоцируют гнев В.Путина. Например, Г.Игумнов предпочел разговору с К.Титовым участие в международной конференции «Консерватизм и современность». Исключение составили лишь такие эпатажные фигуры, как А.Лебедь и В.Любимов.

На федеральном уровне К.Титов активно выступил против предполагаемых шагов Центра, направленных на ограничение региональной самостоятельности. В частности, он высказывался против назначения губернаторов, ликвидации Совета Федерации и прогнозировал обострение социальных проблем, если начнется процесс жесткой централизации. К.Титов также высказался против увеличения президентского срока до семи лет.

Активная работа в регионах не помогла: в ситуации, когда коллеги-губернаторы его откровенно игнорировали, К.Титов не смог привлечь внимание простых избирателей. В результате эффект от поездок оказался минимальным. Даже в своей области ему отдали голоса лишь 20,1% избирателей. Значимых результатов он добился разве что в Ульяновской области (3,4%), где имеется некоторая историческая ориентация на Самару.

Провал К.Титова мог привести к существенному изменению расстановки сил в Самарской области. Именно это заставило его сделать неординарный шаг — уйти в отставку, чтобы на досрочных выборах вновь подтвердить свою безальтернативность в регионе.

 

[1] Область фактически превратилась в вотчину «Сибнефти», которая известными технологиями последовательно «раздевает» территорию. Сказалось и доходящее до неприличных сцен противостояние между ставленником Абрамовича-Березовского Л.Полежаевым и мэром Омска В.Рощупкиным.

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2000 г. № 13 | Основные тенденции внутриполитического развития | Результаты президентских выборов (региональный аспект)

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх