новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2000 г. № 13 | Международное положение Росcии | Азиатско-Тихоокеанский регион

АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКИЙ РЕГИОН

Россия — Китай. Прошедшее полугодие было отмечено высокой интенсивностью двусторонних контактов. Сохранилась тенденция к установлению более тесных и динамичных отношений между двумя странами. Необходимость реагирования на попытки США управлять системой международных отношений в соответствии с собственными представлениями о правильном мироустройстве стимулирует сближение РФ и КНР. Министр обороны КНР Чи Хаотянь 17-18 января нанес визит в Москву, где провел переговоры с В.Путиным, И.Сергеевым и И.Клебановым. 1 марта В.Путин встречался в Москве с министром иностранных дел Тань Цзясюанем. 2-5 марта И.Клебанов, курирующий российский ВПК, совершил поездку в Пекин, где был принят председателем КНР Цзян Цзэминем, премьером Чжу Жунцзи, а также провел переговоры с руководителями китайской военной промышленности и вооруженных сил. Главный итог этих встреч — все большее наполнение реальным содержанием политики «углубленного стратегического партнерства», которую Москва и Пекин начали вырабатывать с 1992 г.

Эти встречи выявили общность подходов России и Китая к формированию многополярного мира, их неприятие американской гегемонии в мировых делах. У Москвы и Пекина одинаковый взгляд на проблему экстремизма и сепаратизма. Китай одобряет решительные действия России в Чечне. Он сам борется с сепаратистами в двух своих провинциях.

Полное взаимопонимание между нашими странами проявилось в отношении планов США построить национальную систему ПРО и развернуть системы ПРО ТВД в регионах. Пекин поддерживает Россию в отстаивании Договора по ПРО. Совпадение позиций сторон по этому вопросу не ограничивается одной лишь констатацией неприемлемости попыток Вашингтона радикально изменить этот договор. Среди возможных ответных мер на действия США стороны рассматривали вопрос о разработке совместной системы ПРО и ее развертывании на Дальнем Востоке, они решили продолжить его обсуждение позднее.

Россия и Китай договорились расширять двустороннее военное сотрудничество, подписав соответствующий меморандум. После некоторого спада военно-техническое сотрудничество двух стран снова пошло на подъем. Были достигнуты договоренности о подготовке соглашений о предоставлении Китаю услуг российской глобальной спутниковой навигационной системы «ГЛОНАСС» в гражданских целях, о поставках комплексов ПВО «Тор-М1», эсминцев и других вооружений. Китай является крупнейшим покупателем российской военной техники — на него приходится около 40% российского оружейного экспорта.

В то же время Россия стремится сбалансировать свою торговлю с Китаем, чтобы она не столь сильно зависела от продажи военной техники. Значительные усилия были направлены на поиски путей привлечения китайских инвестиций в российскую экономику и увеличения двустороннего товарооборота, который в последние годы снижался. В области экономики и научно-технического сотрудничества велась подготовка двусторонних соглашений по проектам в гражданском авиастроении, космонавтике, энергетике, нефтегазовой сфере, включая поставки в КНР российских энергоресурсов и энергетического оборудования. Пекин дал согласие на закупку российских гражданских самолетов нового поколения «Ил-96». В рамках двустороннего сотрудничества в области космоса предусматриваются создание специальной межправительственной подкомиссии по космосу, подготовка китайских космонавтов в России и, возможно, оказание помощи КНР в создании ее национальной космической станции. Обсуждались формы участия России в программах развития западных провинций Китая. В результате было достигнуто принципиальное согласие о прокладке трубопроводов для транспортировки нефти и газа из Сибири в Китай, об использовании дальневосточных портов России для обслуживания внешнеторгового оборота КНР.

Все более увеличивающиеся потребности Китая в энергоносителях, связанные с высокими темпами роста его экономики, превосходят его собственные ресурсы[1], а это создает хорошие перспективы для проникновения российских нефтегазовых компаний на китайский рынок, но при условии, что они получат поддержку на государственном уровне в конкурентной борьбе с американскими концернами. В марте в Пекине было подписано соглашение об условиях поставок российского ядерного топлива на АЭС, которая строится по российскому проекту в провинции Цзянсу. В нефтегазовой сфере силами российских компаний «Юкос» и «Транснефть» и китайской корпорации «Чайнаойл» планируется построить трубопровод для транспортировки нефти из месторождений Восточной Сибири в Китай (стоимость этого проекта оценивается в 1,7 млрд. долл.). К 2004 г. намечено завершить строительство первой очереди нефтепровода Ангарск-Пекин. Однако остаются нерешенными вопросы о маршруте российско-китайского нефтепровода и финансировании его строительства, есть разногласия и по вопросу о цене поставляемых энергоносителей. Это сдерживает реализацию намечаемых проектов.

Попытки подвести прочную экономическую основу под стратегическое партнерство диктуются не только нынешней ситуацией, но и долгосрочными потребностями России и Китая. Переплетение экономик двух стран, рост экономической взаимозависимости придает бoльшую предсказуемость и устойчивость общности их позиций. Вместе с тем, России следует четко видеть пределы такого партнерства. Хотя между Россией и Китаем имеется довольно большая сфера совпадающих и близких интересов, в том числе и в противостоянии гегемонии США, но в объединении усилий двух стран Пекин будет воздерживаться от создания антизападного ресурса влияния, в котором нуждается Россия, — стратегическая установка Пекина исключает участие Китая в союзах и альянсах с любой из крупных мировых держав.

Другие государства АТР. Визиты российских государственных деятелей в страны АТР (в частности, поездки И.Иванова в КНДР, Японию и Вьетнам в феврале и И.Клебанова в Индонезию в апреле) показали, что региональные державы рассматривают активное присутствие РФ в АТР как важный фактор стабильности в регионе. Потребность в таком присутствии становится для них все более отчетливой ввиду перспективы усиления американского доминирования в регионе в случае развертывания США системы региональной ПРО.

Во время визита в Токио в феврале И.Иванов предложил Японии промежуточный вариант урегулирования — заключить «мирный договор», отложив окончательное решение спора вокруг Курильских островов на будущее. Это предложение свидетельствует, что Москва не собирается отказываться от своего суверенитета над островами и не считает реальным выполнение договоренности Ельцина-Хасимото о заключении полномасштабного договора к концу 2000 г. В то же время действия японской стороны не дают оснований предполагать ее готовность пересмотреть занимаемую позицию по территориальному вопросу и пойти на уступки.

После долгой паузы оживились отношения между Россией и КНДР. Главным итогом визита И.Иванова в Пхеньян стало подписание 9 февраля Договора о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между РФ и КНДР сроком на 25 лет. В нем отсутствует статья о взаимной обороне в случае агрессии против одной из сторон, которая содержалась в прежнем договоре. Еще в середине 1990-х годов, когда истек срок действия прежнего договора, Москва заявила, что не будет готова принять на себя обязательство по взаимной обороне. В ответ Пхеньян не привлек Россию к переговорам по урегулированию на Корейском полуострове. Он сделал ставку на помощь Китая и вступил в прямой диалог с США.

Однако сейчас Пхеньян пересматривает прежний подход и готов восстановить тесные связи с Россией, включив ее в число своих партнеров, на которых он рассчитывает опереться в урегулировании отношений с Сеулом и в целом ситуации на Корейском полуострове. КНДР, видимо, хотела бы, чтобы и Россия (помимо Китая) выступила в качестве гаранта объединения двух Корей. Об этом свидетельствует и намеченная на июль встреча в Пхеньяне В.Путина и Ким Чен Ира. Некоторые аналитики усматривают в этой встрече продолжение российской стратегии противодействия планам США в области ПРО. Тема северокорейской ракетной программы, несомненно, будет затронута в ходе саммита, хотя И.Иванов поспешил отвергнуть такое предположение. Этот вопрос едва ли будет обойден на предстоящих переговорах в Пхеньяне, ведь именно необходимостью защиты от потенциальной ракетной угрозы со стороны КНДР США оправдывают свои планы по развертыванию ПРО, что вновь подтвердил министр обороны У.Коэн во время визита в Москву 13 июня. Обсуждая эту проблему, он напрямую связывал «корейский вопрос» с американскими планами по ПРО. Коэн обратился к Путину с просьбой убедить Пхеньян отказаться от продолжения ядерной и ракетной программ, но в то же время подтвердил, что США в любом случае хотят иметь страховку в виде системы ПРО от «корейских неожиданностей».

[1] КНР обеспечивает своими силами примерно 75% энергопотребностей, а к 2010 г. этот уровень упадет до 65%.

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2000 г. № 13 | Международное положение Росcии | Азиатско-Тихоокеанский регион

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх