новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2000 г. № 13 | Международное положение Росcии | Западноевропейское направление

ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

Россия — Евросоюз. Минувшее полугодие — сложный этап в отношениях России с западноевропейским сообществом. Два основных фактора оказали на них наибольшее влияние — смена власти в Москве и события в Чечне. Несмотря на острые разногласия по чеченской проблеме, стороны стремились поддерживать активный диалог и искать пути к взаимопониманию. Вопрос о политике в Чечне постоянно фигурировал на двусторонних форумах РФ-ЕС, проходивших в этот период. Евросоюз стремился показать твердость своей позиции, но в то же время остерегался прибегать к действительно серьезным мерам, чтобы не сорвать выстраивание новых отношений объединенной Европы с постъельцинской Россией. Он пытался найти золотую середину между различными средствами давления на Москву, чтобы жесткостью принимаемых мер не нанести ущерб собственным стратегическим интересам.

Акцентируя гуманитарный аспект чеченской проблемы и критикуя действия Москвы в Чечне за недостаточное использование политических методов урегулирования, ЕС отклонил вариант жестких санкций в отношении России по типу тех, что он применяет против Югославии. Одобренные Евросоюзом меры в основном касаются замораживания подготовки новых и осуществления некоторых текущих двусторонних соглашений по сотрудничеству. Кроме того, под предлогом нарушения Россией своих обязательств по торговым соглашениям Европейская комиссия приняла штрафные меры, в частности — по российскому экспорту металлолома. Ущерб России от замораживания ЕС программ сотрудничества составляет около 180 млн. долл., а суммарные потери от всех видов санкций Евросоюза исчисляются почти 500 млн. долл. в год.

Евросоюз не признает Россию страной с рыночной экономикой (на саммите РФ — ЕС в Москве в мае он вновь отказался это сделать), следовательно ЕС будет по-прежнему ограничивать российский экспорт в Западную (в перспективе и Восточную) Европу. Другой проблемой двусторонних отношений является то, что Евросоюз в торговых спорах с Россией прибегает к своим антидемпинговым процедурам в обход рассмотрения споров в рамках существующих рабочих механизмов. Сейчас действует 13 таких процедур, наносящих ущерб российским производителям в размере 250 млн. долл.

Несмотря на все подобные ограничения, положительное сальдо России в торговле с ЕС составляет 10 млрд. долл. в год. На ЕС сегодня приходится 40% российского внешнеторгового оборота и порядка одной трети иностранных инвестиций в экономику нашей страны, но ее торгово-экономические отношения с Западной Европой имеют невыгодную для РФ структуру и консервируют ее экономическую отсталость. Евросоюз хотел бы усиления в российском законодательстве положений о борьбе с коррупцией и защите иностранных инвестиций.

На переговорах В.Путина и И.Иванова с руководящей «тройкой» ЕС 7 апреля в Москве, на заседании Совета Сотрудничества Россия — ЕС на уровне министров иностранных дел (в формате «15+1») 10 апреля в Люксембурге, где российскую делегацию возглавлял И.Иванов, на саммите РФ — ЕС 29 мая в Москве обсуждались ситуация на Северном Кавказе и на Балканах, состояние и перспективы двустороннего взаимодействия по выполнению Соглашения о партнерстве и сотрудничестве, вопросы торгово-экономического режима, проблемы международной безопасности. Дискуссии показали, что у РФ и ЕС разное видение путей урегулирования кризисов в Чечне и на Балканах. Россия отвергает попытки ЕС использовать вопрос соблюдения гуманитарных прав в качестве предлога для вмешательства, которое может помешать восстановлению конституционного порядка в Чеченской республике. В совместном заявлении по итогам Московского саммита Евросоюз приветствовал усилия Москвы по поиску политического урегулирования в Чечне, но не отменил «мягкие» санкции, которые были введены против РФ из-за военных действий в этой республике. В то же время он не поддержал решение ПАСЕ о приостановке членства России в Совете Европы. ЕС не оспаривает право России бороться с терроризмом за сохранение территориальной целостности, но считает недостаточным ее усилия по политическому урегулированию. Евросоюз опасается, что выявившаяся его неспособность повлиять на политику Москвы (и Белграда) может дискредитировать ту направляющую и координирующую роль, которую ЕС взял на себя в трансформации посткоммунистического мира.

10 апреля в Люксембурге стороны приняли План совместных действий по борьбе с организованной преступностью, договорились о начале переговоров, где будут обсуждаться озабоченности РФ в связи с расширением ЕС — спорные вопросы должны быть урегулированы до вступления новых стран в ЕС. Одна из целей синхронизации обоих процессов — добиться, чтобы расширение ЕС не привело к закрытию рынков новых членов Евросоюза для российского экспорта. РФ беспокоит не столько то, что она потеряет рынки сбыта в ЦВЕ — страны региона уже на две трети переориентировали свои торгово-экономические связи на Запад — сколько то, что ограничительный для российской продукции торговый режим ЕС охватит почти всю Европу и что российский транзит через ЦВЕ будет подчиняться правилам ЕС, которые не обязательно будут совпадать с интересами РФ.

ЕС обещает поддержать заявку России на вступление во Всемирную торговую организацию (подобное обещание сделали и США во время визита Б.Клинтона в Москву в начале июня). Россия — единственная из ведущих мировых держав, которая остается вне рамок этой организации. Однако возникает вопрос, нужно ли России торопиться со вступлением в ВТО, если ей не будут предоставлены льготные условия членства? Здесь таится немало подводных камней, ведь от присоединения к ВТО может выиграть не столько сама Россия, сколько Запад (по крайней мере, на первом этапе): во-первых, РФ в торговых спорах тогда будет обязана подчиняться правилам ВТО и, во-вторых, большая часть российской экономики просто не готова к международной конкуренции.

На саммите Евросоюза, который проходил в Санта-Мария да Фейра (Португалия) 19-20 июня, лидеры государств Западной Европы подтвердили намерение ЕС развивать хорошие партнерские отношения с Россией. В докладе по итогам полугодовой деятельности Евросоюза под председательством Португалии, одобренном на этой встрече в верхах, отношения с РФ были поставлены на первое место во внешнеполитическом разделе принятого документа. Западноевропейские лидеры поддерживают усилия нового российского руководителя в деле модернизации и реформирования страны. ЕС готов помогать России в укреплении демократических институтов, правовой системы и рыночной экономики, присоединении к ВТО. Он одобрил план действий, который предусматривает развитие трансграничного сотрудничества с северо-западными регионами России в области охраны окружающей среды, ядерной безопасности, борьбы с международной преступностью.

Что касается взаимодействия на международной арене, ЕС высказал удовлетворение сотрудничеством с Россией прежде всего в урегулировании ситуации в Западнобалканском регионе (так Запад теперь официально именует пространство, охватывающее территорию Албании и бывшей Югославии). Россия и ЕС договорились продолжать оказывать поддержку ООН в ее миротворческих миссиях.

Значительные усилия Евросоюза были направлены на интеграцию в области обороны и безопасности. Совет ЕС принял в феврале решение о создании трех «промежуточных» комитетов, которые станут основой для «генерального штаба» и других военных структур, необходимых для осуществления общей политики обороны и безопасности ЕС и формирования 60-тысячных сил «быстрого реагирования». Москва проявила интерес к создаваемым ЕС силам для проведения операций по реагированию на кризисы. Эти силы должны быть сформированы к 2003 г. Евросоюз не исключает возможность приглашения России, Украины и других европейских государств, поддерживающих политический диалог с ЕС, к участию в подобных операциях.

Амбиции некоторых лидеров объединенной Европы простираются еще дальше, о чем свидетельствуют заявления председателя Европейской Комиссии Р.Проди о перспективах трансформации ЕС в военный союз. В контексте предстоящего расширения ЕС на Прибалтику превращение ЕС в военный блок может иметь неоднозначные последствия для интересов России. Если Евросоюз станет реальной военной силой, то республики Прибалтики могут по-новому оценить возможное членство в нем как достаточно надежную гарантию своей безопасности, чтобы не форсировать вступление в НАТО. Такой сценарий развития событий, с одной стороны, таит угрозу, что в случае обострения отношений России с Западом ЕС сможет установить новый железный занавес гораздо ближе к России, чем НАТО. Усиление военной роли ЕС может обернуться появлением новых разделительных линий в Европе. С другой стороны, при сохранении нормальных отношений Москвы с Западом такая эволюция ЕС может ослабить тягу республик Прибалтики и отдельных стран СНГ к вступлению в НАТО. Формирование механизмов военно-политического сотрудничества РФ с ЕС может способствовать хотя бы частичному размыванию натоцентризма в формирующемся новом миропорядке в Европе, большему плюрализму новой европейской архитектуры, что расширило бы пространство для маневра российской дипломатии в регионе.

Отношения с отдельными государствами. Поездка Президента В.Путина по ряду стран Западной Европы в июне явилась во многом продолжением той линии, которая была заявлена им в ходе апрельского визита в Великобританию. Сейчас Россия не может опираться, как раньше, на Францию и Германию в своих отношениях с Европой. Невиданная антироссийская истерия во Франции в связи с событиями в Чечне (особенно в СМИ, политических и интеллектуальных кругах, близких к правозащитным организациям; из-за этого В.Путин несколько раз отклонял приглашение президента Ж.Ширака посетить Францию), определенное охлаждение отношений с Германией ввиду ее жесткой позиции по российскому внешнему долгу сужают для российской дипломатии границы поиска партнеров, на которых Россия могла бы положиться в этом регионе и которые бы могли содействовать налаживанию благоприятного климата в ее диалоге с разочарованной в российских реформах Западной Европой. Лондон никогда не входил в число близких европейских партнеров Москвы. Но смелость правительства Т.Блэра в отказе от устаревших традиций британской политики, стремление бросить вызов франко-германскому доминированию в европейских делах, активность в формировании «европейской оборонной идентичности» и новая открытость к России заставляют по-новому оценивать возможности сотрудничества с Великобританией.

В ходе визита в Италию (5-6 июня), Испанию (13-14 июня) и Германию (14-15 июня) Президент В.Путин выдвинул инициативу о создании общеевропейской системы нестратегической ПРО в качестве альтернативы планам США по развертыванию национальной ПРО. Во время переговоров с итальянским премьер-министром Д’Амато в Риме он предложил подумать о том, чтобы «создать совместно с Европой, совместно с НАТО систему ПРО для защиты Европы». В Берлине В.Путин передал канцлеру Г.Шредеру конкретные технические предложения о сотрудничестве в этом вопросе. Предлагаемая Москвой кооперация в создании общеевропейской системы ПРО предусматривает: совместную оценку характера и масштабов ракетного распространения и возможных ракетных угроз; совместную разработку концепции системы нестратегической ПРО, порядка ее создания и развертывания; проведение совместных НИОКР и командно-штабных учений; создание и формирование нестратегической ПРО для совместных или скоординированных действий по защите миротворческих сил и мирного населения в зонах конфликтов.

Другое предложение В.Путина, адресованное Западной Европе, состоит в приглашении Германии или другой страны ЕС представлять Евросоюз в качестве третьей стороны в российско-американском центре обмена данными национальных систем раннего предупреждения РФ и США о ракетных пусках, который будет создан в Москве. Европейские инициативы В.Путина позволяют завязать прямой диалог между Россией и ЕС в сфере европейской обороны и безопасности. Они показывают, что не только НАТО может быть партнером России в вопросах военного сотрудничества (хотя, конечно, создание совместной ПРО предполагает участие прежде всего НАТО, а не ЕС).

Однако такая перспектива беспокоит США, которые усматривают в этом тактику Москвы, имеющую целью провоцировать конкуренцию между двумя структурами безопасности Запада и использовать расхождения между ними к своей выгоде. Вашингтон опасается, что в вопросе о ПРО Западная Европа будет отколота от США. В первой декаде июня министр обороны У.Коэн совершил турне по ряду государств Западной Европы с целью убедить союзников в том, что ракетная угроза со стороны «нестабильных режимов» реальна и поэтому Договор по ПРО нуждается в пересмотре.

В российских инициативах Вашингтон видит противовес предпринимаемым усилиям по обработке союзников в поддержку своих планов в области ПРО. Чтобы завоевать на свою сторону Западную Европу, президент Б.Клинтон на саммите США — ЕС в Португалии 31 мая пообещал, что Вашингтон поделится технологиями ПРО с цивилизованными государствами. От США идет основное сопротивление контрпредложениям Москвы, и они оказывают сильное давление на Западную Европу. После переговоров министра обороны И.Сергеева в НАТО Дж.Робертсон заявил 9 июня, что на основе полученных от российской стороны разъяснений о совместной системе ПРО для защиты Европы НАТО не может сформулировать свою позицию в отношении этой инициативы.

Борьба «за Европу» в вопросе о ПРО и за сохранение Договора по ПРО являлась одним из движущих мотивов активизации политики России в западноевропейском регионе. И эта борьба, судя по всему, ожидается еще более сложной, чем была в годы «холодной войны», когда США выдвинули СОИ. Переговоры В.Путина в Риме, Мадриде и Берлине показали близость или совпадение позиций — западноевропейские державы во многом разделяют возражения России против американских планов национальной ПРО. Так же, как и Москва, они не считают, что «проблемные режимы» третьего мира способны создать потенциальную угрозу, которая не оставляет США иного выбора кроме развертывания национальной системы ПРО. Однако Западная Европа все же воздерживается от того, чтобы открыто солидаризироваться с Россией в оппозиции к американской политике в области ПРО. Более того, колебания таких стран, как Великобритания, которая на определенных условиях может присоединиться к реализации планов Вашингтона, только расшатывают западноевропейское единство.

Одним из главных мотивов европейской политики РФ является стремление противодействовать попыткам некоторых политических сил на Западе сделать из России изгоя под предлогом чеченских событий и подтолкнуть ее к самоизоляции. Не случайно, что лейтмотивом выступлений российского лидера в этой поездке стало подтверждение курса РФ на интеграцию в Европу. Выступая с программной речью перед политической и деловой элитой ФРГ 15 июня в Берлине, В.Путин определил это как один из приоритетов российской внешней политики. Концепция европейской политики нового руководства России включает примат международного права, непризнание за каким-либо союзом государств права использовать военную силу в обход ООН, повышение роли ОБСЕ, которая не должна заниматься лишь Чечней и Косово. Российский лидер предупредил, что новое расширение НАТО будет противоречить российским интересам и Москве придется реагировать на эту угрозу. В качестве альтернативы он предложил совместную организацию безопасности в Европе, в том числе и в сфере ПРО.

Другая цель дипломатического наступления В.Путина состоит в том, чтобы восстановить доверие к России как к надежному партнеру, которое было подорвано у деловых кругов Западной Европы в последние годы президентства Б.Ельцина, и подтолкнуть приток иностранных инвестиций в российскую экономику. На реструктуризацию экономики в течение ближайших 25 лет России требуется, по приблизительным оценкам, 2,5 трлн. долл. За 1990-е годы приток прямых иностранных инвестиций в реальный сектор экономики составил примерно 10 млрд., а утечка капитала из РФ —100-130 млрд. долл. Как заявил премьер-министр М.Касьянов, у России просто нет достаточных собственных ресурсов для выхода на устойчивый экономический рост — бремя внешнего долга еще долго будет определять границы возможностей экономического маневра.

Поэтому визиты в Западную Европу Президента В.Путина преследовали цель заручиться благожелательной позицией европейских партнеров в отношении реструктуризации российской внешней задолженности в преддверии июльского саммита «большой восьмерки» на Окинаве, где этот вопрос будет решаться. На встрече с представителями итальянских СМИ и деловых кругов в Милане 6 июня он стремился убедить их, что в России наступила эпоха экономической стабилизации и что пришло время западным инвесторам активно вкладывать средства в российскую экономику. В ходе визита в Италию было подписано соглашение об открытии частным итальянским капиталом кредитной линии России на общую сумму в 1,5 млрд. долл. Итальянский энергетический концерн ENI подтвердил обязательства по финансированию своего участия в совместном с ОАО «Газпром» проекте «Голубой поток», который сделает Россию крупнейшим поставщиком газа и нефти на Балканы и в Турцию. ГАЗ и ФИАТ подписали соглашение о выпуске с конвейера автозавода в Нижнем Новгороде новой модели легкового автомобиля с 2002 г.

В ходе визита В.Путина в Берлин стало ясно, что Германия, на которую приходится почти 45% объема российской внешней задолженности, готова рассматривать вопрос о ее реструктуризации (отсрочке выплат), но отвергает идею списания даже части долгов РФ. Были заключены четыре соглашения об участии германского капитала в совместных с ОАО «Газпром» проектах по освоению месторождений газа на севере России.

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2000 г. № 13 | Международное положение Росcии | Западноевропейское направление

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх