новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2000 г. № 13 | Российско-американские отношения

РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Отношения России с США представляли собой сложное переплетение элементов сотрудничества и соперничества. В частности, Вашингтон продолжал оказывать давление на Москву, чтобы заставить ее отказаться от соглашений с Ираном в ядерной области. 14 марта Б.Клинтон подписал закон, грозящий финансовыми санкциями Российскому космическому агентству, которое может быть лишено американских выплат за работу по международной космической станции, если президент представит конгрессу факты участия российских компаний в иранских ядерных проектах. На это последовала резко негативная реакция МИД РФ.

Российско-американские переговоры, которые проходили в ходе двусторонних встреч и в рамках международных структур, показали, что, несмотря на острые разногласия по Чечне, у России и США достаточно общих и совпадающих интересов — нераспространение ОМУ, контроль над вооружениями и вопросы региональной стабильности и т.д., — чтобы сотрудничество превалировало над расхождениями.

В.Путин в беседе М.Олбрайт, состоявшейся в ходе ее визита в Москву в конце января — начале февраля, подтвердил, что Россия рассматривает США как основного глобального партнера. В то же время Россия не приемлет ситуацию, когда США ставят свои интересы выше принципов международного права. Россия отвергает попытки Запада поставить гуманитарную интервенцию выше суверенитета и территориальной целостности, так как это ведет к ревизии основ всего международного правопорядка. По итогам переговоров М.Олбрайт и И.Иванов подписали два соглашения — по сотрудничеству в космической области и по ядерной безопасности. Визит секретаря Совета безопасности РФ С.Иванова в США 17-20 февраля расширил двустороннее сотрудничество в борьбе с оргпреступностью, отмыванием денег и международным терроризмом. В июне Россия и США создали совместную рабочую группу по борьбе с международным терроризмом, главный объект внимания которой — Афганистан.

С приближением президентских выборов администрации Б.Клинтона приходится доказывать, что ее политика в отношении России не провалилась. В апреле США предприняли шаги по созданию более благоприятного фона для достижения крупных договоренностей с Россией по контролю над вооружениями: спала острота критических выступлений по чеченской проблеме; госдепартамент снял запрет на выдачу Экспортно-импортным банком США кредитных гарантий Тюменской нефтяной компании на сумму 500 млн. долл.; 25 апреля США отменили санкции против ряда российских институтов и организаций, которые ранее обвинялись в содействии ядерной программе Ирана.

В апреле российский парламент ратифицировал Договор СНВ-2 и протоколы к Договору по ПРО), вернув Москве инициативу в разоруженческих делах. Сенат США, одобривший Договор СНВ-2 в 1996 г., должен еще ратифицировать поправку к нему, которая продлевает срок выполнения Россией своих обязательств по сокращению ряда стратегических систем и протоколы к Договору по ПРО. Однако правые консерваторы, занимающие ряд ключевых позиций в сенате, заявили о неприемлемости условий, которые были включены Россией в протокол ратификации, — о том, что в случае выхода США из Договора по ПРО или развертывания ядерного оружия НАТО на территории новых членов в ЦВЕ, российские обязательства по соглашениям, касающимся стратегических вооружений, аннулируются. (Свои возможности по блокированию соглашений эти деятели наглядно продемонстрировали в октябре прошлого года, когда сорвали договоренность Белого дома и руководства республиканской партии, провалив ратификацию в сенате Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний).

В ходе визита в США в конце апреля И.Иванов предложил российскую программу поддержания стратегической стабильности, которая предусматривает сотрудничество двух стран в области нестратегической ПРО с учетом озабоченностей США потенциальной ракетной угрозой со стороны третьих государств. В рамках будущего Договора СНВ-3 Москва хотела бы установить суммарный потолок боезарядов для стратегических ядерных сил в 1500 единиц, тогда как США не соглашаются снижать этот уровень более чем до 2000-2500 боеголовок. Россия предлагает США альтернативу развертыванию национальной системы ПРО в объединении усилий в рамках кооперации по ПРО ТВД и содействии Пхеньяну в разработке носителей для выведения гражданских спутников. Однако Вашингтон считает, что Северная Корея уже перешла порог в создании ракет большой дальности и поэтому ПРО ТВД не защитит американскую территорию от этой угрозы.

Встреча в верхах между В.Путиным и Б.Клинтоном в Москве 3-5 июня подвела черту под целым периодом в российско-американских отношениях. На этом саммите Россия официально предложила США рассмотреть идею создания совместной системы нестратегической ПРО для отражения потенциальных угроз и защиты от них союзников и Европы в целом (впервые В.Путин обнародовал ее в интервью американскому телевидению 1 июня). Сама эта идея не нова — раньше ее выдвигал Е.Примаков и даже Г.Явлинский. Инициатива российского Президента о совместной ПРО не вызвала понимания у Б.Клинтона, воздержавшегося от обязательств, которые связали бы руки США в принятии решения по национальной ПРО.

РФ и США пришли к соглашению о создании в Москве совместного Центра обмена данными о ракетных пусках. Сам факт этой договоренности весьма показателен — сторонам потребовалось почти 10 лет, чтобы договориться по этому вопросу: переговоры были начаты еще в 1991 г., когда президенты М.Горбачев и Дж.Буш подписали советско-американский меморандум о создании такого центра. Поэтому достигнутое на встрече в Москве 4 июня соглашение едва ли можно считать прорывным.

Россия и США подошли к московскому саммиту, ошибочно воспринимая позицию друг друга. После одобрения Государственной Думой Договора СНВ-2 и протоколов по ПРО Россия считала, что «мяч на стороне США» и они теперь должны пойти на уступки. Однако Вашингтон воспринял эти шаги как признак готовности РФ пойти на компромисс и согласиться на изменение Договора по ПРО. В результате оказалось, что жесткими увязками и публично заявленными позициями обе стороны загнали друг друга в тупик, затруднив поиск решения спорных вопросов. Поэтому, как и ожидалось, встреча на высшем уровне в Москве не привела к качественному сдвигу в российско-американских отношениях.

В Москве президенты В.Путин и Б.Клинтон подписали Заявление о принципах стратегической стабильности (п. 14 говорит о мерах по защите от новых угроз), Меморандум о создании Центра обмена данных, соглашение о выводе из военного оборота каждой из двух стран 34 тонн оружейного плутония.

Между РФ и США сохранились разногласия по проблеме ПРО, хотя в совместном Заявлении удалось добиться подтверждения американской стороной приверженности Договору по ПРО. В свою очередь, Россия вынуждена была признать правомерность вопроса о внесении изменений в этот договор. Вокруг интерпретации данного положения и развернется основная дипломатическая борьба. Российская позиция заключается в том, что возможные изменения не должны менять сути Договора по ПРО — США могут нейтрализовать ракетные угрозы в рамках нестратегической ПРО. Вашингтон же подразумевает значительное ослабление ограничений этого договора. США добиваются согласия Москвы на развертывание национальной ПРО в нескольких позиционных районах на американской территории и стремятся убедить ее, что задуманная система ПРО не будет подрывать возможности российских стратегических ядерных сил. Однако «ограниченная» ПРО, превышающая пределы Договора по ПРО, может служить основой для последующего развертывания уже национальной системы ПРО, которая будет способна нанести ущерб российским интересам и поставить нашу страну в крайне жесткие временные рамки для реагирования.

В случае победы республиканцев на президентских выборах США могут принять вариант более масштабной системы национальной ПРО, чем тот, что рассматривается Б.Клинтоном. Кандидат на пост президента от республиканской партии Дж.Буш-младший приветствовал тот факт, что Б.Клинтон не взял каких-либо обязательств по ПРО, которые могли бы связать руки будущему хозяину Белого дома. Ранее он уже заявлял, что в случае своего избрания санкционирует развертывание не только национальной ПРО, но и систем ПРО ТВД для защиты американских войск и союзников в регионах, а в случае несогласия Москвы запустит процедуру выхода США из Договора по ПРО.

Опасной тенденцией здесь может стать вольное или невольное подключение ряда западноевропейских держав к реализации американских планов в области ПРО. Одним из таких примеров является согласие норвежских властей на развертывание вблизи границы с Россией американской РЛС «Хэв Стэйр» («Глобус-2»). Возможность участия в американской системе ПРО на определенных условиях допускает и правительство Т.Блэра, хотя Великобритания еще не сформулировала свою позицию окончательно.

Одна из целей российского наступления в сфере контроля над вооружениями — сбить волну негативизма в отношении России, которая захлестнула Запад в связи с ситуацией в Чечне, противодействовать тем силам на Западе, которые не прочь подтолкнуть Москву к самоизоляции. Другая не менее важная цель состоит в том, чтобы максимально осложнить для администрации Б.Клинтона принятие решения о развертывании национальной ПРО и выходе из Договора по ПРО.

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 2000 г. № 13 | Российско-американские отношения

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх