новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 1999 г. № 11 | III. Экономическая политика

III. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

21 июня, выступая на встрече “большой восьмерки” в Кельне, Б.Ельцин заявил, что не удовлетворен нынешним экономическим состоянием России. “Судьба России и ее экономики зависит не только от кредитов МВФ. Мы можем без этих денег обойтись”, — подчеркнул Президент.

Однако деятельность федерального правительства — и Е.Примакова, и С.Степашина —была направлена в первую очередь на то, чтобы эти деньги получить. Вторая задача — отсрочка выплаты прежних долгов, чтобы избежать суверенного дефолта. Полугодие завершилось принятием Государственной Думой пакета законов, содержание которых прямо продиктовано условиями МВФ. Не отрицал этого и Б.Ельцин: “Но неудача на финансовых переговорах легла бы тяжким грузом на наш бюджет и отсрочила бы тем самым решение острых социальных проблем на долгое время...”

В 1999 г. на экономику страны оказывали положительное влияние девальвация рубля и рост мировых цен на нефть. Эти два фактора действовали столь сильно, что даже смена кабинета в экономическую политику каких-либо резких изменений не внесла. Но изменения все же будут, поскольку замена Е.Примакова на С.Степашина знаменовала возвращение во власть олигархических кланов. На повестке дня очередной передел финансовых потоков и ранее приватизированной собственности ради обогащения этих кланов и проведения выборов, которые бы всесторонне обеспечили интересы сообщества, именуемого в просторечии “Семья”.

Власть

В январе Государственная Дума приняла бюджет на 1999 год. По поводу него у правительства возникли противоречия с МВФ, на преодоление которых потребовалось полгода. МВФ предлагал увеличить налоговую нагрузку на регионы и повысить тем самым финансовые возможности Центра. По расчетам МВФ, дефицит бюджета-99 составил 6,8%, по российским расчетам — 2,5%.

Позиция МВФ по отношению к России выглядит странной — с 1992 г. все российские правительства только и делали, что выполняли требования фонда. Сегодняшнее состояние экономики страны во многом обусловлено экономической политикой именно МВФ.

Лозунгами работы правительства после принятия бюджета стали стабилизация, согласие, здоровый прочный федерализм, российское национальное достоинство. 5 февраля об этом заявил в Государственной Думе Е.Примаков. Он отметил, что правительство уже выполнило одну из своих задач — долгов бюджетникам федеральной системы нет. Теперь основным направлением деятельности кабинета будет усиление борьбы с преступностью и коррупцией, заявил Е.Примаков. При этом он подчеркнул, что “отменять итоги приватизации никто не собирается”. В то же время правительство намерено провести проверку ошибок и преступлений, допущенных в ходе приватизации.

Выступая 13 февраля на заседании Совета по внешней и оборонной политике, премьер подчеркнул, что “бюджет принят с первичным профицитом 1,65%. Сейчас мы его довели до 2,03%, от нас же требуют большего — довести его до 4%. Но мы не пойдем на это, поскольку в этом случае опять будем должны накапливать долги по выплате зарплат бюджетникам, военнослужащим, на решение социальных программ”. Е.Примаков заявил, что важнейшая задача кабинета в том, чтобы “поднять реальную экономику”. Премьер отверг обвинения в адрес правительства, будто оно мало занимается экономикой. Он отметил, что были приняты решения о том, чтобы предприятия-экспортеры продавали 75% своей валютной выручки на внутренних биржевых торгах, были также сокращены сроки репатриации валютной выручки из-за рубежа. Эти меры позволили не допустить роста инфляции.

Непреклонность кабинета все усиливала раздражение в олигархических кругах. Либеральные (в российском понимании) СМИ злорадно предрекали правительству фиаско на переговорах с МВФ, забыв, что эта организация по сути своей абсолютно антилиберальна. В Бостоне прошел так называемый “Гарвардский симпозиум”, на котором выявилось нежелание западных финансовых институтов кредитовать Россию. Б.Березовский поспешил объяснить это “засильем коммунистов” в российском правительстве.

20 апреля президиум правительства обсудил проект среднесрочной программы (“сценарных условий”) экономического развития страны. По одному из вариантов до 2002 г. предусмотрен среднегодовой темп роста в пять процентов. В результате в 2002 г. по отношению к базовому 1998 г. экономика должна вырасти на 10-14%. При этом доходы бюджета будут доведены до 13% от ВВП (сейчас — менее 10%), экспорт увеличится на 10%, а импорт — всего на полтора. Ежегодный прирост инвестиций по этому варианту прогнозировался в 5-6%. Россия получает кредиты МВФ и ВБ, советские долги прощаются, а деньги граждан будут инвестироваться. По второму, более реалистичному, варианту экономика в 2002 г. по сравнению с 1998 г. вырастет лишь на 6-6,5%. Однако уже тогда реалистично мыслящим экспертам было ясно, что максимальный рост, который Россия может получить в ближайшие 2-3 года — не более двух-трех процентов. Ведь помимо число экономических следует учитывать и политические факторы. К осени правительство намеревалось завершить план экономического развития страны на 10-15 лет. Но в действительности кабинету оставалось работать каких-то три недели.

11 мая, за несколько часов до своей отставки, Е.Примаков заявил: “Когда некоторые говорят, что правительство спит или напоминает “коллективного Брежнева”, это не соответствует действительности”. Примаков напомнил, что кабинету пророчили, что соотношение рубля к доллару весной вырастет до 50 к 1, однако “мы не свалились в гиперинфляцию”. Он констатировал, что в последнее время начался небольшой рост промышленности, причем не за счет инфляции. Кроме того, Вооруженные силы впервые за долгие годы получают финансирование строго в соответствии с бюджетом. По словам Е.Примакова, улучшение происходит и в социальной сфере. Когда правительство приступило к исполнению своих обязанностей, долги по пенсиям составляли 31 млрд. руб. Они сократились до 16,5 млрд. Премьер также подчеркнул, что задолженность федерального бюджета перед врачами и учителями в среднем сократилась до 1,5 месяцев, в то время как ранее задолженность составляла 4-5 месяцев.

В тот же день Е.Примаков подписал пакет законопроектов, направленных на увеличение доходной части бюджета, и правительство внесло их в Государственную Думу. Об этом он заявил, открывая встречу с лидерами фракций Государственной Думы в Доме правительства. Обращаясь к лидерам фракций, премьер “попросил рассмотреть их в первоочередном порядке”.

14 мая и.о. премьера С.Степашин сформулировал задачи нового кабинета. Они мало чем отличались от установок прежнего председателя правительства: во-первых, необходимо обеспечить скорейшее принятие пакета поддержанных МВФ и ВБ законопроектов, связанных с реструктуризацией банковской системы и увеличением доходов бюджета; во-вторых, следует активизировать работу по подготовке проекта бюджета на 2000 год, чтобы вновь избранная Государственная Дума смогла начать работу в условиях, когда бюджет страны уже принят; в-третьих, необходима бесперебойная работа по выполнению текущих обязательств бюджета в соответствии с его поквартальной разбивкой — прежде всего это относится к выплатам зарплат, пенсий, денежного довольствия военнослужащим и трансфертов регионам.

Госкомстат поспешил опубликовать данные о том, как плохо работало правительство Е.Примакова. Так, согласно его оценке, основные социально-экономические показатели в январе-апреле снизились по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Объем промышленного производства за четыре месяца 1999 г. по сравнению с первыми четырьмя месяцами 1998 г. снизился на 0,5%, объем сельскохозяйственного производства — на 4,7%, объем инвестиций в основной капитал (по оценке) — на 2,2%. Реальные располагаемые денежные доходы россиян в январе-апреле были на 27,3% ниже, чем в тот же период 1998 г. Реальная зарплата одного работника уменьшилась на 39,0%, в то время как ее номинальная величина (без корректировки на инфляцию) увеличилась на 25,1%.

Реакция россиян на отставку правительства Е.Примакова оказалась резко негативной: 81% граждан не одобрил ее и лишь 8% — высказались положительно (фонд “Общественное мнение”, 15 мая 1999 г.)

29 мая правительство утвердило проект заявления кабинета и Центрального банка “Об основных направлениях экономической политики на 1999 год” и проект совместного письма “О политике развития для целей третьего займа МБРР на структурную перестройку экономики”. В числе мероприятий по их реализации — отмена двух сессий торгов на валютной бирже и ограничений на использование рублевых средств с корреспондентских счетов иностранных банков в российских банках для приобретения валюты; отсрочка снижения НДС до 2000 г.; запрет допуска к нефтяным трубопроводам неплательщикам налогов; введение акцизов на бензин и алкоголь; налог на автомобили представительского класса; отказ от реабилитационных кредитов ЦБР неплатежеспособным банкам и др.

10 июня на заседании правительства С.Степашин выразил неудовлетворение поведением депутатов, которые отказались рассматривать законопроекты о налогах на АЗС. Он заявил о возможности постановки в Думе вопроса о доверии правительству, если парламент не примет законы, необходимые для получения международных займов. Премьер даже сослался на последствия возможного дефолта. По его словам, “это хуже Югославии”. Депутаты заявили, что охотно окажут доверие правительству, пусть работает, а законы они примут по своему усмотрению.

На том же заседании проходил обкатку бюджет-2000. Докладчик, М.Касьянов, в частности, заявил: “Нам предлагают исходить не из того, сколько есть денег в казне, а из того, сколько нужно экономике”. Довольных новым “реальным бюджетом” среди членов правительства не оказалось. Но резюме премьера звучало так: “Надо говорить народу правду о реальном положении вещей”.

16 июня в Петербурге открылся Экономический форум. В северную столицу прибыли более двух с половиной тысяч гостей из 59 стран. Основная интрига разворачивалась вокруг пребывания М.Камдессю. По мнению экспертов, главный итог форума состоит в объявлении Россией опоры на собственные силы, поскольку С.Степашин не просил у Камдессю кредитов больше, чем требуется для погашения ранее полученных. Глава МВФ заявил: “Нет никаких причин сомневаться в том, что правильная экономическая политика, политическая воля, терпение и время приведут Россию к росту и процветанию”. Он призвал российские власти поддерживать мелкое предпринимательство, способствовать возвращению капиталов из-за рубежа, а также внутреннему накоплению. Решение же о выделении кредита будет принято в начале июля. К этому времени правительство должно переработать меморандум об экономической политике, в котором записать увеличение акциза на бензин на 150% и на алкогольную продукцию — на 20% (правительственный пакет этого не предусматривал). Кроме того, М.Задорнову придется преодолеть еще одну трудность — МВФ разрешил ЦБР торговлю облигациями, а Президент Б.Ельцин готов наложить на соответствующий закон вето. На корсчетах коммерческих банков в ЦБР накоплено 50 млрд. руб., которые могут обрушить валютный рынок. Эксперты считают, что капризы Кремля связаны исключительно с негативным отношением к личности В.Геращенко.

17 июня Государственная Дума вновь отклонила проект закона о налоге на АЗС. В законопроект по требованию депутатов был внесен механизм сдерживания роста цен на бензин (57 компаний подписали на этот счет картельное соглашение). Депутатов уговаривал глава МНС А.Починок. Он отозвал правительственный документ и поддержал думский. Кроме Починка, со стороны правительства активно выступал спецпредставитель Президента по связям с международными финансовыми организациями М.Задорнов, но тщетно. За “циничный”, по словам М.Камдессю, способ налогообложения депутаты не проголосовали. Международному валютному фонду, на самом деле, безразлично, за счет чего российское правительство будет наполнять казну, но он не заинтересован в социальной нестабильности в России. Против налога на АЗС выступил и московский мэр, который прислал в Думу свои замечания по этому поводу.

За день до этого в Доме правительства было подписано картельное соглашение. Первый вице-премьер Н.Аксененко собрал 53 руководителя отраслевых комбинатов, компаний и предприятий энергетического профиля, на долю которых сегодня приходится свыше половины производимого ВВП. Подписанный документ называется “Соглашение о сотрудничестве по стабилизации положения в экономике”. Соглашение, по словам Н.Аксененко, “должно исключить необоснованные скачки цен” на внутреннем рынке России. В документе прямо сказано: “Не изменять в сторону увеличения цены на продукцию (услуги), действующие по состоянию на 1 июня 1999 г., на период до 31 декабря 1999 г. на величину выше, чем фактический индекс роста цен на промышленную продукцию за период с 1 января 1999 г. до 31 декабря 1999 г. с понижающим коэффициентом 0,5”. Эксперты расценивают соглашение как попытку искусственно удержать цены на российском рынке энергоресурсов. Компании пошли на это, поскольку все равно доля “живых денег” в расчетах за энергоносители не превышает 10%. Чем выше цены, тем ниже эта составляющая. Данное соглашение действительно картельное, поскольку правила по ценам оговорены в нем лишь для расчетов с его участниками. Уже после подписания из Петербурга пришло известие, что единственное требование МВФ к России состоит в прозрачности бюджета и в том, чтобы правительство говорило правду своему народу, а требование о безусловном принятии налогового пакета М.Камдессю снял.

23 июня Государственная Дума поддержала значительную часть правительственных законопроектов. М.Задорнов заявил журналистам, что он ожидает “итогового принятия” законов о реструктуризации кредитных организаций и налоге на дорогие автомобили. Он отметил, что только после принятия соответствующих законов могут быть завершены переговоры с МВФ и Всемирным банком.

Смена правительства повлекла за собой ожесточенную борьбу за влияние на военно-промышленный комплекс. В целях разработки предложений по реализации государственной политики по военно-промышленным вопросам и обеспечению обороны и государственной безопасности правительство образовало комиссию по военно-промышленным вопросам. Ее возглавил лично С.Степашин. Заместителями были назначены вице-премьер И.Клебанов, заместитель секретаря Совета безопасности РФ А.Огарев и заместитель руководителя аппарата правительства А.Пискунов. Основными задачами комиссии определены подготовка предложений по реализации единой политики в области обеспечения обороны и госбезопасности, по развитию оборонного промышленного комплекса, военно-технического сотрудничества и выполнению международных договоров РФ по сокращению и ограничению вооружений; разработка предложений по сохранению и дальнейшему совершенствованию военно-промышленного потенциала страны; организация эффективного взаимодействия и координация деятельности федеральных органов исполнительной власти, заинтересованных организаций по вопросам обеспечения обороны и государственной безопасности; разработка предложений по сбалансированному материально-техническому обеспечению деятельности Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов, а также оснащению их вооружением и военной техникой.

Деньги

Политика фиксации курса рубля в 1999 г. неосуществима. Об этом заявил в начале года В.Геращенко. ЦБР намерен поддерживать “плавающий” курс “вокруг определенного равновесного значения”. Опыт показал, что Банку трудно управлять одновременно объемом денежной массы, валютным курсом и процентными ставками. По мнению Геращенко, валютный коридор сыграл свою роль в качестве стабилизирующего фактора. Однако сегодня значительная часть золотовалютных резервов утрачена.

Россия создает новую банковскую систему, а не воссоздает ее в том виде, в каком она существовала до 17 августа 1998 г. Об этом заявил 11 марта Е.Примаков. По его словам, акцент нужно делать на создание “новой банковской системы, которая будет работать вокруг уцелевших региональных банков и отделений оставшихся структурообразующих банков”. “Банковская система должна быть развернута лицом к промышленности, сельскому хозяйству, реальному сектору экономики, а не к краткосрочным спекулятивным сделкам”, — заявил Примаков.

После отставки правительства Е.Примакова усилились слухи и о возможной отставке В.Геращенко. Слухи эти выглядят вполне оправданными. Кремлевской группировке для проведения или отмены выборов необходимо сосредоточить в своих руках основные финансовые потоки и институты, ими ведающие. Слухи распускаются, чтобы оказать давление на Геращенко, поскольку снять главу ЦБР можно фактически лишь на основании его заявления об уходе по собственному желанию. Эксперты не находят сколько-нибудь серьезных экономических причин для отставки главы ЦБР. Правда, в вину Геращенко можно поставить его лояльное отношение к обанкротившимся банкам, что вызывает неудовольствие международных финансовых кругов и периодически светящихся на экранах телевизоров молодых людей, называющих себя “реформаторами”.

ЦБР были отменены ограничения на валютном рынке. Эксперты указывают, что в России практически нет иного приложения рублей кроме валютного сегмента финансового рынка. Рынок ценных бумаг мал, операции на фондовом рынке практически не ведутся, вложения в реальный сектор считаются бесполезными, а регионы кредитовать рискованно. Объем свободных денег в банках растет. В связи с этим ЦБР с 10 июня повысил нормы резервных отчислений для российских банков: по валютным вкладам с 7 до 8,5%, а по рублевым — с 5 до 5,5%. По данным на первый квартал, на депозитах в коммерческих банках находилось примерно 500 млрд. руб. Следовательно, за счет повышения ставки резервов из оборота может быть выведено 3-5 млрд. руб. Одновременно ЦБР снизил ставку рефинансирования с 60 до 58% годовых. Тем самым банкиров приглашают кредитовать предприятия. Эксперты считают, что у В.Геращенко есть в запасе и другие методы административного давления, которые пока держатся в секрете.

На заседании правительства 17 июня С.Степашин поручил В.Христенко внести в протокольное решение запись о проведении всероссийской описи иностранных займов. На основании этого эксперты решили, что Россия и впредь будет занимать, хотя, по предварительным данным, общая сумма кредитов, взятых с 1992 г., составляет почти 70 млрд. руб. И тем не менее, в Минфине эксперты обнаружили в строке расходов на июнь 2 млрд. руб. “за счет внешних источников”. Из этого следует, что кто-то за рубежом, впервые после 17 августа 1998 г., рискнул дать России денег “под Степашина”.

Опасность объявления дефолта России по долгам бывшего СССР отодвинута. Об этом заявил 25 июня министр финансов М.Касьянов. Он провел в Нью-Йорке консультации с группой инвестиционных фондов США, в руках которых находится примерно треть российского внешнего долга. Касьянов сообщил, что достигнута договоренность о проведении с этой группой кредиторов отдельных переговоров вне рамок Лондонского клуба.

Совет Федерации одобрил внесение дополнений в закон “О валютном регулировании и валютном контроле”. Закон устанавливает ограничение единовременно вывозимой наличной иностранной валюты физическими лицами-резидентами в размере, эквивалентном 10 тыс. долл. Единовременный вывоз свыше 10 тыс. долл. производится только при наличии специального разрешения ЦБР. В отношении физических лиц-нерезидентов предусматривается ограничение сумм вывозимой наличной иностранной валюты в пределах суммы, ранее ввезенной, переведенной или пересланной в Россию. Перемещение наличной иностранной валюты стало одной из форм бесконтрольного вывоза капитала из России. По данным правительства, в 1997-1998 гг. легальный вывоз наличной иностранной валюты физическими лицами составил 7-8 млрд. долл. в год.

Реальный сектор

Новый министр топлива и энергетики В.Калюжный заявил о возможном отзыве трастового договора у главы “Газпрома” Р.Вяхирева. Тот созвал по этому поводу пресс-конференцию, на которой относительно намерений министра высказался следующим образом: “Так может говорить только человек, который не знает проблемы; у нас за копейку канарейка басом не запоет”. Вяхирев также заявил, что “никогда не видел более глупой бумаги”, чем трастовый договор, и готов отдать его в любое время. “35 процентов не могут управлять 65 процентами”, — сказал он. Государству, разумеется, не удалось настроить абсолютное большинство акционеров ОАО “Газпром” против авторитетного Вяхирева.

Тот же В.Калюжный заявил, что намерен возглавить коллегию государственных представителей в компании “Транснефть”. Эксперты связали это со слухами об отставке президента этой компании Д.Савельева ради переключения ее финансовых потоков на Кремль. Со сменой состава госпредставителей в компании слухи о смене руководства могут обрести реальную почву — государству принадлежат 100% голосующих акций “Транснефти”. Параллельно продолжается работа по созданию в России Национальной нефтяной компании. Прежний кабинет рассчитывал создать ННК на базе трех компаний — “Роснефти”, “Славнефти” и “ОНАКО”. Процесс тормозился из-за возражений “ОНАКО” и белорусских акционеров “Славнефти”. Ведомства, ответственные за подготовку документов о создании ННК, представят предложения в правительство к 15 июля.

Увеличение налоговой нагрузки на нефтегазовый сектор, которого добивается МВФ, приведет к тому, что добыча нефти упадет с 302 млн. т в 1998 г. до 270 млн. т в 1999 г. В настоящее время нефтяные и газовые налоги составляют две трети всех налоговых сборов. Даже законодательство по СРП (соглашения о разделе продукции) уже не сможет оправдать ожиданий иностранных и российских инвесторов. Отчасти этому способствует давление МВФ, вынудившего правительство России пойти на увеличение налогового пресса на нефтегазовый сектор.

20 апреля в Совете Федерации прошло коммерческое мероприятие. Под патронатом Е.Строева было подписано соглашение о создании Балканского нефтяного консорциума. В числе участников российские компании “Роснефть”, “Славнефть”, “Транснефть”, “Стройтрансгаз”, “Орел-ойл” и болгарские Ukos Petroleum Bulgari и Petrol Holding Group. БНК намерен участвовать в приватизации болгарских нефтяных компаний и строительстве нефтепровода из Бургаса в Александруполис. Это позволит российской нефти миновать проливы из Черного в Средиземное море. Компания “Орел-ойл” — дочернее предприятие казахского нефтедобывающего ОАО “Мангистаумунайгаз”. Это паритетное предприятие, в котором российскую сторону представляют малоизвестные трейдеры. В начале апреля было заключено соглашение о сотрудничестве между орловской областной администрацией, Минтопэнерго и “Транснефть”. По этому соглашению, через “Орел-ойл” будет осуществляться экспортный транзит казахской нефти.

Первый вице-премьер Н.Аксененко посетил в июне предприятия угольной промышленности Кузбасса и Воркуты. Новый кабинет намерен предотвратить забастовки шахтеров и рельсовые войны путем переселения безработных в районы Центральной России и увеличения доли “живых денег” в оплате угля. Аксененко заявил в Воркуте, что “вне зависимости от условий МВФ и вне зависимости от состава кабинета министров” проблемы угольщиков будут решаться. Переселение высвободившихся шахтеров требует 8 млрд. руб. и трех лет. Задолженность по заработной плате можно ликвидировать, минимум, за два года. Давая такие обещания, Аксененко рассчитывает на угольный заем ВБ, получение которого пока под вопросом. В бюджете на решение шахтерских проблем денег нет. Стабилизация угольной отрасли стоит 12 млрд. руб.

РАО “ЕЭС России” пытается создать энергоугольные компании, чтобы обеспечить электроэнергетику топливом. РАО и “Росуглесбыт” представили схему совместного предприятия “Ростопэнерго”. В уставном капитале СП у РАО 51%, у угольных торговцев — 49%. Предполагается, что СП начнет поставки угля на ТЭЦ во втором полугодии 1999 г., а в 2000 г. они составят 30 млн. т. Финансовые потоки СП при этом будут 6 млрд. руб. в год. На 20% будет сокращена торговая наценка, поскольку большое количество посредников (всего их в угольной промышленности три тысячи) окажется не у дел.

Стоящая в России жара вызвала засуху, подобную прошлогодней — тогда она охватила 40 регионов, и удалось собрать лишь 47 млн. т зерна. Оценки урожая текущего года колеблются вокруг 50 млн. т. По данным Министерства сельского хозяйства и продовольствия, виды на урожай — от хороших — до минимальных. Собрать 50 млн. т удастся в том случае, если уборка пройдет организованно и быстро. Запасы зерна в России, по данным на 1 мая, составляют 12,8 млн. т. (на 1 апреля — 16,8 млн. т), что на 52,2% меньше, чем на эту же дату прошлого года.

Резюме

Замена правительства пока не внесла серьезных изменений в управление экономикой. Сложившийся в стране государственный капитализм вполне устраивает власть в преддверии выборов. Новый кабинет проводит экономическую политику своего предшественника. И только отсутствие среди министров представителей “левых” сдерживает критику в его адрес со стороны либеральных СМИ.

Эффект девальвации оказался достаточно сильным, и его положительное влияние на экономику будет продолжаться, минимум, до конца года. Доходы граждан уменьшились по сравнению с прошлым годом на треть, но уменьшенные доходы все-таки лучше, чем никаких: заработная плата и пенсии, в отличие от прежних времен, уже с приходом Е.Примакова стали выплачиваться с удивительной регулярностью.

С МВФ, скорее всего, удастся договориться, поскольку эта организация с пониманием относится к выборам в реформируемых странах. Курс доллара вряд ли возрастет заметно, даже после отмены специальных сессий на ММВБ. На финансовом рынке появятся облигации Центробанка, новые ГКО Минфина, облигации крупных корпораций (пока что НК “ЛУКойл” и ОАО “Газпром”). Мировые цены на нефть благоприятны, а Россия ухитряется тормозить выплаты своих внешних долгов.

Никакой особой экономической политики в такой ситуации не требуется.

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | январь-июнь 1999 г. № 11 | III. Экономическая политика

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх        Харьков Форум