новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | февраль-июнь 1997 г. № 7 | III. Экономическая политика

III. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

Макроэкономические показатели: статистика и прогноз

В феврале были подведены экономические итоги 1996 г. В прошлом году валовый внутренний продукт (ВВП) России составил в текущих ценах 2256 трлн. руб. В реальном исчислении это на 6% ниже, чем в 1995 г. Доля услуг в ВВП 1996 г. достигла почти 50%. Спад промышленного производства составил 5%. В денежном выражении промышленность произвела продукции (работ и услуг) в объеме 1274 трлн. руб.

Добыча природного газа по сравнению с 1995 г. увеличилась на 1%, добыча нефти на 2% сократилась. Производство в черной металлургии снизилось на 4%, в цветной — на 5%. Продолжался спад в машиностроении. Выпуск машиностроительной продукции уменьшился по сравнению в 1995 г. на 11%. При этом особенно сильно сократилось производство тракторов и сельскохозяйственной техники — на 41%, а также станков и инструментов — на 33%. Продолжалась деградация легкой промышленности. Текстильщики сократили производство на 28%, швейники — на 26%, кожевенники и обувщики — на 28%.

Общий объем производства сельскохозяйственной продукции составил 282 трлн. руб. Это на 7% меньше, чем в 1995 г., хотя валовой сбор зерна увеличился на 9% и составил 69,3 млн. тонн (после доработки).

Продолжался инвестиционный кризис. На развитие экономики и социальной сферы в 1996 г. было инвестировано 370 трлн. руб., что на 18% меньше по сравнению с 1995 г.

Розничный товарооборот в сопоставимых ценах снизился на 4%, хотя в фактических ценах он был в 1,4 раза больше, чем в 1995 г. Сальдо внешнеторгового баланса по итогам прошлого года положительное — экспорт превысил импорт на 25,2 млрд. долл.

Численность экономически активного населения в 1996 г. составляла 72,7 млн. человек (49% от общей численности). Из них 6,8 млн. человек (9,3%) не имели постоянной работы. Официально зарегистрировано в органах службы занятости только 2,5 млн. человек. В 1996 г. на долю 10% наиболее обеспеченных граждан России приходилось 34% от общих доходов населения страны. На долю 10% наименее обеспеченных — всего 2,6% доходов. Такое соотношение, по мировым меркам, считается социально опасным. Номинальная средняя заработная плата в прошлом году составила 800 тыс. руб. в месяц, что в 1,6 раза выше, чем в 1995 г. Однако реальная заработная плата увеличилась только на 5%. В конце 1996 г. средний размер пенсии составлял 320,7 тыс. руб. в месяц.

Глава Госкомстата России Ю.Юрков 28 января сообщил, что официальные экономические итоги 1996 г. выглядели бы значительно хуже, если бы в них не были учтены “предполагаемые” показатели работы теневого сектора экономики. Учтенная Госкомстатом доля этого сектора составила четверть ВВП. Но это — не более чем грубая оценка.

В начале апреля Госкомстат опубликовал предварительную информацию о социально-экономическом положении России за первый квартал 1997 г. Ю.Юрков объявил, что, судя по результатам первого квартала, экономический спад в экономике страны прекратился. По правилам новейшей российской статистики наличие успехов обнаруживается путем сравнения данных 1997 г. с аналогичным периодом прошлого года. По отношению к этой временной базе ВВП за три месяца текущего года оказался на 0,2% больше, чем в 1996 г.

Однако принятая методика отчетности может лишь запутать ту малую часть общественности, которая вообще интересуется числовыми характеристиками состояния экономики и социальной сферы. Если стремиться быть понятым, удобнее все-таки помещать числовые ряды не в циклическое, а в христианское линейное время. То есть сравнивать экономические показатели отчетного месяца, квартала, года с показателями предыдущего месяца, квартала или года. В противном случае получается неловко: широкие трудящиеся массы живут в одном типе физического времени, а правительство — в другом.

При корректном исчислении ВВП даже в текущих ценах (без поправок на инфляцию) в первом квартале 1997 г. был на 7% меньше, чем в предшествующем четвертом квартале 1996 г. (605 трлн. руб. против 647). Стало быть, налицо не улучшение, а ухудшение экономической ситуации. В нормальном линейном времени, например, реальные доходы населения в первом квартале текущего года по сравнению с четвертым кварталом 1996 г. снизились на 20%. Госкомстат, в отличие от граждан, не заметил резкого скачка цен, который произошел в январе 1997 г. На самом деле, по сравнению с декабрем 1996 г. рост потребительских цен составил порядка 20%, то есть инфляция в стране не столь уж низкая. В первом квартале по сравнению с тем же декабрем примерно на 15% снизился среднемесячный товарооборот в рознице.

Эксперты утверждают, что индекс потребительских цен с января 1996 по март 1997 г. возрос не на 27%, как считает Госкомстат, а на 66%. А денежную массу в обороте увеличили всего на 10%. Но это означает, что кризис неплатежей — не следствие злого умысла предприятий реального сектора, а стиль кредитно-денежной политики ЦБР. Просроченная кредиторская задолженность предприятий возросла с 522 трлн. руб. в декабре до 529 трлн. руб. в конце марта. Это почти половина стоимости произведенной в 1996 г. промышленной продукции.

Задолженность предприятий в бюджет, внебюджетные фонды и друг другу достигла 1 квадриллиона руб. По данным Госналогслужбы, в России 609 тысяч предприятий вообще не платят налоги. Поступления в федеральный бюджет в первом квартале 1997 г. оцениваются Минфином в сумме 55,4 трлн. руб., что не превышает 60% от плана. Дефицит федерального бюджета в первом квартале — 19,4 трлн. руб. В бюджет не поступило более 38 трлн. руб. Сумма недоимки выросла за квартал на 9 трлн. руб. Задолженность налогоплательщиков в первом квартале увеличилась с 60 до почти 70 трлн. руб. Неналоговые доходы были собраны на 22,3%, доходы целевых фондов исполнены только на 36,2%. Финансирование расходов составило 63,5% от бюджетных назначений.

Общее недопоступление доходов в федеральный бюджет-97 правительство оценивает в сумму 102,8 трлн. руб. Объем поступлений составит в этом году 331,6 трлн. руб., то есть 76,3% от суммы, утвержденной законом о бюджете на 1997 год.

Суммарная задолженность по заработной плате в России на 28 апреля текущего года составила 52,6 трлн. руб. При этом задолженность из-за отсутствия прямого финансирования из бюджетов всех уровней достигла 10,8 трлн. руб. Задолженность предприятий из-за отсутствия у них собственных средств — 41,8 трлн. руб. Уровень безработицы в России, рассчитанный по методике Международной организации труда, составил на конец апреля 9,7% от общей численности трудоспособного населения. Любопытно, что уровень регистрируемой безработицы в конце апреля не превышал 3,5% от численности экономически активного населения страны.

Объем инвестиций в российскую экономику в январе-апреле 1997 г. снизился на 6%. Между тем, это снижение за весь прошлый год не превысило 8%. За первые четыре месяца года спад промышленного производства в России по всем отраслям составил от 6 до 11%.

По расчетам Минэкономики, инфляция в России за 1997 г. составит не менее 15% против запланированных 11,8%. Автор этого прогноза, заместитель министра экономики В.Пансков, основывается в своих расчетах на том, что только за четыре первых месяца текущего года инфляция уже составила 6,4%. По мнению ряда экспертов, инфляция в 1997 г. будет выше прогнозируемой Минэкономики.

Параметры “нового курса”

25 февраля Президент Б.Ельцин поставил свою подпись под федеральным бюджетом. “После поправок депутатов бюджет стал хуже, — заявил он. — Но Совет Федерации бюджет принял, и я скрепя сердце его подписал”. Наиболее смелые и проницательные специалисты уже тогда говорили о невыполнимости федерального бюджета текущего года, ссылаясь на низкую собираемость налогов, поднять которую, по их мнению, репрессивными мерами не удастся.

6 марта Президент огласил послание Федеральному Собранию РФ “Порядок во власти — порядок в стране”. Б.Ельцин плохо отозвался об исполнительной власти, которая “оказалась неспособной работать без президентского окрика”, следовательно, состав правительства следует изменить. Он обвинил Государственную Думу в принятии, а Совет Федерации в утверждении невыполнимых законов.

Б.Ельцин объявил о намерении бороться с коррупцией и организованной преступностью: “Преступный мир, по существу, бросил вызов государству, вступив с ним в открытую конкуренцию..., а коррумпированная часть государственного аппарата “питает” и защищает как криминальный бизнес, так и незаконные действия бизнеса легального”. Поскольку уровень экономической преступности “зависит в первую очередь от возможностей незаконного обогащения за счет средств государственного бюджета”, Президент обязал правительство покончить с порядком распределения казны через уполномоченные коммерческие банки. К концу текущего года бюджетные деньги должны перетекать в экономику и социальную сферу через учреждения казначейства.

Б.Ельцин обещал усилить судебную власть, пообещав, что начиная с 1998 г. она будет финансироваться “в приоритетном порядке”. Конституционному суду РФ поручена борьба с нормотворчеством субъектов Федерации, входящим в противоречие с Конституцией. Кроме того, Президент намерен активизировать работу института своих представителей в регионах.

В Послании также содержалось указание правительству разработать в трехмесячный срок программу сокращения бюджетного дефицита.

Обращение Президента отразило очевидную необходимость изменения правительственной политики. Двухлетний застой сопровождался спадом производства, наращиванием внешнего и внутреннего долгов государства, регионализацией страны, снижением уровня жизни населения. Общее объяснение тому — практический отказ власти от активной реформаторской деятельности. Мировой опыт показывает, что сколько-нибудь длительное нахождение общества в состоянии прерванных реформ, когда старого уклада нет уже, а нового нет еще, рано или поздно приводит к социальным катаклизмам. Иначе говоря, начав реформы сверху, российская власть должна их продолжать. В противном случае, не говоря о судьбе самой этой власти, наступает угроза целостности страны, под вопросом оказывается ее наличие на политико-экономической карте мира.

Правительство практически в полном составе, за исключением В.Черномырдина и нового единственного первого вице-премьера А.Чубайса, было отправлено в отставку. 21 марта в Государственной Думе выступил председатель правительства, который, в частности, заявил, что назначения А.Чубайса и Б.Немцова на должности первых вице-премьеров состоялись по его рекомендации. Среди первоочередных задач нового кабинета министров В.Черномырдин назвал выплату задолженности по пенсиям и заработной плате, а также нормализацию платежной системы. Премьер подчеркнул, что правительство намерено провести реформы в коммунальном хозяйстве и социальной сфере. Было обещано также установить строгий контроль над финансовыми потоками и ценами на продукцию естественных монополий.

Приступив к исполнению своих обязанностей, новые первые вице-премьеры не уставали удивляться. Так, А.Чубайс удивился нереальному бюджету. Тому самому, ради принятия которого правительство выламывало руки Государственной Думе. Он сделал вид, что впервые познакомился с росписью расходов и доходов и 18 апреля произнес “честную речь” в Совете Федерации, заявив о необходимости секвестра бюджета. Легко представить глубокое удовлетворение сенаторов, когда “сам Чубайс” признался в наступлении “чудовищного бюджетного кризиса, масштабы которого ставят под вопрос возможность государства осуществлять свои функции”. И весь депутатский корпус срочно заглянул в экономические словари, чтобы выяснить значение мудреного термина “секвестр”.

Известно, что есть внешняя история, состоящая из высказываний государственных деятелей, и молчаливая, которая собственно историей и является. Молчаливая история бюджетных средств тесно связана с известными многим четырьмя дырами, через которые утекают деньги из казны и России.

Первая дыра, начало которой просверлено в земле российской, другим концом выходит в подвалы швейцарских и прочих заграничных банков. С 1991 г. через эту дыру-тоннель утекло, по разным оценкам, от 150 до 300 млрд. долл. Ежемесячно, по данным Интерпола, за кордон вывозится 1-2 млрд. долл. Только в Финляндии открыто полторы тысячи российских фирм, вложено 2 млрд. марок и приобретено на вывезенные из России деньги две сотни объектов недвижимости. Вторая дыра — теневой сектор, доля которого в ВВП оценивается от 20 до 40%. Современная налоговая система продолжает диаметр и глубину этой дыры старательно увеличивать. Третья дыра, дна которой вообще не видно, — рынок ценных государственных бумаг. Российские банки только этим рынком и живут. Схема проста. Казна дает банкам деньги, банки крутят их на финансовом рынке и возвращают казне, но получая взамен процент, равный доходности ценных бумаг. В результате, если государство хочет выплатить работникам бюджетной сферы рубль заработной платы, то еще один рубль оно одновременно должно выплатить коммерческим банкам. Четвертая дыра — казнокрадство. По мнению правоохранительных органов, бюрократический аппарат ежегодно крадет до 20% бюджетных денег (около 6 млрд. долл.).

Так что секвестр — очень простое решение бюджетных проблем. Потому что ничего не меняет в сути дела. Масштабов всех видов казнокрадства секвестр бюджета пропорционально не снижает.

“Программа 7-ми главных дел”

Правительство выдвинуло “Программу 7-ми главных дел”: 1. Выплатить долги по заработной плате бюджетникам. 2. Оказать реальную помощь тем, кто в ней нуждается. 3. Добиться подъема отечественной промышленности, дешевым кредитом оживить аграрный сектор. 4. Поддержать из Центра местную инициативу, предоставить простор развитию на местах. 5. Подрубить корни коррупции, ужесточить контроль над государственными служащими. 6. Приучить государство жить честно, по средствам и сократить численность государственного аппарата. 7. Честно и открыто объяснять гражданам страны все действия правительства.

Из этих семи дел в голову правительству сначала пришло первых шесть. Седьмое дело добавил лично Президент России.

Чтобы сделать первое дело, правительство намерено, прежде всего, покончить с контрабандой: тогда нормально будут поступать таможенные платежи. Оно поклялось реализовать, наконец, давно объявленную государственную монополию на продажу и производство горячительных напитков. Кроме того, правительство надеется, что естественные и неестественные монополисты вернут все-таки налоговые долги бюджету. План по первому из семи дел напряженный. К 31 декабря 1997 г. задолженность по зарплате должна быть сокращена вдвое, к 30 июня 1998 г. — ликвидирована напрочь.

Дело второе. Социальная помощь отныне будет одновременно адресной и соответствующей возможностям государства. Обещано, что задолженность Пенсионного фонда по пенсиям будет погашена к 30 июня текущего года.

В рамках третьего дела планируется снижение тарифов на железнодорожные перевозки, газ и электроэнергию для промышленных предприятий. Ставки по кредитам в 1998 г. не должны превышать 20%. После легализации нового Налогового кодекса налоги в среднем снизятся на 15%.

От четвертого дела правительство хочет отделаться, закрепив с 1998 г. за местными бюджетами подоходный налог с физических лиц, налоги с продаж и недвижимости.

Правительство считает, что с пятым делом можно будет справиться при помощи обязательного декларирования доходов и имущества всех федеральных и местных государственных служащих. Кроме того, планируется принять закон о соответствии расходов граждан декларируемым ими доходам.

Шестое дело сводится к ликвидации института уполномоченных банков. Тогда государство сможет жить честно. Как и граждане (см. пятое главное дело).

Седьмое дело — уже сделано публичной оглаской предыдущих шести дел.

5 июня А.Чубайс выступил на Политическом консультативном совете при Президенте с докладом о реализации “Программы 7-ми главных дел”. Он заявил, что к 30 июня 1998 г. все задолженности государства перед бюджетниками будут погашены. Сделать это удастся за счет сбора налоговых долгов с крупнейших неплательщиков. Другим резервом экономического роста А.Чубайс назвал борьбу с “необоснованными льготами” части населения. Кроме того, предполагается волевым решением снизить тарифы на газ и грузовые железнодорожные перевозки. Тем же порядком будет понижена доходность ценных государственных бумаг и срезана ставка рефинансирования банковских кредитов. Правительство, по словам А.Чубайса, планирует провести через Думу новый Налоговый кодекс, который на бумаге облегчает налоговое бремя на 15%.

Правительство, которое справится полностью даже с одним из перечисленных в Программе дел, навсегда останется в памяти благодарных потомков. Но большинство экспертов считает, что этого не случится.

Наступление на естественные монополии

В апреле Б.Немцов начал наступление на естественные монополии.

РАО “ЕЭС России”. Первым объектом атаки было выбрано РАО “ЕЭС России”. Был принят вариант реструктуризации РАО, разработанный чиновниками из Минэкономики. В государственное акционерное общество назначены, наконец, специальные представители государства. Это — заместитель министра экономики Н.Шамраев, министр без портфеля Е.Ясин, заместитель председателя Федеральной энергетической комиссии Г.Кутовой. К 2000 г. тарифы на электроэнергию для населения должны повыситься до уровня фактических затрат на ее производство. Правда, здесь возникает “вопрос из жизни”: будет ли население оплачивать эти тарифы? В постановлении прогноз на этот счет отсутствует. Известно, что в крупных городах уже сегодня чуть ли не 80% населения за коммунальные услуги вообще не платит. Морская пехота или внутренние войска здесь, очевидно, ничего сделать не смогут, ни теперь, ни в 2000 г.

На следующем этапе реструктуризации Минэкономики предлагает сохранить за РАО функции технического оператора рынка. Крупные ТЭЦ предлагается вывести из состава РАО (с сохранением контрольного государственного пакета акций). Станции будут преобразованы в холдинговые компании, которые, по мнению министерства, начнут конкурировать между собой на рынке.

Интересы страны, конечно, выше интересов той или иной компании. Как конкретно будет реорганизовано РАО “ЕЭС России” — предмет беспокойства компании. Но заботой правительства должно быть сохранение единой энергосистемы. Работа на конкурентной основе производителей электроэнергии не должна разрушить системы энергоснабжения.

РАО “Газпром”. 9 апреля перед депутатами Государственной Думы выступил председатель правления РАО “Газпром” Р.Вяхирев. Он заявил, что борцы с естественными монополиями слабо представляют последствия расчленения РАО “Газпром” на множество региональных газовых компаний. Место одного государственного монополиста займут карликовые территориальные монополисты. Каждый из них, будучи экономически слабым, сможет парализовать всю систему единого газоснабжения страны. Расчленение РАО “Газпром”, по мнению Вяхирева, выгодно западным конкурентам России на европейском энергетическом рынке. Проводниками интересов этих конкурентов Вяхирев назвал Международный валютный фонд (МВФ) и российский Минфин. Р.Вяхирев пожаловался депутатам на низкую платежную способность потребителей природного газа. По его словам, задолженность потребителей составляет сегодня 69 трлн. руб. Оплата поставленного в январе газа произведена всего на 2,2%.

Надо сказать, что Б.Немцов лукавит, когда говорит только о долгах естественных монополий бюджету, но ни словом не упоминает, сколько должны потребители этим монополиям. Правительство постоянно “прощает” долги Украины и Белоруссии за российские энергоресурсы. РАО “Газпром” и РАО “ЕЭС России” практически безвозмездно снабжают энергией предприятия, которые давно пора банкротить. Так, задолженность предприятий-потребителей за электроэнергию превысила 90 трлн. руб., тогда как долг РАО “ЕЭС России” на 10 трлн. меньше — 80 трлн. руб. Но правительство не решается запустить механизм банкротства. Оно продолжает держать на вытянутых руках, например, угольную промышленность, наращивая долги Мировому банку. Оно не трогает несостоятельную в рамках проводимой экономической политики большую часть перерабатывающей промышленности страны. Оно решило атаковать последний материальный ресурс нынешнего курса реформ — ТЭК. А это опасная акция. Население России сегодня завтракает, обедает и ужинает нефтью и газом. И доходы бюджета складываются, главным образом, из выплат предприятий ТЭК, а не банковской олигархии. Только РАО “Газпром” приносит 40% доходов бюджета.

Как и следовало ожидать, страсти вокруг РАО “Газпром” выплеснулись за пределы России. По мнению главы немецкой компании Wintershall Херберта Детхардинга, планы раздробления РАО “Газпром” нельзя рассматривать всерьез. Нельзя поручить управление единой системой газопроводов нескольким организациям.

Судя по всему, правительство все же не собирается дробить РАО “Газпром”. Речь идет о том, чтобы придать деятельности этого монополиста “прозрачность”, провести аудит, отсечь некоторые сферы, которые не имеют прямого отношения к газовой промышленности, но в которых “Газпром” активно работает. А.Шохин, например, считает, что нужно опереться на “общественный, государственный контроль над тарифами в естественных монополиях, будь то добыча и транспортировка газа, переток электроэнергии или перевозка грузов по железной дороге”. По его мнению, от естественных монополий следует отделить все, что к ним “присосалось неестественным образом”.

Майский Указ Президента об укреплении государственного управления РАО “Газпром” изменил условия трастового договора с главой РАО “Газпром” Р.Вяхиревым. До этого руководитель РАО имел право выбора покупателя (опционной сделки) государственного 35-процентного пакета акций, который после истечения срока договора мог быть продан физическим лицам по номинальной стоимости. Теперь руководство РАО этого права лишено. Для управления государственным пакетом акций в компании создана коллегия представителей государства. Председателем коллегии Президент назначил первого вице-премьера и министра топлива и энергетики Б.Немцова. Помимо него в коллегию вошли представители Госкомимущества, Минтопэнерго, Федеральной энергетической комиссии, Минэкономики, администрации Президента, Российского фонда федерального имущества, Госналогслужбы. Так что Р.Вяхирева обложили достаточно плотно, при том, что познания членов этой коллегии в газовом деле, мягко говоря, поверхностны.

РАО “Газпром” до 1 июля должно привести в соответствие с законом “Об акционерных обществах” свои уставные документы. В СМИ опубликованы сведения, что уставной капитал РАО показан в сумме 237 млрд. руб., тогда как реальная стоимость компании оценивается в 800 млрд. долл. Номинальная цена акции — 10 тысяч руб., обоснованная (исходя из реального уставного фонда) — минимум 140-170 тыс. руб. или 26-30 долл. РАО долгое время сдерживал на внебиржевом рынке курс своих акций на уровне 6-8 центов. Только во второй половине прошлого года рост курса поднялся до 60-70 центов, но был искусственно заморожен. Акционеры РАО получали чрезвычайно заниженные дивиденды. Акции стали продаваться, но на внутреннем рынке их единственным покупателем мог выступать только “Газпром”. Руководству РАО удалось запретить так называемый “пространственный арбитраж” — свободную покупку акций на внутреннем рынке и свободную продажу на внешнем рынке (и наоборот).

Под прессом борцов с естественными монополиями РАО “Газпром” вынужден постоянно брать кредиты у иностранных банков. Поскольку сроки погашения долгов перед бюджетом, продиктованные “молодыми реформаторами”, сверхжесткие, РАО берет кредиты практически на любых условиях. Эксперты считают, что А.Чубайс и Б.Немцов толкают “Газпром” на путь саморазрушения.

28 июня состоялось годовое собрание акционеров РАО “Газпром”. Р.Вяхирев сохранил за собой место президента РАО. Остался в должности председателя совета директоров компании и А.Казаков. Он будет совмещать эту должность с постом заместителя руководителя администрации Президента. Кроме того, Р.Вяхиреву удалось провести семь “своих” людей в совет директоров, причем представитель ОНЭКСИМбанка А.Вавилов туда не попал. Сегодня в РАО “Газпром” государство голосует 40-процентным пакетом, в распоряжении “Газпрома” и дружественных ему организаций — 27% акций, группа ОНЭКСИМбанк-МФК владеет пока 4%. Остальные 12% — на руках у мелких акционеров. Так или иначе, но В.Потанин 28 июня победы не одержал.

Министерство путей сообщения. В апреле правительство занялось и третьим естественным монополистом — МПС. Это министерство ухитрилось монополизировать все международные перевозки по железным дорогам России, создав совместные экспедиторские компании “Петра” и “Трансэйл”. Компания “Трансэйл”, зарегистрированная в Швейцарии, осуществляет 43% от общего объема международных перевозок через российскую территорию.

МПС работает с убытками. Дефицит денег для нормального функционирования отрасли в текущем году составляет 9,6 трлн. руб. Правда, железнодорожникам все должны — Минобороны, МВД, ФСБ. Пассажирские перевозки в 1997 г. принесут убытки в сумме 17,9 трлн. руб. Задолго до появления Б.Немцова в роли борца с естественными монополиями МПС приступило к реструктуризации отрасли. В прошлом году Байкало-Амурская магистраль была присоединена к Дальневосточной железной дороге, Кемеровская дорога — к Западно-Сибирской. В 1997 г. будет реорганизована Красноярская дорога, ее присоединят к Восточно-Сибирской. Укрупняются отделения дорог, учреждены унитарные предприятия по различным видам деятельности. При каждой дороге планируется создание “центров фирменного транспортного обслуживания” для работы с грузоотправителями.

Если учесть физический износ путей и подвижного состава, то, по справедливости, претензии к МПС должны быть смягчены. По сравнению с приватизированным воздушным транспортом катастроф на монопольной железной дороге несопоставимо меньше. В.Черномырдин заявил, что не допустит сегодня при реорганизации МПС “скачков и гонок”. Это может попросту парализовать работу железнодорожного транспорта.

Что, кроме смены руководства МПС, удастся сделать Б.Немцову в этой технически сильно запущенной отрасли? Разве в тарифах суть? Железная дорога — инфраструктура, к ней нельзя подходить с теми же требованиями, как к промышленному или торговому предприятию. Если не работает экономика, то ждать прибылей от объектов инфраструктуры, мягко говоря, безграмотно. Что касается тарифов, то все сведется к тому, что повысится стоимость железнодорожных билетов для пассажиров, а грузовые перевозки подешевеют недели на две, чтобы затем подняться на прежний или более высокий уровень. Это в полной мере справедливо и по отношению к тарифной политике в области поставок электроэнергии в бытовой и производственный сектор.

Жилищно-коммунальная реформа

12 мая на заседании правительства под председательством Б.Ельцина обсуждалась концепция реформы жилищно-коммунального хозяйства России. “Эта проблема, — заявил Президент, — стоит стране 119 триллионов рублей ежегодно, столько мы всем военным не выплачиваем”. Суть жилищно-коммунальной реформы в правительственном варианте сводится к следующему. Сегодня до 80% затрат этой сферы дотируется из местных бюджетов. Денег в этих бюджетах нет. В аварийном состоянии находятся 50 тыс. км подземных трубопроводов, а еще 300 тыс. км требуют капитального ремонта. Кроме того, надо снижать тарифы на тепло и энергию для промышленных предприятий. Поэтому целесообразно повысить плату за коммунальные услуги и жилье.

Истинное содержание реформы формулируется витиевато. В 1997 г. “участие населения” в оплате коммунальных услуг должно составить 35% от их общей стоимости, в 2000 г. — 70%, а в 2003 г. — все 100%. В 1997 г. для квартиросъемщиков установлен потолок платы за эти услуги на уровне не более 16% от доходов семьи. В 2003 г., по оценкам авторов реформы, этот потолок составит 25% — “как на Западе”.

“Реформаторы” лукавят. Средние доходы там, как минимум, в 5 раз выше, чем в России. Да и жить там дешевле — климат теплее, отопительный сезон короче, дома получше. Население США в 1995 г. на содержание жилья тратило не более 17% от своих совокупных доходов. Если же внести поправки на качество жилья (оно там, минимум, в 2 раза лучше) и на количество квадратных метров на человека (у них норма, минимум, в 5 раз выше), то российские расценки завышены чудовищно. По планам наших “реформаторов” получается, что российское население за свое непрезентабельное жилье должно платить долю заработка в 2 раза выше, чем американцы.

Коммунальная реформа предусматривает дотации семьям, чей душевой доход ниже величины прожиточного минимума. При этом площадь жилища не должна превышать пределов так называемой социальной нормы. Это означает, что при оплате жилья даже на уровне 16% от совокупного дохода семьи на дотации должно пойти 75 трлн. руб. Это, конечно, меньше, чем 100 трлн. руб., затраченных на дотации коммунальной сфере в 1996 г., но разницу в 25 трлн. руб. государство может и не получить. Малообеспеченные семьи и сегодня за квартиру и коммунальные услуги платить отказываются. Кроме того, цены у нас растут быстрее, чем средняя заработная плата. Следовательно, “экономия” будет съедаться обесцениванием реальных выплат. Но это — провал реформы.

Доля фонда заработной платы в российском ВВП сегодня ниже 23%. В США эта доля — 59% от ВВП. Совокупные денежные доходы российского населения составляют 58% от ВВП, американцев — 85%. Социальные трансферты (дотации) в США — почти 14% от ВВП, в России — не более 10%. К тому же, ВВП США это не ВВП экономически ослабленной России! Спрашивается, можно ли из российского фонда оплаты труда оплатить то, что оплачивают американцы из своего фонда оплаты труда? А ведь “реформаторы” лелеют планы переложить на плечи населения, кроме коммунальной сферы, содержание учреждений здравоохранения, образования, пенсионные отчисления.

В Москве подсчитали, что по новым правилам за приличную квартиру придется платить 2,5 млн. руб. в месяц. Себестоимость коммунальных услуг в Москве — 15 тыс. руб. на квадратный метр. Без субсидий в этом случае может обойтись гражданин с зарплатой минимум 10 млн. руб. (примерно 1800 долл. в месяц). Остальные граждане, то есть подавляющее большинство москвичей, должны получать субсидии. И эти субсидии практически перекроют иллюзорную добавку в бюджет за счет повышения квартирной платы и тарифов на услуги. При этом в Москве есть кое-какая социальная инфраструктура — созданы пункты, в которых можно получить субсидии. Есть ли такие пункты в других городах? А ведь их создание тоже требует денег.

Московские власти, в отличие от властей федеральных, хотят увязать рост тарифов и квартплаты с доходами населения. В 2003 г. в Москве квартиросъемщики будут оплачивать не федеральные 100%, а только 75% содержания жилья. Впрочем, если промышленность работать не будет и доходы населения также не будут расти, “коммунальная реформа” неизбежно провалится даже в Москве. Сегодня здесь каждая вторая семья платит за квартиру нерегулярно, а 10% населения не платят вовсе. И государственные, и частные работодатели заработную плату либо не платят, либо платят такую, 80% которой уходит только на питание. Другими словами, нынешнее поддержание жилищно-коммунальной сферы уже осуществляется за счет урезания доходов населения. Так что новизна реформы сводится лишь к изменению формы этого урезания.

ДЭЗы и ЖЭКи Б.Немцов считает пусть мелкими, но все равно “естественными монополистами”. Следовательно, с ними надо бороться. Он и его соавторы по реформе полагают, что функции этих зловредных организаций должны поделить между собой собственники жилья, управляющие организации, подрядчики, которые обслуживают жилищный фонд, и органы госконтроля. Немцов уверен, что подрядчики просто обязаны вступить в конкурентные отношения друг с другом и сбить цены на обслуживание жилья. Разумеется, лучшие подрядчики будут определяться в ходе его любимых еще в бытность нижегородским губернатором конкурсов. И к 2003 г. жилищно-коммунальное хозяйство страны будет безубыточным.

Реформаторы утверждают, что коммунальное обслуживание улучшится и подешевеет, если жильцы домов будут объединяться в жилищные товарищества. О последних можно прочитать в дилогии Ильфа и Петрова об Остапе Бендере. Эти “вороньи слободки” смогут напрямую заключать договора со строительными конторами на обслуживание подъездов и домов. Как учил Адам Смит, конторы эти под воздействием “невидимой руки рынка” вступят в ценовую конкуренцию, и стоимость обслуживания упадет. Во-первых, никаких жилищных товариществ организовать в сколько-нибудь широких масштабах не удастся, пока разнодоходные семьи живут в одних и тех же домах. Во-вторых, никакой конкуренции между “братками”, которые возьмут под свою “крышу” коммунальное обслуживание, не будет.

В Эстонии неплательщиков силой выселяют из домов и на грузовиках перевозят в оставленные армией военные городки. Куда их будут перевозить в России? А мигрантов и беженцев? У нас ведь и военным городков не хватает.

23 июня Б.Немцов отчитался перед журналистами за первые сто дней своего пребывания в должности первого вице-премьера. Очевидно, что реальных достижений у него не так уж много. Коммунальная реформа пока — на стадии начала экспериментов в 14 городах. Отношение к ней регионов неоднозначно. Социальная реформа ограничивается обещаниями выплатить к 1 июля долги по пенсиям. Поскольку Государственная Дума на своем последнем заседании практически отвергла представленный вице-премьером О.Сысуевым “социальный пакет”, уже в августе можно ожидать появления новых долгов перед пенсионерами. К числу достижений Б.Немцова обозреватели относят снижение цен на продукцию и услуги естественных монополий. Но сделать это могли и без Немцова, поскольку “военные действия” против естественных монополистов скрупулезно готовил еще Е.Ясин, будучи министром экономики в “необновленном” кабинете*.

Проект бюджета на 1998 год

3 июня 1997 г. Президент Борис Ельцин подписал и направил в правительство ежегодное послание “О бюджетной политике на 1998 год”. В нем поставлена задача сократить дефицит бюджета до уровня 0,5% от ВВП без учета расходов на обслуживание государственного долга. Заместитель главы администрации Президента А.Ливщиц, представляя журналистам бюджетное послание, заметил, что реформы должны тянуть бюджет, а не наоборот.

В расходной части будущего бюджета Послание определяет четыре приоритета. Предполагается в первоочередном порядке финансировать погашение бюджетных долгов, военную реформу, судебную систему, а также — федеральное здравоохранение, искусство и культуру. Прямая поддержка экономическая роста за счет бюджета не предусматривается. Рост должен обеспечиваться косвенными путями — через тарифы, налоги и т.п. А.Лившиц предупредил журналистов, что правительство при таком бюджете будет обречено на “черновую работу”. Например, проведение жилищно-коммунальной реформы требует рутинного технического переоснащения коммунального хозяйства. “Решение этих задач и есть реформа. А механическое повышение квартплаты — это просто механическое повышение квартплаты”, — справедливо заметил А.Лившиц.

5 июня состоялось заседание правительства. Обсуждался “реальный бюджет-98”. Вынесенный на рассмотрение вариант этого бюджета после разгромной критики был направлен на переработку. Первый заместитель министра экономики И.Матеров пересказал прогноз своего ведомства, посвященный социально-экономическому развитию страны, подчеркнув, что если реформаторские начинания обновленного кабинета не будут реализованы, то “перелом экономической динамики маловероятен”. В документе Минэкономики утверждается, что прожиточный минимум на душу населения в будущем году составит 450 тыс. руб., а к 2000 г. возрастет до 505-580 тыс. руб. в месяц. Средний размер пенсий в 2000 г. не превысит 520 тыс. руб. в месяц.

Первый заместитель министра финансов В.Петров назвал политику заимствований “бездарной тратой средств”. Б.Немцов заявил, что государство стоит на пороге долгового кризиса. Заместитель председателя ЦБР С.Алексашенко дал справку, что в 1998 г. на погашение долгов будет тратиться 25% доходов. После этого А.Чубайс поспешил успокоить заседавших. Он заявил, что государство становится банкротом, начиная с планки погашения долгов в сумме 30% от доходов. Б.Немцов в сердцах заклеймил “сепаратные договоры” с Татарией, Башкирией, Якутией и Ингушетией. Эти договоры, по его мнению, заключены в ущерб федеральной казне и не позволяют правительству вести справедливую по отношению ко всем регионам бюджетно-финансовую политику. А.Куликов констатировал, что представленный вариант “реального бюджета-98” дестабилизирует обстановку в стране в связи с тем, что при таком бюджете народ совсем обнищает.

Итоги “саммита” в Денвере

Б.Ельцин добился вхождения России в “большую семерку”. Заключительное коммюнике в Денвере начинается фразой: “Мы, участники денверского саммита “большой восьмерки”...” Даже противник допуска России в узкий клуб мировых держав — японский премьер-министр Р.Хасимото — под занавес встречи смирился с переименованием “семерки” в “восьмерку”. Президент России предложил одну из ближайших встреч провести в Москве и посвятить ее проблемам энергетики.

В Денвере, во всяком случае — формально, был объявлен конец “финансовой холодной войны” Запада против России. Конкретным экономическим следствием этого эксперты считают согласование условий, на которых в течение ближайших месяцев Россия будет принята в “Парижский клуб” кредиторов. Возможно, что пока это только политический жест в сторону Москвы. Пусть — жест, но значимый. Во всяком случае, после принятия в “Парижский клуб” у России появляется надежда вернуть хотя бы часть долгов. А.Чубайс подсчитал, что России как преемнице Советского Союза развивающиеся страны должны 140 млрд. долл. Американские эксперты утверждают, что этот долг не превышает 120 млрд. долл. Вступление в “Парижский клуб” означает, что наша страна признана международным сообществом кредитоспособной.

Справедливости ради надо заметить, что согласие “семерки” расширить свой клуб во многом объясняется известными геополитическими уступками, которые Россия сделала Западу. Экономическая дискриминация нашей страны в мировой торговле продолжается. Об этом заявил В.Черномырдин во время своего визита в США в июне. Российский премьер выразил А.Гору сожаление, что торговые отношения между Россией и США находятся “на примитивном уровне”, и посетовал на то, что американские законодатели затягивают вывод России из-под действия поправки Джексона-Вэника. Иначе говоря, для США наша страна остается государством с нерыночной экономикой, вопреки всем успехам денверского саммита. А.Гор обещал взять под личный контроль переговоры о вступлении России во Всемирную торговую организацию. Не более того.

Преступность

13 июня А.Куликов выступил на заседании президиума правительства с докладом: “О неотложных мерах по повышению эффективности деятельности правоохранительных и других органов власти в борьбе с оргпреступностью”.

В стране за пять лет количество преступлений возросло на 95%. Действует более 9 тысяч организованных преступных формирований общей численностью в 100 тысяч человек. А.Куликов признал, что “кардинального перелома в борьбе с преступностью не достигнуто, преступные группы сохраняют свои позиции в наиболее доходных отраслях экономики”. Вице-премьер считает, что экономические реформы в стране носят воровской характер. По его мнению, капитализм в России криминальный. В 1996 г. правоохранительные органы изъяли ценностей на сумму 877 млрд. руб., валюты — 4,6 млн. долл., ценных бумаг — 126 млрд. руб., золота — 477 кг, серебра — 573 кг, платины — 45 кг. Растет количество преступлений, связанных с наркобизнесом. Мировой доход наркодельцов в 1996 г. оценивается в 500 млрд. долл., в том числе российских — 7 млрд. долл.

В июне генеральный прокурор РФ Ю.Скуратов письменно информировал депутатов Государственной Думы о масштабах незаконного вывоза валюты из страны. За последние два года, по его сведениям, общая сумма такого вывоза составила 3,4 млрд. долл., 31,1 млн. немецких марок и 20 млн. французских франков. Средства вывозятся путем перевода валюты за рубеж при заключении контрактов на импорт товаров в Россию. Через предусмотренные законом 180 дней товары не поступают, а валюта не возвращается. Ю.Скуратов считает, что для пресечения вывоза валюты России следует присоединиться к Международной конвенции по борьбе с отмыванием денег.

Поверить в серьезность намерений российских властей бороться с организованной преступностью “в наиболее доходных отраслях экономики” трудно. Но и А.Куликова понять можно: у нас и с уликами в руках не всякого вора арестуешь. У нас — не Франция. Там два следователя (женщины) Эва Жоли и Лоранс Вишневски второй год распутывают аферу могущественного нефтяного концерна “Эльф-Акитен”. В прошлом году они посадили в тюрьму крупного чиновника — генерального директора государственной компании Национальное общество железных дорог Ле Флок Прижана, который долгое время возглавлял “Эльф-Акитен” и “Газ де Франс”. А ведь это — не Станкевич и не Севрюгин.

Регионы

В начале мая А.Чубайс посетил Красноярск, где участвовал в заседании совета Межрегиональной ассоциации “Сибирское соглашение”. Чубайс убеждал девятнадцать губернаторов в полезности секвестра бюджета-97. Но не убедил. Руководителей сибирских регионов встревожило намерение правительства урезать расходы на так называемый “северный завоз”, а также на программу переселения жителей Крайнего Севера в южные области страны. Участниками “Сибирского соглашения” было внесено несколько десятков поправок в законопроект о секвестре бюджета-97.

Кроме того, красноярский губернатор и заместитель Председателя Совета Федерации В.Зубов потребовал уравнять межбюджетные отношения Центра со всеми субъектами Федерации, включая Татарию, Башкирию, Ингушетию и Якутию. “Если у федеральных властей нет воли установить равноправные отношения со всеми регионами, то на Сибирь просим не рассчитывать”, — заявил он.

Впрочем, эксперты утверждают, что А.Чубайс и не надеялся на поддержку. Его цель скромнее — втянуть региональных администраторов в бюджетный процесс и тем самым рассредоточить ответственность за последствия секвестра между федеральной властью и руководством субъектов Федерации. Это ему в какой-то мере удалось.

Во время своего сибирского вояжа А.Чубайс посетил Якутию. Первый вице-премьер провел инспекцию компании “Алмазы России — Саха” (АРС). Очевидцы утверждают, что месяцами не получающие заработную плату рабочие и служащие компании обвинили А.Чубайса в прикарманивании всех денег, выручаемых от продажи алмазов. Первый вице-премьер заявил руководству компании, что за последние два года ни один алмаз из Якутии не поступил в Госфонд России. В 1996 г. через корпорацию “Де Бирс” было реализовано алмазов на 600 млн. долл., из которых федеральное правительство получило только 3 млн. долл. Гость из Москвы отметил отсутствие прозрачности в отношениях между АРС и якутским правительством, имеющим двадцатипроцентную долю от прибыли компании, и заявил, что новый договор с “Де Бирс” может быть подписан лишь после того, как АРС организует свои финансовые потоки понятным для российского правительства образом. Эксперты полагают, что А.Чубайс сделал первый шаг на пути к равноправным бюджетным отношениям. В обмен на ослабление якутского оффшора он пообещал свое личное содействие в привлечении иностранных инвестиций в республику. Личная дружба президента Якутии с Б.Ельциным оказалась вынесенной за скобки переговоров и решений.

С весны продолжалась борьба федеральных властей с губернатором Приморья Е.Наздратенко. Эксперты заговорили о новом этапе взаимоотношений Центра с регионами, словно забыв о Чечне. СМИ так увлеклись конфликтом Кремля с Наздратенко, что писать об энергетическом и социальном кризисе в крае перестали вовсе. Во-первых, кризисы такого рода имеют место во многих регионах. А во-вторых, после Чечни федеральная власть не демонстрировала еще такой агрессивности по отношению к субъекту Федерации со столь же позорным результатом.

Московские знатоки приморской ситуации рекомендовали Е.Наздратенко повысить тарифы на электроэнергию. Губернатор отказался — тогда вся экономика края прикажет долго жить. В то же время Б.Немцов и А.Чубайс всюду говорят о положительном влиянии на экономический рост снижения цен и тарифов на энергоресурсы. Как это понимать? Рационально это объяснить не смог бы даже бывший министр экономики Е.Ясин.

В Приморье Кремль ведет рискованную игру. Если “процесс пойдет”, то скоро во всех субъектах Федерации появятся генералы ФСБ, подменяющие власть законных губернаторов. Что дальше?

Резюме

Активная деятельность первых вице-премьеров правительства России А.Чубайса и Б.Немцова заставила некоторых обозревателей заявить: “Новая либеральная революция уже началась”. Невольно рождается параллель с началом 1992 г. Правда, тогда ответственность за последствия “шоковой терапии”, затеянной Е.Гайдаром, полностью взял на себя Президент. Сегодня бo льшая часть ответственности переложена на премьера. Тем более что в общество вброшен известный троцкистский лозунг, противопоставляющий политиков “молодых” и “старых”.

Результатом деятельности “молодого правительства” Е.Гайдара в 1992 г. стал раскол российского общества. К настоящему моменту этот раскол превратился в молчаливое противостояние власти и общества. Они живут и действуют ныне в мирах параллельных. А “молчаливость” такого состояния объясняется только тем, что ни власть, ни общество не обладают достаточной консолидацией. Власть выродилась в фаворитизм, в соревнование властных лиц за доступ к Президенту. Члены же общества в одиночку заняты проблемами выживания. Этим можно объяснить и то, что граждане практически никак не реагируют на новации А.Чубайса и Б.Немцова, и то, что игровые комбинации молодых первых вице-премьеров предназначены исключительно для втянутых в реальную политику властных группировок.

В июне эксперты подводили итоги “первой четверти второго срока” Президента РФ Б.Ельцина. Возобладало мнение, согласно которому между 1992 и 1997 годом немало общего. Правительство не демонстрирует особого единства. “Молодые реформаторы” суетятся, подобно команде Гайдара, в русле рекомендаций Международного валютного фонда. В этой суете они сталкиваются с умеренными и консервативными силами, как в самом правительстве, так и вне него. Всё то же “противостояние” исполнительной и законодательной ветвей власти. Всё то же отторжение “московского начальства” региональными элитами. Всё те же реставрационные лозунги на коммунистических митингах. Всё так же СНГ продолжает оставаться аморфным образованием.

Эксперты называют Чубайса — Бурбулисом, Немцова — Гайдаром, Селезнева — Хасбулатовым, а Лебедя — Руцким, усиливая тем самым соответствующие аналогии. За эти пределы выводятся только пять политических фигур, три из которых находятся у власти — Черномырдин, Лужков и Строев, а две в оппозиции — Явлинский и Зюганов. Единодушно предсказывается передел власти в стране. При этом такие персоны, как Чубайс, Немцов и Лебедь, иными политологами вовсе сбрасываются со счетов.

Чем же определялась экономическая (и не только экономическая) политика в России в первом полугодии?

Во-первых, отношениями с МВФ, поскольку “обновленный” кабинет старательно выполняет все указания М.Камдессю, полученные во время его визитов в Москву. Ничего принципиально нового в экономической политике А.Чубайса и Б.Немцова нет. Создается впечатление, что это не первые вице-премьеры образца 1997 года, а правоверные члены правительства Гайдара 1992 года.

Во-вторых, новым переделом собственности, который поссорил представителей финансовой элиты, временно консолидированной президентскими выборами. При этом наибольшую остроту приняло соперничество между В.Потаниным и Б.Березовским.

В-третьих, нарушением противовесов в окружении Б.Ельцина, поскольку Президент вновь теряет вторую “опорную ногу”, отторгая умеренное крыло своих сподвижников в пользу только чубайсовской группы.

В-четвертых, принятием правительством самоуничтожающей политики. В истории были правительства, которые не кормили собственный народ, но не было правительств, которые не кормили бы армию.

В-пятых, шантажом регионов, которые обязаны выполнять антисоциальные предписания московских властей под угрозой обрезания трансфертов.

В-шестых, сокрытием главных экономических противоречий текущего периода борьбой с консервативной Думой. К числу таких главных противоречий можно отнести, например, полный отрыв правительства от общества и попытку навязать ему моноидеологию уже забытого на Западе примитивного либерализма.

В-седьмых, существенными геополитическими уступками Западу во имя попадания в “семерку” и другие международные организации. В результате появляется призрачная надежда, что Запад от политики предоставления России самой себе перейдет, наконец, к политике реальной инвестиционной помощи.

Такие основания экономической политики первого полугодия оптимизма не внушают. Новые идеи у правительства отсутствуют. Недаром ведь в конце июня главной новостью СМИ был аукцион по продаже чиновничьих иномарок...

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | февраль-июнь 1997 г. № 7 | III. Экономическая политика

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх