новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | второе полугодие 1995 г. № 4 | Экономические итоги полугодия

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИТОГИ ПОЛУГОДИЯ

Политика, приведшая к некоторой видимости “финансовой стабилизации”, что в значительной мере было достигнуто с помощью запрещенных средств (невыплата зарплаты, пособий, пенсий, стипендий и денег за произведенные предприятиями по заказам государства продукцию и услуги), имеет в действительности совершенно иные результаты. На основных из них остановимся подробнее.

Незначительный прирост ВНП потребовал несопоставимой цены в виде растущего недофинансирования различных секторов и сфер экономики, а также накопления финансовых обязательств государства, выполнение которых содержит угрозу возврата макроэкономической ситуации к параметрам 1992-1993 гг., иначе говоря - к началу реформы избранного осенью 1991 г. типа.

У руководства страны остался, по сути дела, единственный материальный ресурс - топливный комплекс, который, помимо валютных поступлений, в состоянии как-то поддерживать фактическую занятость населения добывающих регионов. Успехи миссии О.Сосковца в ЮАР по части правил торговли алмазами могут способствовать лишь пополнению валютных запасов, использование которых в реальном секторе экономики проблематично. Этим объясняется беспрецедентный “наезд” господина Чубайса на нефтегазовый комплекс страны по выкачиванию недоимок в бюджет и сокрытых налогов, в результате чего была организована Федеральная энергетическая комиссия.

Цель этой комиссии, судя по содержанию соответствующего Указа Президента, сводится к усилению фискального нажима на экспортно-ориентированные отрасли топливного комплекса без каких-либо реальных идей, связанных с давно назревшей их реконструкцией и повышением экспортной эффективности. Федеральная экономическая комиссия наделена полномочиями, сопоставимыми с правами монопольных ведомств времен “застоя”, что, впрочем, не вызвало отрицательной реакции либерально-радикальной части отечественных экономистов, поскольку председателем этой комиссии назначен именно А.Чубайс, а не, скажем, Ю.Шафраник.

За прошедшее полугодие в экономике страны создалась легко дестабилизируемая ситуация (достаточно, например, государству не расплатиться полностью за очередную серию ГКО, и финансовый рынок будет напрочь разрушен с взлетом курса доллара до 7-8 тыс. руб.). В этой связи результаты выборов в Государственную Думу не должны бы привести к смене правительства, которое имеет возможность так “хлопнуть дверью”, что любой преемник останется в весьма затруднительном положении. Тем более что потеря всех “завоеваний финансовой стабилизации” может объективно случиться и при действующем правительстве, а это оппозиции, если таковая в политическом спектре Госдумы есть действительно (что - не факт), гораздо выгоднее, чем сваливать все на В.Черномырдина задним числом.

Среди результатов экономической политики второго полугодия, создающих определенную неустойчивость в области экономики и финансов, решающее значение имеют, конечно, накопленные обязательства правительства. Эти невыполненные обязательства финансового характера составляют по экспертной оценке порядка 30 трлн. руб. Действительная сумма может быть даже значительно большей.

Задолженность по зарплате на предприятиях достигает как минимум 6 трлн. руб. Номинальное исполнение плана по оплате уже выполненных госзаказов не превышает 85%, а с учетом инфляции - 50% (это обстоятельство, главным образом, и спровоцировало известный банковский кризис августа, когда цепочка взаимных межбанковских платежей оборвалась в звене именно государственных обязательств). Во втором полугодии продолжался рост цен на сырье и энергию при практической фиксации из-за отсутствия платежеспособного спроса цен на продукцию перерабатывающих отраслей промышленности и аграрного производства (например, с июля цена на электроэнергию увеличивалась в два раза быстрее, чем цены на промышленную продукцию, а железнодорожные тарифы возрастали с ежемесячным темпом до 20%, что фактически парализовало деятельность множества предприятий, работающих “с колес”, и, кроме того, объектов экспортной ориентации, расположенных на значительных расстояниях от границ, например, в лесной и деревообрабатывающей промышленности).

Набирала силу ставшая уже традиционной для экономики России инфляция издержек, когда цены на потребительские товары внутри страны были привязаны к незначительным колебаниям курса доллара по отношению к рублю, а издержки производства росли из-за постоянного увеличения рублевых цен на сырье и энергию.

Результатом экономической политики правительства во втором полугодии стал также уход крупных экспортеров от уплаты налогов (сокрытие исчисляется примерно 30 трлн. руб.: делается это путем переправки экспортной выручки на счета дочерних компаний, комиссионеров, транзитные счета, выпуска необеспеченных векселей, бронирования 30% денежных поступлений на зарплату и проч.). Активность А.Чубайса по выколачиванию с нефтяных экспортеров недоимок приведет к усугублению сокрытия средств от налогообложения, прежде всего - путем завышения издержек добычи нефти и производства нефтепродуктов не менее, чем на 20%. “Мудрое” решение взимать с 1 января 1996 г. НДС по факту не оплаты, а только отгрузки продукции вызовет новую волну и без того непрекращающегося кризиса неплатежей. В связи с этим акция нового председателя ЦБ РФ по снижению процентной ставки на 10% и пересмотру норм резервирования будет носить, скорее всего, временный характер, поскольку дефицит оборотных средств предприятий, по экономической логике, должен повлиять на кредитный процент повышающим образом.

Продержавшийся все второе полугодие “валютный коридор” с января 1996 г. под напором экспортеров, наконец, пересмотрен. Тем не менее, расчеты показывают, что верхняя планка этого коридора в 5150 руб. за доллар США низка, например, для основных нефтепродуктов. Рубль явно ревальвирован, поскольку в нефтедобывающую Россию начался оживленный импорт автобензина и дизельного топлива. Не имеет рационального объяснения движение внутренних цен на сырую нефть к уровню мировых, а цен на нефтепродукты - к уровню выше мировых, то есть к ценам “пересечения границ”, но отнюдь не внутреннего использования.

Если “валютный коридор” в будущем будет постоянно работать на снижение экспортной эффективности, пресловутые золото-валютные запасы страны быстро исчерпаются в результате изменения внешнеторгового баланса. Кроме того, страна до определенного внешними силами времени будет продолжать находиться в “паразитарном контуре”, ориентируясь на импортную продукцию, поскольку ревальвация национальных валют, как известно, сдерживает экспорт и стимулирует импорт.

Итогом второго полугодия стало и то, что даже при троекратном превышении реального уровня инфляции над уровнем, предусмотренным в бюджете на текущий год, правительство не в состоянии было собрать средства для погашения всех своих обязательств. Другая версия состоит в том, что средства по названной причине были собраны, но, будучи неподконтрольными, утекли либо на западные счета, либо в теневой сектор, оперирующий “черным налом” и производящий до 20-30% не облагаемых налогами товаров и услуг.

Перспективы увеличения налоговых поступлений призрачны. От налогов ухитряются уклоняться даже торговцы подакцизными товарами (90% автомобилей, почти 100% алкоголя и сигарет продолжают ввозить контрабандой). Дело дошло до того, что появились прообразы государственной централизации внешнеторговых операций (инициатива Национального фонда спорта преобразоваться в госструктуру с правом преимущественного ввоза подакцизных товаров). В связи с этим рекомендации С.Глазьева (из провалившегося на выборах КРО) по упорядочению внешнеторговой деятельности могут быть взяты на вооружение действующим квазилиберальным правительством.

Поскольку именно на нынешнее правительство ляжет ответственность за провал ряда важных параметров текущего бюджета, была затеяна судорожная по срокам и организации залоговая приватизация, судьба которой в 1996 г. совершенно неизвестна - новая Дума вполне способна вытащить статью 30 закона о приватизации, где описаны санкции к нарушителям этого закона. Трудность применения этой статьи связана, пожалуй, с отсутствием примеров приватизации, проведенной с соблюдением закона. Другими словами, выборочная акция в этой области может автоматически привести к тотальному пересмотру итогов перераспределения собственности, что с необходимостью потребует известного силового вмешательства.

Залоговая приватизация вызвала тихий саботаж крупных предприятий, которые опасаются, что переход госпакетов акций в распоряжение финансовых структур только ухудшит финансовое положение реального сектора экономики. От участников аукционов по залоговой приватизации компании требуют прежде всего погашения долгов и выполнения прямых инвестиционных обязательств хотя бы в пределах стартовой цены залога. Началась довольно жесткая борьба правительства с субъектами экономики. Цель правительства - изъять максимальное количество средств для покрытия бюджетных дыр и обязательств.

Если правительство не “победит” субъектов экономики (“наезды” чиновников совершаются не только на производственные, но и финансово-банковские структуры), то кабинет окажется в весьма сложном положении. Думается, что все попытки проведения такой политики при нынешнем авторитете исполнительной власти обречены, а недофинансирование бюджетных расходов усугубит кризис неплатежей. И ведение разговоров об “оживлении” производственной сферы лишится какой-либо реальной почвы, как и вымученные статистические подтверждения некоего роста (при половинном падении производства выпуск даже лишнего коробка спичек может дать в статистической отчетности заметный прирост, что, разумеется, кроме курьеза, ничего не означает).

Предсказать дальнейшее развитие ситуации несложно. Ради доходности своих ценных бумаг государство будет усиленно угнетать все остальные сегменты финансового рынка. Надо сказать, что ГКО - это мощнейший насос, с помощью которого бюджетные, по сути дела, средства перекачиваются в финансовые структуры (продажа ниже номинала, погашение - по номиналу). Но это - пирамида, надежность которой имеет свои пределы. Расходы по ее поддержанию, во всяком случае, не снижаются. Надо ожидать введения налогообложения частных вкладов в коммерческих банках, допуска в более широких масштабах зарубежных игроков на рынок ГКО (20% против нынешних 10). Тяжесть госзаимствований будет постепенно перемещаться на облигации сберегательного займа, а это предполагает ежеквартальные выплаты завышенного процентного дохода, что создает мощный инфляционный потенциал.

Отвлечение госсредств на игры в финансовом секторе не оставляет надежд на какое-либо оживление инвестиционной деятельности. Например, госинвестиции по сравнению с прошлым годом снизились на 20, а по сравнению с 1993 г. (наиболее инфляционным) на 45%.

Главный результат экономической политики прошедшего полугодия состоит в том, что вся она, в явном виде направленная вроде бы на снижение помесячной инфляции чуть ли не до одного процента, на деле свелась к мерам, способным только отложить скачок инфляции на какой-то срок. Ведь все “успехи” в борьбе с нею в текущем году связаны исключительно с оттягиванием погашения разного рода гособязательств перед физическими и юридическими лицами. По здравому смыслу, рано или поздно их придется выполнять с наложением одного на другое. Но это будет возможно только эмиссионным путем. Иначе говоря, в последовательность финансовых потрясений (“черный вторник”, межбанковский кризис) готов вписаться кризис госзаимствований. Вполне вероятно, что он совпадет во времени с очередным межбанковским кризисом, поскольку финансовый рынок будет охвачен хаотичным и беспорядочным перетоком ресурсов с одного сегмента на другой.

Если финансовый рынок окажется накаченным эмиссионными средствами (как следствие кризиса госзаимствований), формы и содержание действий на нем вернутся к апробированным в 1992 -

1993 гг., и никакого перехода спекулятивно-финансовых структур к прямому инвестированию реального сектора экономики не произойдет. Начнется переструктуризация банковской системы. Региональные отделения крупных московских банков станут вести борьбу за самостоятельность, чтобы препятствовать утечке денег в столицу для погашения долгов столичных банков-патронов. Одновременно начнется укрупнение региональных банков, чтобы отобрать у столичных клиентуру; при этом поддержка местной администрации будет обеспечена.

Начнется “разгон” инфляции. Правительство опустит курс рубля, чтобы активизировать экспорт. Но в сочетании с импортом эта мера инфляционного накала не ослабит. Иначе говоря, курс и рублевая инфляция будут двигаться синхронно.

Таково мнение непредвзятых экспертов о результатах экономической политики правительства во второй половине истекшего года. Возникает следующий вопрос. Кто и что мешает “компетентному” правительству проводить избранный курс реформ так, как его следовало бы вести (судя по опыту Латинской Америки - хороших результатов все равно не добиться, но хотя бы сносных, обеспечивающих недолгие бескризисные периоды хозяйственной жизни)?

Мешала до августа 1991 г. КПСС. Нет КПСС.

Мешал до октября 1993 г. Верховный Совет РСФСР. Нет РСФСР, нет Верховного Совета.

Героический рабочий класс? Кроме спорадических забастовок из-за беспрецедентных задержек зарплаты иных проявлений его активности не замечено.

Война в Чечне? Кто довел положение в Чечне до неизбежности военного вмешательства? Анпилов? Несерьезно.

Криминализация? Но ведь имена известны, адреса и маршруты известны, говорят, окна иных лиц криминального мира давно под мушкой - только платком махни!

Нет ответа. А жаль, поскольку с каждым днем надежды на либерализацию России даже у людей, искренно этой идее служащих, тают. Что и засвидетельствовали результаты выборов в Государственную Думу.

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | второе полугодие 1995 г. № 4 | Экономические итоги полугодия

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх