новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | первое полугодие 1995 г. № 3 | Политические процессы в регионах (15 марта - 15 июня 1995 г.) отношения центра и регионов

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В РЕГИОНАХ (15 МАРТА - 15 ИЮНЯ 1995 Г.) ОТНОШЕНИЯ ЦЕНТРА И РЕГИОНОВ

За рассматриваемый период отношения федерального Центра и регионов претерпели серьезные качественные изменения, которые, однако, находятся в русле уже наметившихся ранее тенденций. Важнейшим процессом стало "собирание" региональных элит российским премьером под крышей движения "Наш дом -Россия". Большинство местных руководителей замыкается теперь на В.Черномырдина. На съезде нового движения были представлены 80 из 88 (не считая Чечню) российских регионов, причем 46 -президентами и главами администраций. Активное формирование "номенклатурного" блока поставило их перед необходимостью, определяя к нему отношение, отчетливее выразить свои политические позиции.

Нынешняя попытка объединения региональных элит выглядит намного серьезнее предыдущих (типа "Выбора России"). Главы администраций вошли в Совет движения, стали лидерами его отделений и т.п. Просто забыть о НДР после выборов не удастся. Речь идет уже не о поддержке администрациями близкой по своим взглядам внешней силы, а о коллективном предприятии властей всех уровней, цель которого - удержание рычагов власти. В ситуации, когда победа по партийным спискам маловероятна, не вполне ясны долгосрочные намерения региональных элит в отношении НДР.

Пока же наблюдается редкое единодушие губернаторов. Причем особый интерес к этому движению проявили те местные руководители, кто имел отношение к проектам "Выбора России" и ПРЕС. Так, одним из лидеров НДР стал глава самарской областной администрации Константин Титов, входивший в руководство "Выбора России", член РДДР, создавший в области собственную организацию под названием "Самарское объединение поддержки реформ". Фигура Титова интересна тем, что он является наиболее опытным конструктором "партии власти" на региональном уровне (пример ОПР). В движение вошли также губернатор Новгородской области Михаил Прусак, в 1993 г. принимавший непосредственное участие в создании ПРЕС, президент Союза губернаторов, то есть фактически главный координатор региональных элит, Анатолий Тяжлов (глава администрации Московской области), такие известные лидеры, как Леонид Полежаев из Омской области (лидер наиболее дееспособной межрегиональной ассоциации "Сибирское соглашение"), Владимир Елагин из Оренбургской, Валерий Зубов из Красноярского края, Виктор Ишаев из Хабаровского края (председатель Дальневосточной межрегиональной ассоциации), Анатолий Собчак из Санкт-Петербурга. К движению по своим причинам примкнули и губернаторы, которых нельзя отнести к числу ярких лидеров, - Алексей Страхов из Свердловской области (потенциальный соперник активизировавшегося Эдуарда Росселя на выборах главы областной администрации), Владимир Бирюков из Камчатской области и др. Особый интерес к движению проявил глава администрации Тульской области Николай Севрюгин, который всегда отличался активной поддержкой федеральных властей (например, в период октябрьских событий).

В последнее время можно говорить о существенном повышении политического статуса региональных элит, выражающемся в том числе в их выходе на федеральный уровень публичной политики (новый шаг после выборов Совета Федерации), и об укреплении их связи с федеральными властями (формирование системы взаимодействия федеральных и региональных элит, подразумевающей политику взаимных уступок и давления). Об этом свидетельствует не только создание "блока Черномырдина", но и участившиеся встречи Б.Ельцина и В.Черномырдина с региональными лидерами. Борис Ельцин, в частности, принимал руководителей ряда республик - Магомедали Магомедова из Дагестана, Шериг-оол Ооржака из Тувы, Юрия Спиридонова из Республики Коми, Николая Федорова из Чувашии. В.Черномырдин помимо деятельности по созданию блока "Наш дом - Россия" специально контактировал в начале июня с главами администраций регионов Юга России - Краснодарского и Ставропольского краев, Ростовской, Воронежской, Липецкой, Астраханской областей. Интересен тот факт, что ряд региональных лидеров был допущен во время майских праздников на встречу с Б.Клинтоном - президент Ингушетии Руслан Аушев, главы администраций Орловской (Егор Строев) и Иркутской (Юрий Ножиков) областей.

Политика федерального Центра в отношении регионов в исполнении администрации Президента представляла собой осторожное заигрывание с местными руководителями в стремлении или сохранить в регионах "status quo", или создать в нестабильных районах устойчивую власть. В этом контексте следует рассматривать ситуацию, когда в Нижегородской и Свердловской областях похоже все-таки состоятся всенародные выборы губернаторов, несмотря на осенний запретительный указ Президента России. В первом случае федеральные власти (администрация Президента) уступили напору Бориса Немцова, который считается достаточно лояльным и предсказуемым губернатором. Несмотря на июньские "теледебаты" Немцова с Жириновским, он имеет реальные шансы победить на этих выборах. Принятый в апреле устав области зафиксировал дальнейшее усиление исполнительной власти.

С выборами губернатора Свердловской области дело обстоит сложнее. Фаворитом возможной избирательной кампании является бывший губернатор и нынешний председатель областной думы Эдуард Россель. Именно его усилиями удалось убедить федеральные власти в целесообразности проведения выборов, заодно Россель доказывал свою лояльность Б.Ельцину. В условиях, когда нынешний губернатор Алексей Страхов явно уступает Росселю по влиянию и популярности, федеральные власти, видимо, разрешат выборы, подразумевая необходимость создания в Свердловской области сильного и устойчивого режима. Усложняет положение тот факт, что Страхов вошел в движение "Наш дом - Россия" и пытается заручиться поддержкой В.Черномырдина.

Специфика взаимоотношений Центра с регионами в последнее время связана с формированием общего корпоративного интереса партии власти, цель которой - сохранить свои позиции как новой номенклатуры. В этих условиях Центр стремится заиметь на местах лояльных ему лидеров и сформировать вместе с ними единую корпорацию. Платой за лояльность является свобода действий губернаторов, прежде всего в экономической политике и приватизации. Не случайно параллельно с созданием "блока Черномырдина" разгорелся конфликт А.Чубайса с главой администрации Приморского края Е.Наздратенко, в котором последний при молчаливой поддержке региональных элит и нейтралитете премьер-министра отстаивал пресловутую "региональную модель" приватизации. Показательно, что неучастие Чубайса в движении НДР фактически выставлялось как условие вхождения губернаторов в данную организацию. На этом основании можно полагать, что региональные элиты твердо нацелились выиграть второй раунд приватизации - в союзе с готовым им в этом уступить Черномырдиным, которому они могут отплатить поддержкой, в том числе и на выборах. Таким образом, Центр гарантирует региональным элитам свободу действий в обмен на лояльность. Вместе эти группировки создают объединенную корпоративным интересом "партию власти", которая тормозит циркуляцию элит, поскольку ее цель - гарантировать каждому участнику сохранение на своем посту или, по крайней мере, в составе новой номенклатуры.

Ярче всего указанные тенденции проявились в отношении к новому суперпроекту глав республик. Сенсацией стало участие в съезде НДР некоторых "закоренелых сепаратистов". Характерно, что интерес проявили в первую очередь лидеры как раз тех четырех республик, с которыми федеральный Центр уже заключил договоры о разграничении полномочий, - Татарии, Башкирии, Кабардино-Балкарии и Северной Осетии. Можно сделать вывод, что с помощью подобных договоров Центру и республиканским властям удалось сформировать общий корпоративный интерес, который заставляет их теперь тесно сотрудничать. Отсюда, в частности, "верноподданнические" заявления Ахсарбека Галазова на съезде НДР.

Но вот Минтимер Шаймиев не захотел полностью "подставляться" в связи с созданием НДР: республиканское отделение возглавил премьер-министр Фарид Мухаметшин. Аналогично, руководство красноярским краевым отделением губернатор края "перепоручил" своему первому заместителю. В Республике Марий-Эл во главе местного отделения НДР встал первый вице-премьер Анатолий Смирнов. Таким образом, многие региональные лидеры уже сейчас предпочитают перестраховаться на случай провала суперпроекта.

В рассматриваемый период в отношениях Центра и регионов по-прежнему имела место практика заключения индивидуальных соглашений. В марте был подписан договор о разграничении полномочий между Россией и Северной Осетией. Намечается подобное соглашение с Якутией (не достигнуты договоренности по поводу собственности на местные недра и морской шельф), на очереди стоит Республика Коми.

В индивидуальном порядке федеральные власти предпочитают работать и с областями. Так, в мае вышел специальный указ Президента России о социально-экономическом развитии Калининградской области, полностью удовлетворивший главу администрации Юрия Маточкина, "завязанного" на экспортно-импортные операции и СЭЗ "Янтарь". Центр готов предоставлять экономические свободы не только республикам, но и русским регионам. Политическая консолидация региональных элит сопровождается дальнейшим дроблением народнохозяйственного комплекса.

В качестве просителя пыталась в конце марта выступить и Московская область, в связи с чем областная дума приняла обращение к федеральным властям, в котором указывалось на катастрофическое состояние экономики региона. Однако если "привилегированная" Калининградская область получила свои послабления, то попытка Московской оказалась безуспешной, несмотря на угрозу выйти из Договора об общественном согласии.

В мае была принята новая конституция Хакасии. Эта акция завершила изрядно затянувшийся процесс государственного

строительства, инициированный Верховным Советом, избранным еще в 1990 г. Согласно этому документу, Хакасия является республикой в составе Российской Федерации (некоторые депутаты выступали против республиканского статуса этой территории, немаловажен и тот факт, что титульный этнос - хакасы - составляет всего 11,'!% местного населения). Принятие новой конституции Хакасии стало логическим завершением процесса суверенизации бывших автономий, пик которого пришелся на 1991-1992 гг. Победа сторонников республиканского статуса Хакасии является закономерной в условиях все более непредсказуемого поведения федеральных властей. Суверенитет в нынешних условиях становится для республик дополнительным способом перестраховки на случай кризиса властных отношений в Москве, проявлением инстинкта самосохранения. Это, кстати, является серьезным ограничителем для нынешней консолидации региональных элит под флагом "блока Черномырдина".


 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | первое полугодие 1995 г. № 3 | Политические процессы в регионах (15 марта - 15 июня 1995 г.) отношения центра и регионов

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх