новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | первое полугодие 1995 г. № 3 | Варианты политической перспективы

ВАРИАНТЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЫ

Радикалистская модель реформ, которую пыталась реализовать начиная с 1992 г. послеавгустовская политическая элита, была изжита в достаточно короткие сроки. С 1993 г. российское руководство утратило стратегическое видение будущего и фактически вернулось к "горбачевской" модели, построенной на сугубо тактическом реагировании на возникающие проблемы: по чисто поведенческому принципу "стимул - реакция". Итогом стала постепенная "третьемиризация" страны - утрата индустриальной, военно-технической, культурной самостоятельности России, сопровождаемая укреплением провинциально антизападных настроений, напоминающих типичный латиноамериканский "антиянкизм". Сегодня этот фактор становится значимым элементом электорального поведения: 30 /о избирателей полагают, что все беды России - это следствие заговора западных стран, 50 /о разделяют мнение А.Солженицына, что России угрожает полная и окончательная колонизация, а две трети категорически возражают против продажи за рубеж акций ключевых российских предприятий. Антизападные настроения пронизывают даже электорат "демократических" партии.

Утрата мессианистических идей - будь то рассуждения о "народе-богоносце" и "русской идее" или о "возвращении в мировую цивилизацию, в европейский дом" и т.п. свидетельствует о низком потенциале пассионарности современного поколения россиян, таит угрозу для самой российской государственности. Трудно себе представить США без "Аmerican Dream", а Россию без отчетливо артикулированной "Русской Идеи", которая может воплощаться в самые разные исторические образы - от "Православного Царства" до "Коммунизма" Ленина и "либеральных утопий" 1991 г.

Россия по своему историческому существу остается государством имперского типа, сверхсложной системой, рациональность которой не совпадает с рацио отдельного человека, которому, если он живет в Москве или Подмосковье, совсем не очевидно, почему Чечня или Камчатка должны считаться частью его "жизненного мира". Необозримые российские пространства и многообразие этнокультурных и субэтнических типов невозможно интегрировать, опираясь лишь на экономическую необходимость или на чисто силовое принуждение, если эти материальные скрепы не имеют "идеального ядра".

Россия находится сегодня не столько на переходной стадии от одной социально-экономической системы к другой, сколько в промежутке между уже изжитой формой мифа ("коммунистического" образа "русской идеи") к иной его ипостаси. И если она останется в этом состоянии, то дезинтеграция исторической империи неизбежна.

Российская политическая элита должна учитывать, что основным вектором, определяющим движение страны к новому русскому мифу, в конце XX века не может быть национал-провинциализм, что произошли определенная адаптация значительной части населения к условиям жизни в рыночной среде и осознание частью граждан ценностей свободы, понимаемой прежде всего как возможность быть хозяином собственной судьбы.

Современный россиянин - и в этом одна из причин успеха В.Жириновского - ищет способ совместить новые ценности свободного выбора с вечными идеалами сильной государственности, общественной солидарности, без которых невозможно реализовать индивидуальную свободу, не превращая ее в первобытный произвол, в "войну всех против всех".

Отсюда вытекает главный вывод: будущее политическое развитие России видится не в противопоставлении двух мегаполитических моделей - радикал-либеральной и радикал-государственнической, а в синтезе их на отечественной почве.

(Уже сегодня в реальной жизни мы не можем разделить политические силы на чисто либеральные и чисто государственнические. Политические движения, которые попытаются сохранить девственный антигосударственнический либерализм или радикальное государственничество, в настоящее время маргинализированы и практически не участвуют в политике.)

Важнейшее условие жизнеспособности такого идейного сплава - соответствие социокультурным кодам русского народа и народов, разделивших с ним историческую судьбу.

Очевидно, что на ближайших выборах больший успех придется на долю тех партий, движений и блоков, которые, не отбрасывая либеральные ценности, основной акцент сделают на сильных защитных функциях государства. Состояние общественного сознания таково, что после шока ультралиберальных реформ усилилась ностальгия по годам советской власти. Но отнюдь не по причине поддержки населением господствовавших тогда ценностей и общественных порядков. Скорее - от тоски по стабильности и предсказуемости тех времен, по сильной государственности.

В этой связи государству следовало бы уже сейчас позаботиться о переориентации своей идеологической политики на представление интересов широкого спектра социальных групп, без выделения фаворитов и аутсайдеров. Политические объединения с сильным государственническим уклоном, но допускающие политический и экономический плюрализм как необходимый элемент социальной жизни, отвечают ожиданиям населения. Их постоянное присутствие в информационной палитре было бы исключительно полезно для поддержания имиджа самой власти, заботящейся о всех гражданах государства, для создания атмосферы согласия и сотрудничества в обществе, для формирования политической системы, адекватной русской государственной традиции и отвечающей потребностям современной эпохи.

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | первое полугодие 1995 г. № 3 | Варианты политической перспективы

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх