новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | второе полугодие 1994 г. № 2 | Политический смысл "дискуссии" вокруг империи

ПОЛИТИЧЕСКИЙ СМЫСЛ "ДИСКУССИИ" ВОКРУГ ИМПЕРИИ

Для оправдания своей новой геополитической стратегии идеологи США откровенно спекулятивно эксплуатируют ярлык "империя зла" по отношению к СССР и России. По их мнению, крушение этой "империи" несомненное благо для всех народов бывшего Союза и для мирового сообщества. Так ли это?

На наш взгляд, сегодня речь идет о новой геополитической доктрине США, призванной закрепить статус-кво после распада СССР и нацеленной на включение ряда его территорий в сферу своего влияния. Об этом достаточно откровенно говорил сам Б.Клинтон. "Мы считаем,- подчеркнул он,- что три балтийских государства мыслят свое будущее вместе со странами Европы и Северной Америки, и в нашей политике мы старались помочь им в этом. Это гораздо легче осуществить, если русские войска покинут их землю". По сообщению американской печати, Б.Клинтону был представлен для утверждения проект специальной директивы, предусматривающей более активную роль США на постсоюзном пространстве. По ряду причин президент не стал ее утверждать.

Однако практические шаги администрации США делаются именно в этом направлении. Западные государства будут делать все возможное, чтобы не допустить реинтеграции хотя бы части бывшего Союза, используя все меры давления, прежде всего экономическую зависимость России.

В современных отношениях Россия-США мы уже сталкиваемся с этой детально продуманной и проработанной новой геополитической доктриной. Ее цель - ослабить и изолировать современную Россию. Этот вызов, безусловно, должен учитываться во внутренней и внешней политике России*.

Именно поэтому большое внимание уделяется дискредитации понятия "империя" применительно к России. И главные идеологи здесь - З.Бжезинский и Р.Никсон.

Оно занимает центральное место в статье Бжезинского "Преждевременное партнерство". В ней по существу отождествляются любые попытки добровольной реинтеграции постсоюзного пространства с насильственными формами восстановления русского "имперского" владычества. Цель современной российской политики определяется как "постепенное лишение новых независимых государств экономической автономии", для того чтобы "внушить, что экономическое восстановление возможно только посредством более тесной интеграции СНГ".

Автор излагает свое кредо - "экономическая и военная интеграция когда-то советских государств под политическим руководством Москвы ускорила бы возрождение России как могущественного наднационального государства и глобальной державы". А вот этого Америка и не должна допустить любой ценой. В соответствии с таким подходом в статье критикуется нынешняя американская администрация за "пророссийскую" позицию. В противовес российским "неоимперским" устремлениям выдвигается стратегия "геополитического плюрализма в пределах бывшего Советского Союза", в рамках которой следовало бы поощрять дезинтеграционные процессы на постсоюзном геополитическом пространстве, активно расширять американское присутствие в новых независимых государствах, но главное - противопоставить друг другу Россию и Украину.

Принципиальная ошибка всей конструкции З.Бжезинского заключается в том, что реинтеграция постсоюзного геополитического пространства может быть проведена Россией на "имперско"-недобровольной, по его мнению, основе. Автор отрицает, что данный процесс может быть и добровольным. Он достаточно спекулятивно употребляет понятие "империя", сводя его исключительно к насильственным формам наднационального господства и приравнивая к типу колониальной империи. Это не так. И З.Бжезинский как человек, принадлежащий к американской интеллектуальной элите, должен отдавать себе отчет в некорректности употребления этого понятия в подобном контексте.

Империя, на наш взгляд, представляет собой форму геополитической организации социального пространства, основанную на наднациональной, надгосударственной (полинациональной, полигосударственной) структуре власти и управления либо на наднациональном, надгосударственном механизме влияния (политического, экономического, военного, технологического, культурно-идеологического), сопряженного с четко обозначенной сферой жизненно важных геополитических интересов "сверхдержавы". При таком понимании "империи" картина резко усложняется, ибо мы сразу сталкиваемся с множественностью типов "империй". История свидетельствует, что жизнь различных народов протекала в рамках "империй" достаточно длительные временные периоды. А "национальные" "независимые" государства являлись исключением из этой общей тенденции. Более того, "империи" были наиболее устойчивой формой государственной жизни. Современные США, Россия, Китай, Япония, Европейское сообщество представляют собой формы гибких "интегрированных империй" с разнопорядковыми, безусловно, внутренними и внешними связями с зонами своего "имперского" влияния. Выступая в декабре прошлого года в Алма-Ате, сам З.Бжезинский заявил, что его страна тоже по сути дела является империей, но исключительно нового типа и "чертовски удачливой". Но почему же одни мерки применимы к США, а другие к России? Наднациональный механизм влияния (политического, экономического, военного, технологического и т.д.), сопряженный с четко обозначенной сферой жизненно важных интересов, и превращает США, Японию, Россию, ЕС в новый тип "империи".

Когда Б.Ельцин заявил, что новые независимые государства, образованные на постсоюзном геополитическом пространстве, - "зона жизненных интересов России", в западных политических кругах поднялся невероятный переполох. А это всего лишь констатация реального положения дел. Но для всех бывших республик Союза зоной жизненных интересов является и сама Россия. И это обстоятельство лежит в основе новой добровольной реинтеграции постсоюзного пространства. Иначе трудно объяснить многие шаги высшего руководства Украины, Белоруссии, Казахстана, других стран. Задача ныне заключается в том, чтобы на месте насильственно расчлененной военно-технологической "империи" создать добровольную интеграционную "империю" части либо большинства постсоюзных государств, сопрягающих свои жизненно важные интересы в рамках бывшего Союза посредством особых "наднациональных" механизмов власти. Вне рамок такой добровольной интеграционной "империи" все они, включая Россию, обречены на "историческое прозябание", которое достаточно быстро сведет их с мировой арены в качестве "независимых" государств.

29 марта 1994 г. в сенате США принята поправка к проекту закона о бюджете на 1995 год. Ее суть - США должны препятствовать объединению Российской Федерации с бывшими союзными республиками в экономической, военной и прочих областях. В чем причина такой настойчивости? Ответ может быть один: США стремятся сделать необратимой дезинтеграцию постсоюзного пространства, изолировать Россию, всячески препятствовать реализации жизненно важных интересов народов новых независимых государств.

В то же время для США существование собственных имперских интересов является нормальным. Об этом открыто писал Р.Никсон (напомним его книга "1999 год. Победа без войны" издана в 1988 г. в разгар горбачевской "перестройки"). Автор определил жизненно важные, ключевые и второстепенные интересы США. По его мнению, "интерес является жизненно важным, если его потеря сама по себе непосредственно угрожает безопасности Соединенных Штатов. Выживание и независимость Западной Европы, Японии, Канады, Мексики и Персидского залива представляют особую важность для Соединенных Штатов. Потеря одного из этих регионов в пользу Советского Союза поставила бы под угрозу нашу собственную безопасность. Если Кремль попытается возобладать в этих регионах, у нас нет иного выбора, как ответить применением военной силы". Вот так достаточно широко были определены жизненно важные интересы США - нового типа "чертовски удачливой" империи. Отсюда полностью понятной становится и позиция США во время войны в Персидском заливе, правда, "угрозу" в этом случае представлял не Советский Союз, а Ирак.

Но Р.Никсон в определении интересов США пошел значительно дальше. "Помимо своих жизненно важных интересов в Персидском заливе,- писал он,- Соединенные Штаты имеют ключевые интересы в других странах "третьего мира". Мы сделали крупную ставку на экономику и природные ресурсы этих стран. Некоторые из них, кроме того, занимают ключевые стратегические позиции, делающие их лакомым куском в американо-советском соперничестве. Самое важное состоит в том, что именно в "третьем мире" мы можем ожидать наибольших приобретений и потерь в американо-советском соперничестве". Напомним, все это писалось в 1988 году, когда советское руководство "на всех парах" входило в "цивилизованный" мир.

И, наконец, главное - установка на обеспечение долгосрочных интересов США в самом Советском Союзе. "Мы должны,- отмечал Р.Никсон,- поставить перед собой цель способствовать децентрализации власти в Советском Союзе. Это должно быть долгосрочной целью, но она вполне достижима".

Последний аккорд доктрины Р.Никсона, его политическое завещание, звучал так: "Мы должны изыскать способы соперничества с Советами внутри их собственной орбиты и внутри самого Советского Союза". В определенности экс-президенту США не откажешь.

Так что упоминавшаяся статья З.Бжезинского означает не более чем преемственность в геополитических установках значительной и влиятельной части американской правящей элиты. Огрубление речь идет о перераспределении сфер влияния одной - "неудачливой" - империи в пользу другой - "удачливой". О каких-либо более принципиальных соображениях говорить в данном случае не приходится. Да и сам З.Бжезинский в своей недавней концептуальной работе - книге "Вне контроля. Глобальный беспорядок накануне XXI в." (Нью-Йорк, 1993) - пишет об этом достаточно откровенно: "После поражения Советского Союза в холодной войне и последовавшего за этим распада США впервые имеют возможность распространить свое присутствие на новые постсоветские республики Евразии вплоть до границ с Китаем, а также господствовать в регионе Персидского залива, на южных окраинах Евразии".

Только в последнее время российская интеллектуальная элита начала серьезно обсуждать роль и значение "имперской" формы управления для России. Показательны в этом отношении материалы "круглого стола", организованного Центром исследований политической культуры России. Его участники исторически выделили два типа "империи" - "колониальную" (западные державы) и "органическую" (Россия). Империи западного типа носят замкнутый характер. На пятачке Европы им просто некого было "охватывать" - не хватало ни пространства, ни этнокультурного многообразия, ни социально-экономической почвы. Им оставалось одно: подражать оригиналу, симулируя имперскость с помощью колониальных захватов, то есть путем неестественного приращения территорий и культур, так и оставшихся навсегда им чуждыми (С.Васильцов). Этот тип империи не выдерживает тест на возрождение. Напротив, Россия как "органическая" империя знает как тяжкие болезни, так и выздоровление. Ей было свойственно "сохранять этнокультурные отличия (даже поощряя их) только в "низах" общества. Во властных же "верхах" национальный момент чем выше, тем сильнее игнорируется и даже активно стирается". И далее С.Васильцов приходит к выводу о том, что этнокультурные различия - важнейший из разделяющих цивилизации факторов. И здесь по одну сторону мы видим имперскую традицию, олицетворяемую Россией, которая исходила из государственной равноправности этносов и ставила на их естественное слияние, начиная с вершин власти. А по другую - Запад с типичным для него этническим оформлением отношений господства и подчинения.

За "круглым столом" отмечалось, что смены имперских куль-турообразующих доминант способны провоцировать лишь тяжелые потрясения, подлинные болезни общества. Взять наши бывшие прибалтийские республики: бросок из российской государственной традиции в традиции западные - и пожалуйста - торжество этно-политических принципов общественной жизни, взрыв шовинизма на государственном уровне (В.Кузнецов).

На наш взгляд, это в полной мере относится ко всем постсоветским республикам. "Поэтому-то попытки последних лет сменить российскую имперскую доминанту на западную не принесли и нам ничего, кроме катастрофы" (Б.Комоцкий).

Что касается Запада, то он явно не в силах проглотить оторванные от Союза куски. Очевидно, мешает та самая культурно-цивилизационная разнородность. В итоге бывшие земли СССР и страны разваленного социалистического "содружества" как бы зависли между двух миров... Попытки стереть с карты мира зоны российских интересов сегодня только провоцируют всемирный кризис (С.Обухов).

Два типа "имперской" организации геополитического пространства враждебны друг другу, они глубоко антагонистичны. "Штаты постановили: Россию в западную цивилизацию не пускать... Ничего из некогда обещанного Горбачеву за развал государства и его союзного окружения не исполнено... Становится понятным: речь идет о вечном состязании двух разных типов организации огромных геополитических пространств, в котором, может статься, и заключены главная суть и противоречие современной цивилизации..." (Б.Комоцкий, выделено нами).

Мы столь подробно останавливаемся на "имперской форме существования России, поскольку без понимания ее сути не может быть выработана реальная политика защиты национально-государственных интересов России, а саму страну ждет историческое небытие. В этой связи нельзя не согласиться с выводом участников "круглого стола": так или иначе, но сегодня пора сказать, что России необходимо закрепить за собой в качестве зон особых интересов всю территорию бывшего СССР. Пришло время концептуального оформления политики. Необходимы последовательные меры на всех уровнях - дипломатическом, экономическом, морально-политическом и прочих (Б.Комоцкий).

Без осознания этих реалий попытки создать концепцию национальной безопасности России - пустая трата времени.

На близкой точке зрения стоят и авторы манифеста Конгресса русских общин: "В условиях противоборства цивилизаций малые и средние народы теряют всякие шансы на независимое существование. Только включение в одну из цивилизаций позволяет им сохранить в нормальных условиях свое этническое своеобразие... Странам, образовавшимся при разделе СССР, грозит растворение в западной городской цивилизации, которая на этой территории может быть только безнациональной и бездуховной".

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | второе полугодие 1994 г. № 2 | Политический смысл "дискуссии" вокруг империи

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх