новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | второе полугодие 1994 г. № 2 | Европейское постсоветское пространство

ЕВРОПЕЙСКОЕ ПОСТСОВЕТСКОЕ ПРОСТРАНСТВО

Европейские региональные институты, западноевропейские государства и Соединенные Штаты Америки основное внимание, как и прежде, уделяли здесь странам Балтии, Украине и Белоруссии.

В Прибалтике противодействие российской политике оказывалось по всем направлениям. Во-первых, было очевидно настойчивое стремление обеспечить уход российских подразделений из Латвии и Эстонии к первому дню осени. Как только Москва попыталась, затормозив вывод войск, продемонстрировать твердость всего лишь в отстаивании прав российских военных пенсионеров, западные страны однозначно встали на сторону Риги и Таллина. Был предпринят целый ряд политических демаршей (из резиденций германского канцлера и американского президента в Кремль ушло несколько писем), в целях смягчения российской позиции. Во-вторых, однозначно поддерживались намерения Латвии, Литвы и Эстонии вступить в европейские экономические структуры. В конце ноября 1994 г. министры иностранных дел Европейского союза, входящие в Совет этой организации, приняли решение о начале переговоров со странами Балтии и утвердили мандат на их ведение на тех же условиях, что и со странами Вышеградской группы.

В то же время некоторые политические деятели предупреждали Вильнюс, Ригу и Таллин об опасности их ускоренного вхождения в сферу прямого влияния развитых государств Запада, так как это может разрушить национальные экономики, и предлагали пойти по пути поэтапной интеграции.

Все большим влиянием в Прибалтике пользуется Германия, руководство которой заверило лидеров Латвии, Литвы и Эстонии о своей поддержке процессов укрепления их независимости и перехода к демократии и рыночной экономике. Именно представитель германского МИДа на церемонии открытия переговоров представителей Европейской комиссии с дипломатами этих постсоветских республик в Брюсселе заявил, что целью диалога является их полноправное членство в Европейском Союзе в будущем.

Получая сигналы о благожелательном отношении к их интеграции в общеевропейские экономические институты, власти балтийских стран стремятся к одновременному включению в структуры Североатлантического альянса и отказываются от каких-либо формвоенного сотрудничества с Россией. В рамках реализации программы "Партнерство во имя мира" в Риге от имени Латвии, Литвы и Эстонии был подписан договор о создании миротворческого батальона, который должен действовать в соответствии с мандатами ООН и СБСЕ в рамках программ сотрудничества с НАТО. При этом финансировать "балтийское подразделение" обещали Соединенные Штаты (10 млн. долл. из необходимых 27 млн.), Великобритания и страны Северной Европы. Таким образом, западные государства начинают давать деньги не только на демонтаж военных сооружений, оставшихся от Советской Армии (на демонтаж локатора в Скрунде США обещали около 7 млн. долл.), но и на формирование "переходных" воинских подразделений, обеспечивающих взаимопроникновение структур НАТО и армий прибалтийских государств.

По-прежнему далек от разрешения вопрос о демаркации границ с Россией. Власти Эстонии считают нынешнюю границу "контрольной линией", признавая правовым лишь тот российский рубеж, который был определен в Тартусском мирном договоре и пролегает по территории Ленинградской и Псковской областей. Эстонская сторона не исключает возможности привлечения международных организаций к разрешению проблемы "оккупации" Россией части ее территории (то ли посредством обращения в Гаагский международный суд, то ли привлечением на свою сторону СБСЕ, постоянный комитет которого критически отнесся к односторонней демаркации российско-эстонской границы). Президент Латвии Гунтарс Улманис проявляет в этом вопросе большую гибкость, отмечая, что территориальные вопросы могут получить разрешение немного позднее. Но в обоих случаях вопрос о границах остается открытым.

Вряд ли следует ожидать, что ведущие страны Запада будут благосклонно относиться к территориальным претензиям Риги и Таллина. Однако власти Литвы, Латвии и Эстонии, намеренные юридически закрепить факт оккупации Советским Союзом этих республик в 40-90-е годы, могут заручиться поддержкой, например, Швеции, и тогда проблема демаркации российских границ приобретет международный характер.

Вывод войск РФ устранил один из поводов для повышенного внимания к ситуации в Прибалтике и одну из причин антироссийских настроений местных политических элит и населения. Это заставило Вильнюс, Ригу и Таллин искать новые способы использования тезиса о "российской угрозе новым суверенным государствам" и получения "эффективных международных гарантий" своей независимости. В результате была активизирована проблема Калининградской области, "милитаризация которой не может не настораживать". Налицо настойчивые попытки вовлечь в обсуждение проблемы Калининградской области мировое сообщество и поставить под сомнение суверенитет России над этой территорией.

Федеративная Республика Германия пока не выдвигает территориальных претензий к России. Но сообщения с юга европейского континента наглядно демонстрируют, что проблема восстановления прав собственности граждан государств гитлеровской коалиции на имущество, оставленное на территориях, отошедших к победителям, становится важной предпосылкой для интеграции в общеевропейские институты. Министр иностранных дел Италии Антонио Мартино во время встречи руководителей МИД стран-членов ЕС в Брюсселе заблокировал решение о начале переговоров с Любляной о предоставлении Словении статуса ассоциированного члена Европейского Союза из-за того, что вопрос "о межвоенной собственности" остается открытым. В то же время в Германии все громче раздаются голоса о возвращении имущества, конфискованного после войны властями Чехословакии у су детских немцев, а также и о предоставлении части немцев Судет земельных участков в качестве компенсации за экспроприированную земельную собственность. В противном случае многие из немецких парламентариев будут против вступления Чехии в общеевропейские военно-политические и экономические структуры. По мнению некоторых членов бундестага, государство может отказаться от любых своих претензий и прав, но не может отказаться от имущественных прав частных лиц.

Тем самым вопрос о частной собственности немцев в Калиниграде и в Восточной Пруссии в целом пусть не в ближайшее время, но будет поставлен в повестку дня, несмотря на то что официальные лица ФРГ пока стараются не акцентировать на нем внимание.

Украина и Белоруссия. Политика западных государств в отношении Украины и Белоруссии несколько отличается от проводимой в Прибалтике. Здесь акцент делается на обещании финансовой поддержки в случае, если будет движение "по пути всесторонних реформ", а также если будет принята программа сокращения обычных вооружений в Белоруссии и продолжится процесс ядерного разоружения Украины.

Закавказье. Последние события в Закавказье вновь наглядно демонстрируют, что именно контроль над нефте- и газопроводами обеспечивает доминирующую роль того или иного государства в этом регионе. И хотя в августе 1994 г. Запад попытался переориентировать российскую внешнюю политику на юг, стремясь закрыть для нее европейское направление (были даны сигналы того, что российское руководство может патронировать урегулирование конфликтов в кавказском "подбрюшье" РФ при одновременном ограничении московского влияния бывшей государственной границей Советского Союза), уже в сентябре активность развитых стран в этом важном регионе усилилась. После того как в сентябре в Баку государственной нефтяной компанией Азербайджана был подписан контракт с корсоциумом иностранных компаний о совместной разработке нефтяных месторождений "Чираг", "Азери", "Гюнешли", а президент Алиев заявил, что Баку признает бесспорное право Турции проложить стратегический нефтепровод по ее территории, и ООН, и СБСЕ, и отдельные страны Запада стали настойчиво предлагать свои посреднические услуги в урегулировании грузино-абхазского и азербайджано-армянского конфликтов. Обе международные организации, отмечая роль и влияние Российской Федерации в умиротворении Кавказа, желательность ее участия в мирном процессе, одновременно подчеркивают приоритет ООН и СБСЕ в посредничестве между противоборствующими сторонами. В частности, по мнению Генерального секретаря ООН именно Совет Безопасности способен оказать позитивное воздействие на ситуацию в Грузии (СБ постановил провести совместную со странами СНГ миротворческую операцию в Абхазии, введя на ее территорию миротворческие силы СНГ на 6 месяцев и увеличив число военных наблюдателей до полусотни человек). "Минская группа" СБСЕ настойчиво подчеркивает, что участие в урегулировании карабахского кризиса миротворческого контингента СБСЕ желательно и необходимо, причем численность российских военнослужащих в нем не должна превышать 30%. На декабрьской сессии СБСЕ в Будапеште было принято решение о направлении трехтысячного миротворческого контингента в зону армяно-азербайджанского противостояния.

Очень важную роль здесь начинает играть Турецкая республика, которая, добившись от международных организаций поддержки своих предложений по ограничению судоходства в черноморских проливах, контролирует выход из Черного моря в Мировой океан. При этом Анкара провела 17-19 октября 1994 г. в Стамбуле совещание глав тюркоязычных государств с участием представителей Турции, Азербайджана, Казахстана, Киргизии и Туркмении, на котором было подписано соглашение о совместных разработках нефтяных месторождений. Подписывая Договор о дружбе и сотрудничестве с Турцией, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил, что между двумя странами существуют братские, родственные отношения, а Турция является опорой Казахстана.

Тем самым в Закавказье усиливается влияние международных и региональных организации, сопредельных государств, а российское влияние слабеет. Москва начинает терять контроль над сырьевыми потоками не только с Кавказа, но и из Средней Азии.

Так, в конце августа в Тегеране президенты Туркменистана и Ирана подписали соглашение о строительстве газопровода, по которому туркменский газ через Иран и Турцию пойдет в Западную Европу.

В связи со все большим вовлечением в армяно-азербайджанский конфликт Турции и Ирана (как правило, они поддерживают Баку в то время как кремлевское руководство с большей симпатией относится к Еревану) нельзя исключить новых осложнений в отношениях между Москвой, Анкарой и Тегераном. Попытки Российской Федерации восстановить экономические связи с Ираком, важнейшим оппонентом Ирана в ближневосточном и переднеазиатском регионах, и вернуться на его обширный рынок в еще большей степени сужают перспективы участия России в достижении мира между Баку, Ереваном и Степанакертом.

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | второе полугодие 1994 г. № 2 | Европейское постсоветское пространство

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх