новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | второе полугодие 1994 г. № 2 | Таджикистан

ТАДЖИКИСТАН

Декларировав "политику суверенизации" в отношениях с бывшими братскими республиками, Россия уничтожила равновесие на окраинах и, по сути, спровоцировала во многих местах вооруженные конфликты, а в Таджикистане - гражданскую войну.

Следование этому курсу в конце концов создало явную угрозу осложнений внутри самой России, подорвало ее престиж и ослабило безопасность. Однако вместо трезвого анализа ошибок и их последствий и выработки на его основе иной стратегии российское руководство долгое время предпочитало лишь имитировать заинтересованность развитием событий. Только многократная смена политической реальности, кровь тысяч бывших сограждан и сотен нынешних заставили его осознать, что конфликт не рассосется и России от него не уйти.

Непонимание Москвой сути происходящего и нежелание расстаться с прежними губительными иллюзиями привели в конечном счете к тому, что ее политика объективно и неизбежно превратилась в свою противоположность. Сейчас отношения России с Таджикистаном (да и не только с ним, но и с Молдавией, Белоруссией, Азербайджаном и др.) все больше развиваются в духе неоколониализма, со всеми его грубостями и цинизмом. Доказательством этого стали итоги выборов президента РТ, состоявшихся 6 ноября с.г., а также ход межтаджикских переговоров.

Президентские выборы. Совершенно очевидно, что без поддержки Кремля (как можно судить, например, по выступлению Б.Ельцина на заключительной пресс-конференции участников Московской встречи лидеров государств СНГ) Э.Рахмонову не удались бы все те многочисленные нарушения законных процедур подготовки и проведения выборов, о которых сообщалось в российских СМИ практически всех политических направлений. Избрание Рахмонова, с точки зрения официальной Москвы, вполне законно. Несмотря на то что кулябский режим давно и по сей день считается прокоммунистическим (на самом деле этот ярлык призван лишь затем, чтобы выразить отрицательное отношение к противникам "демократической" оппозиции), его "несущие конструкции" в значительной степени носят криминальный характер (во главе МВД - уголовник Я.Салимов), а политика основывается преимущественно на насилии и постоянно провоцирует конфронтацию, российские демократы все же сделали ставку на его сохранение. Более умеренный А.Абдуллоджонов был проигнорирован.

Становится ясно, почему с такой легкостью Рахмонову удалось фактически установить диктатуру, совмещая одновременно с президентским пост главы парламента и сохраняя тем самым контроль за силовыми структурами. Он не может не отдавать себе отчет в том, что столь открытое присвоение власти обязательно вызовет всплеск военной и политической активности оппозиции, сведет на нет все усилия по урегулированию напряженности, приведет к обострению межкланового, социального и межнационального противостояния. Причина такой решимости - в уверенности таджикского президента в поддержке России.

Объяснение этому наши аналитики обычно ищут в следующих сентенциях: Рахмонов - сильная фигура, он нанес военное поражение оппозиции, и добиться "решительного перелома ситуации в свою пользу она уже не в состоянии" ("НГ", 09.11.94). Или: отстранение от власти Рахмонова привело бы к усилению напряженности на таджикско-афганской границе, так как за него Кулябский район, являющийся приграничным. Однако и военные успехи Рахмонова, и надежность границ обеспечиваются российскими вооруженными силами, а в сферу влияния правительства в настоящий момент входит лишь одна (да и то частично) Хатлонская область - примерно 20% всей территории республики.

Межтаджикские переговоры. С самого начала Душанбе показал, что от переговоров ждать абсолютно ничего не приходится. Это проявилось и в позиции правительства, и в составе первых двух делегаций, возглавлявшихся маловлиятельным министром труда РТ. В результате даже соглашение о прекращении огня было подписано только накануне третьего раунда, несмотря на то что оппозиция не выдвигала каких-либо неприемлемых условий. Более того, объективно позиция исламистов давала реальный шанс вообще закончить кровопролитие: они настаивали на разоружении всех противостоящих группировок, включая МВД и МО республики, при сохранении российских миротворческих сил. Почему же Россия ничего не сделала для того, чтобы эти предложения были приняты? Лишь после осложнения отношений с представителями ООН заместитель Козырева Чернышев пытался повлиять на делегацию РТ. Да и то без особых результатов.

Из всего этого следует вывод: Рахмонов и его политика выгодны Москве - только такой режим, марионеточный по сути, может гарантированно обеспечить России доступ к ресурсам и промышленности Таджикистана. Чем еще республика может расплатиться за долги, за политическую и военную поддержку?

И с точки зрения целесообразности, и с моральных позиций такой подход не соответствует национальным интересам нашего государства:

  • Рахмонов неизбежно станет усиливать конфронтацию до полного вытеснения своих политических конкурентов, а это - вступление гражданской войны на новый уровень. И как следствие, окончательное расчленение республики на враждебные Душанбе квазигосударства, утрата влияния России в них (даже в таких традиционно лояльных к ней областях, как Ленинабадская и Бадахшан);
  • РФ должна будет постоянно наращивать свое военное - оккупационное по сути - присутствие в Таджикистане. Все это грозит в точности повторить синдром Афганистана с тяжелыми экономическими, политическими и моральными последствиями для России;
  • политика кулябского правительства уже сейчас вызывает сильное раздражение соседей Таджикистана, прежде всего Узбекистана и Киргизии. Россия может лишиться своих позиций во всем среднеазиатском регионе, в то время как другие государства, в первую очередь Турция и Иран, усилятся.

 

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | второе полугодие 1994 г. № 2 | Таджикистан

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх