новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | первое полугодие 1994 г. № 1 | Россия в поисках новой идеологии партии в условиях "быстрой" смены идеологических парадигм

РОССИЯ В ПОИСКАХ НОВОЙ ИДЕОЛОГИИ ПАРТИИ В УСЛОВИЯХ "БЫСТРОЙ" СМЕНЫ ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ ПАРАДИГМ

Развитие политического процесса в России шло рука об руку с острой идеологической борьбой. Причем идеология пролагала путь политике, либо служила целям ее апологетического оправдания. В целом те или иные идеологические доктрины закладывались в основу деятельности вновь рожденных политических партий и движений. Уже в 60-х годах были сформулированы два крайних идеологических полюса, ориентированных на политическую модернизацию России, - перенесенная на российскую почву модель западной либеральной демократии (А.Сахаров) и консервативно-почвенническая модель посткоммунистического развития России (А.Солженицын). Соответственно, и в так называемом диссидентском российском движении эти полюса существенно разнились друг от друга, сходясь в общем неприятии коммунистической действительности. Попытки Ю.Андропова провести модернизацию коммунистического режима "сверху" ощутимого результата не дали в связи с краткостью его правления.

Поэтому приход к власти М.Горбачева открывал для общества заманчивую перспективу борьбы с " застоем ". К этому моменту западными идеологами (в первую очередь, З.Бжезинским) была сформулирована и схема посткоммунистического развития СССР и других социалистических стран (коммунистический тоталитаризм - толерантный авторитаризм - демократия). Этот взгляд З.Бжезинского на российской почве достаточно энергично пропагандировали А.Мигранян и И.Клямкин.

Однако развитие России пошло по более сложной и противоречивой схеме:

  • коммунистическая "либерализация" (горбачевская "перестройка")
  • антикоммунистическая фаза и торжество радикального либерализма (деятельность Ельцина и "Демроссии" с августа 1991 г. - по сентябрь-октябрь 1993 г.)
  • "просвещенный" авторитаризм (нынешняя фаза)
  • националистический неототалитаризм (будущая фаза российского политического развития).

Безусловно, каждая из фаз не отделена одна от другой непреодолимой стеной, они как бы "прорастают" друг в друга в процессе эволюции общества. Но в целом подобная схема позволяет дать общую характеристику того или иного этапа политического развития России и выделить господствующую идеологическую парадигму каждого из них.

Горбачевская "перестройка" в качестве коммунистической "либерализации" имела целью построение гуманного социализма, введение "гласности", вхождение в общечеловеческую цивилизацию. Однако на практике "либеральный вирус" достаточно стремительно разложил как сами структуры КПСС, так и другие консоли "тоталитарной" власти.

КПСС как аппаратная бюрократическая структура не поддавалась реформации. С этим связано образование (с 1988 г.) "реформаторами-коммунистами" широкой сети политических клубов по всей стране - "Демократическая перестройка", "Перестройка-88", "Народное действие", "Социалистическая инициатива", "Московский Народный фронт" ит.д.Ряд функционеров этих организаций в 1989 г. был избран в народные депутаты СССР - Ю.Афанасьев, С.Станкевич, Т.Гдлян и другие.

Однако раскол КПСС в условиях отсутствия реформации снизу и господства парталпарата был неизбежен. К январю 1990 г. относится формирование внутри КПСС "Демократической платформы КПСС" (лидеры В.Лысенко, С.Сулакшин, В.Шостаковский, а также Ю.Афанасьев, Н.Травкин, Т.Гдлян). Цель этого объединения - провести демократические преобразования внутри КПСС и в обществе в целом.

Однако попытки реформировать КПСС изнутри окончились провалом на 28 съезде КПСС, что повлекло за собой создание в 1990 г. на базе "Демплатформы" самостоятельной Республиканской партии Российской Федерации. К этому же времени (декабрь 1989 г. - май 1990 г.) относится и создание в острейшей борьбе "Демократической партии России". В числе ее основателей были М.Салье, И.Константинов, Л.Пономарев, В.Кригер, Г.Каспаров, А.Мурашов и другие, но затем единоличным лидером партии стал Н.Травкин. Многочисленные расколы и отколы в конце концов привели к переходу ряда ее сторонников в "Демократическую Россию".

Из "коммунистов-реформаторов" и многих членов "Демплатформы" происходило формирование и другой организации- "Социал-демократической партии Российской Федерации", учредительный съезд которой состоялся в мае 1990 г. (лидеры П.Кудюкин, А.Оболенский, О.Румянцев, Б.Орлов, Л.Волков).

Именно эти три партии социал-демократической ориентации составили наряду с другими движениями ядро "Демократической России". Их лидеры входили в состав Межрегиональной депутатской группы на съездах народных депутатов СССР с июля 1990 г.

Попытки "улучшения" социализма окончились крахом, что повлекло за собой радикализацию партий социал-демократической направленности, с одной стороны, и образование в 1990г. "правого" крыла КПСС - "Компартии РСФСР" (лидер И.Полозков).

С избранием в 1990 г. депутатов российского "парламента" и Б.Ельцина в качестве председателя ВС РСФСР (май 1990 г.) закончился этап "коммунистической либерализации" -горбачевской "перестройки "сверху".

Антикоммунистическая фаза посткоммунистического развития тесно связана с другой политической силой - "Демократической Россией". Именно эта сила доминировала на политической сцене в 1990-1991 гг. Именно "Демроссия" стала ядром антикоммунистической оппозиции в стране. Это движение сформировалось на базе депутатского блока " Демократическая Россия "(около ста народных депутатов РСФСР), межрегиональной депутатской группы, действовавшей в союзном парламенте, и Московского объединения избирателей, своеобразного клуба столичной либеральной интеллигенции. Учредительный съезд движения "Демроссия" состоялся 20-21 октября 1990 г. в Москве. Среди делегатов съезда было 165 представителей общественных организаций и партий, 23 народных депутата СССР, 104 народных депутата РСФСР. Лидерами движения на том или ином этапе являлись - Ю.Афанасьев, А. Мурашов, Л.Пономарев, Г.Попов, Г.Якунин, Г.Старовойтова, Ю.Болдырев, Л.Бат-кин, В.Шейнис, Ю.Черниченко, В. Боксер, И.Заславский, П.Кудюкин, Л.Шемаев, М.Аксючиц, М.Астафьев, В.Лысенко, О.Румянцев, Ю.Рыжов, Т.Гдлян и другие. Триумф "Демроссии" - избрание в июне 1991 г. президентом РСФСР Б.Ельцина. Цели движения: приоритет прав и интересов личности над правами и интересами государства, устранение с политической арены КПСС, реализация права наций на самоопределение (доктрина А.Сахарова), выход России из состава СССР, создание социальной рыночной экономики путем приватизации и ряд других подобных мер. По существу после августа 1991 г. все эти цели и легли в основу деятельности президента России и российского правительства.

Для понимания того, почему фактическая реализация целей "Демроссии" была сопряжена с тяжелейшим социальным и политически кризисом в стране и почему сегодня это движение сошло на нет, необходимо обратиться к реалиям социальной жизни в России. Это также важно для понимания "феномена Жириновского" и для уяснения причины смены Ельциным своей социальной опоры, то есть построения собственной власти на традиционных бюрократических и "силовых" структурах государства.

Непонимание этой сложной схемы развития посттоталитарного общества, радикальное стремление "сломать" коммунизм (а получилось по А. Зиновьеву - " метили в коммунизм, а попали в Россию ") и привело к политическому и идеологическому банкротству "Демроссии".

Вся история развития Российского государства - свидетельство укорененности жестко централизованных форм управления, когда социальное и национальное подчинены идее государственности (сначала монархической, затем коммунистической). Допущение здесь любой либерализации всегда вело к ослаблению вертикальной государственной структуры. В принципе несовместимы идеология и практика либерализма и демократизма, с одной стороны, и реальность государственного унитаризма - с другой.

Либеральные реформы в России с неизбежностью должны были взорвать (и взорвали) унитарную коммунистическую государственность. Однако в силу конкретных особенностей развития политического процесса на территории СССР это фактически привело к стихийному распаду союзной государственности и утверждению в экс-республиках "национальной" формы государственности, что с неизбежностью повлекло за собой и распад всех форм существовавшего полигосударственного сотрудничества. Идея государственности во всех бывших союзных республиках (пока за исключением России) связывается с узкопонимаемой " национальной идеей ". Отсюда - прямой путь к постоянным конфликтам и возможным войнам на территории бывшего Союза. Даже сама вероятность такого исхода заставляет более пристально взглянуть на наше прошлое и возможное будущее.

Крах советского общества означает не только крах тоталитарного "имперского" государства, но, на наш взгляд, и почти неизбежный распад "демократических" форм государственности, идущих ему на смену. Органы власти сталкиваются сегодня уже не с внена-циональным большевистским режимом, ас новым для нас феноменом - воинственным и зачастую агрессивным национализмом. Расширяющиеся этнические конфликты на геополитическом пространстве бывшего СССР показывают как неподготовленность российских властей к подобному развитию, так и односторонность и ограниченность интеллектуальной элиты в осмыслении принципиально новой политической реальности. Вместе с тем без осознания глубины нынешних национальных проблем невозможна эффективная политика строительства новой российской государственности.

В силу глубинных противоречий в СССР просто не могла не возникнуть "перестройка" по Горбачеву. Но он же по причине своего происхождения и личных качеств должен был зайти и зашел в тупик в деле перекрашивания коммунистического общества в демократическое. Драмой для народов Советского Союза обернулся сам процесс "ре-форматорства". Шесть лет в стране его возглавляли коммунистические функционеры, стремившиеся путем аппаратного маневрирования провести улучшение системы (перестройку). Это было заведомо невозможно. Попытки Горбачева реформировать существовавшую систему привели к логическому итогу - краху и ликвидации самого коммунистического режима. Однако, отринув прошлое, мы не могли создать жизнеспособной модели управления, социальная динамика приобрела стихийный характер. Более того, с крахом союзного государства поставлен вопрос о возможности существования единой государственности на территории не только "бывшей", т.е. входившей в состав СССР, но и "современной", независимой России. И дело здесь не в "подрыве" государства либо в некомпетентности руководства (этот факт очевиден), а в обнажении фундаментальных основ жизнедеятельности общества и государственности, заложенных здесь глубинных объективных противоречиях, разрывающих сегодня страну.

Современное освободительное движение у нас в стране началось под лозунгами демократии, свободы, прав личности. Других, собственно, и не могло быть. Тоталитарное "социалистическое" государство воплощало завершенность истории (как это ни парадоксально, оно ближе гегельянскому пониманию в качестве "завершенного", идеального государства), а сама тоталитарная природа большевистской власти вела к господству этого "государства" над личностью, любым социумом, будь то нация, конфессиональное либо светское образование. Тоталитарное "государство" - это сила, стоящая над личностью и обществом.

Современное государство - сложный политический механизм поддержания равновесия и согласования интересов различных социальных, в том числе этнических, культурных, религиозных и т.п. слоев и групп. Демократия является лишь одним из инструментов строительства и поддержания такого государства.

В демократическом государстве носителем суверенности выступает личность, добровольно самоидентифицирующаяся с существующей социальной средой (культурной, религиозной, национальной, политической и т.д.). Только в силу такой добровольной самоидентификации через ряд промежуточных механизмов нация и государство становятся носителем суверенитета как добровольно агрегированного суверенитета свободных личностей - граждан общества.

Эта сложная ткань гражданского общества у нас напрочь была разрушена большевистским правлением. И "введение" демократии не породило и не могло породить в одночасье правовое государство. Мы получили модель "стихийной демократии", крайне неустойчивой, переходной формы правления, способной быстро эволюционировать в самых неожиданных направлениях.


 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | первое полугодие 1994 г. № 1 | Россия в поисках новой идеологии партии в условиях "быстрой" смены идеологических парадигм

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх