новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | первое полугодие 1994 г. № 1 | Приднестровье

ПРИДНЕСТРОВЬЕ

Ситуация в регионе с начала года претерпела ряд существенных изменений. Рубежами их можно считать февральские парламентские выборы в Молдавии и переговоры М.Снегура и И.Смирнова в конце апреля, которые в основном и задали импульс нынешнему ходу событий.

В начале года Приднестровье оставалось одним из самых взрывоопасных регионов, способных превратиться в мощный фактор политической нестабильности не только в Молдавии, но и в России и на Украине. К концу января произошел почти окончательный разрыв Левобережья с Правобережьем Молдавии. В экономическом отношении это проявилось во введении Тирасполем своей собственной финансовой системы с использованием прежних советских денег. Кроме того, происходило ужесточение приднестровской таможенной политики.

В политике конфликт усугубился бойкотом Приднестровьем досрочных парламентских выборов 27 февраля, а также введением на территории ПМР особого положения, полностью устраняющего какую-либо возможность для Кишинева влиять на политическую жизнь в регионе. Таким образом, к февралю проблема политического статуса ПМР приблизилась к самой верхней критической отметке.

Одновременно происходило ухудшение экономической и политической обстановки в регионе. Введение собственной валюты - так называемых "сувориков" - сопровождалось заметным разбалансированием потребительского рынка, снижением жизненного уровня граждан, что было чревато расколом социальной базы приднестровской государственности.

Учащались случаи конфликтов на национальной почве между жителями различных сел с преимущественно моноэтническим населением . Этнические конфликты особенно опасны в районе Бендер и Дубоссар, где наряду с отрядами милиции, подчиняющейся правительству ПМР, присутствуют подразделения молдавской полиции.

Продолжались провокационные действия руководства Молдавии, а также антирусская кампания по поводу "дела И.Илашку". Все это настолько обостряло отношения между Кишиневом и Тирасполем, что власти Приднестровья вынуждены были усиливать пограничные и милицейские кордоны. А это, в свою очередь, дало повод молдавской стороне для обвинения ПМР в подготовке военного конфликта.

Все эти события происходили на фоне фактического отсутствия у правительства РФ и руководства ее Вооруженных Сил четкой стратегии в отношении ПМР. С одной стороны, Россия объективно противостояла поглощению региона Молдавией. С другой же, демонстративно дистан-цировалась от правительства Тирасполя. Такая политика способствовала обострению внутреннего положения в Приднестровье, одновременно усиливая раскол молдавского общества.

Характерной особенностью данного этапа приднестровского конфликта явилось то, что центр тяжести его переместился с точки кишиневско-тираспольского противостояния к борьбе за власть внутри самих конфликтующих сил.

Февраль-апрель 1994 г. внесли много нового в развитие приднестровской проблемы. Содержание конфликта и воздействующие на него факторы остались в основном прежними, однако ряд событий внутриполитического свойства в Кишиневе и Тирасполе, а также корректировка курса России сдвинули течение ситуации в новое русло.

27 февраля в Молдавии состоялись парламентские выборы. Хотя приднестровские власти официально их проигнорировали, тем не менее препятствий для участия в выборах населению республики не создавали (всего из жителей левого берега проголосовало свыше 4 тыс. человек).

Уже в ходе подготовки выборов наметились значительные сдвиги в отношении руководства Молдавии к вопросу о статусе южного и восточного регионов: в ходе поездок в Комрат первых лиц, в том числе и М.Снегура, было обещано, что этот вопрос будет первым в повестке дня нового парламента (в обмен на это Верховный Совет Гагаузии заявил о намерении участвовать в выборах).

Итоги же выборов показали, что такая позиция получила более прочные основания. Свыше 65% депутатов нового парламента - представители левых партий, стоящих на умеренно-патриотических позициях. Левый блок также наиболее широко представляет интересы национальных меньшинств.

Важным обстоятельством, сдерживавшим возможность кишиневско-тираспольских переговоров, являлся вопрос о присоединении Молдавии к Румынии. Категоричность позиции приднестровских лидеров во многом основывалась на таком варианте развития событий. Однако вслед за выборами в парламент состоялся социологический опрос населения Молдавии (в котором также официально не участвовало Приднестровье, но участвовали гагаузы) об отношении к ее статусу независимого государства. Целью опроса было выяснение, какая часть граждан готова поступиться независимостью для объединения республики с Румынией. Результат - свыше 90% настроены против этого. Таким образом, фактор румынизации стал резко терять свое значение.

Наметилось изменение и национальной политики нового молдавского руководства. Это проявилось прежде всего в вопросе о государственном языке. Незнание государственного (т.е. румынского) языка для подавляющего большинства немолдаван стало препятствием для профессиональной карьеры. Новый парламент приостановил действие постановления правительства о проведении экзамена на знание государственного языка.

Все эти обстоятельства явились необходимыми предпосылками для развития контактов между Кишиневом и Тирасполем, и в конце апреля впервые произошла встреча лидеров обеих противоборствующих сторон - М.Снегура и И.Смирнова. Было принято совместное заявление, в котором содержалась договоренность о начале переговорного процесса о правовом статусе ПМР. Кроме того, был также подписан ряд соглашений в социально-экономической области.

В мирном исходе конфликта и достижении компромисса жизненно заинтересованы обе стороны. Весьма показательно то, что встреча произошла в пригороде Тирасполя, а это на дипломатическом языке означает демонстрацию доброй воли Кишинева. В свою очередь, президент ПМР И.Смирнов сделал ответный жест, заявив о своем удовлетворении от увиденного им искреннего стремления молдавской стороны.

В искренность внешних проявлений обоюдной заинтересованности заставляет поверить анализ экономической ситуации. Приднестровская экономика, более или менее стабильно развивавшаяся до осени 1993 г., к тому времени оказалась фактически лишенной финансовой основы. В свою очередь, Молдавия не в состоянии существовать без электроэнергии, на 90% вырабатываемой на левом берегу Днестра.

В этой связи необходимо отметить некоторые шаги России, наконец-то продемонстрировавшей какую-то последовательность в деле урегулирования конфликта. Вряд ли случайным является то, что в середине апреля в Молдавию прекратились поставки российского газа (повод - задолженность Молдавии в 100 млн. долл.). И хотя через некоторое время подача газа возобновилась (в сокращенном, правда, объеме), Кишинев получил возможность реально представить последствия недовольства России ходом предстоящих переговоров.

Начиная с апреля по настоящее время кишиневско-тираспольский диалог не дал существенно нового в сравнении с заявлением президентов Молдавии и ПМР от 28 апреля сего года. Однако некоторые обстоятельства дают основания надеяться на обоюдное сохранение доброй воли к выходу из конфликта. Это, в первую очередь, касается проявления острой заинтересованности в развитии экономических связей и со стороны Кишинева, и со стороны Тирасполя. Во-ьторых, уже произведенные серьезные уступки Гагаузии со стороны правительства Молдавии. В июне впервые кишиневские руководители согласились с постановкой вопроса о возможности для Гагаузии автономии со статусом "национально-территориального образования".

В-третьих, Тирасполь стал явно более сдержанным в демонстрациях своей неприязни к кишиневским руководителям, а в выступлениях президента ПМР И.Смирнова заметно стремление к конструктивности. Так, например, он признал, что требование "государственно-правового" статуса Приднестровья нуждается в корректировке.

Таким образом, появились все признаки того, что ситуация стала существенно менее напряженной.

Вместе с тем еще очень рано делать вывод о необратимости мирного процесса. Не говоря уже о субъективных настроениях сторон, препятствиями к соглашению могут стать и вполне объективные обстоятельства.

Первым в этом ряду следует назвать правовой аспект создания самого независимого государства - Республики Молдавия. Единственной юридической основой ее суверенитета являются Беловежские соглашения Ельцина, Кравчука и Шушкевича, своевольно отменивших Конституцию СССР. Все это делает ненадежной гарантию суверенитета уже сейчас, а со временем создаст массу проблем (в частности, создание механизма конституционного контроля над Приднестровьем в случае, если ПМР получит лишь статус автономии в составе Молдавии). Поэтому есть все основания предполагать, что ожидаемое соглашение может быть достигнуто лишь в рамках тактического компромисса - для решения экономических, но никак не политических задач. Таким образом, весь переговорный процесс может уже изначально пройти лишь по поверхности, не приведя к окончательному стабильному результату.

Во-вторых, любой компромисс, предназначенный для упорядочения экономических проблем, в конечном счете более выгоден Тирасполю, чем Кишиневу. Укрепление промышленного Левобережья, в случае восстановления хозяйственных связей, неизбежно будет сопровождаться превращением Правобережья в сельскохозяйственный и сырьевой придаток. Все это не могут не учитывать в Кишиневе, особенно если принять во внимание настойчивое желание приднестровцев войти в рублевую зону. Исходя из этого, размеры тактических уступок Молдавии едва ли могут быть значительными.

В-третьих, политическая стабильность на обеих территориях весьма относительна. В Кишиневе под влиянием внешних и внутренних обстоятельств может возрасти влияние националистов, а в Тирасполе - произойти политический раскол, во многом спровоцированный конфликтом между руководством 14-й армии и лидерами ПМР.

Все эти обстоятельства (в особенности первое и второе) так или иначе уже начали проявляться в июне-июле сего года. Несмотря на довольно активное взаимодействие в решении экономических и некоторых социальных вопросов, мало заметно стремление и Кишинева, и Тирасполя к ускорению политического урегулирования. Затормозился переговорный процесс и между Кишиневом и Комратом.

В этих условиях решающим фактором для достижения соглашения является последовательная позиция России. Суть этой позиции на данном этапе заключается в поддержании переговорного процесса, при стимулировании его всеми имеющимися экономическими и политическими средствами. Не последнюю роль здесь может сыграть и правовое посредничество, или даже арбитраж России как правопреемницы СССР.


 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | первое полугодие 1994 г. № 1 | Приднестровье

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх