новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | первое полугодие 1994 г. № 1 | Таджикистан

ТАДЖИКИСТАН

В нынешнем году конфликт развивался под воздействием следующих факторов:

  • борьба политических группировок, принявшая вооруженную форму;
  • борьба внутри группировок, выражающая различия политических и этнических интересов;
  • развитие гражданской войны в Афганистане;
  • позиция России и других стран СНГ;
  • проблема таджикских беженцев на территории Афганистана;
  • политика внешних сил, прежде всего - характер и размеры их помощи исламистским группировкам и афганским моджахедам;
  • настроения населения в зонах активных действий, включая таджикско-афганское приграничье.

Позиция главных из противостоящих правительству сил поначалу оставалась непримиримой. Однако в январе в ней появились новые мотивы тактического свойства. Если прежде лидеры оппозиции заявляли об абсолютной невозможности переговоров с правительством, то теперь такая вероятность не отрицается, но выдвигается условие вывода российских войск и пограничников из Таджикистана. Одновременно исламисты заявили о своей открытости для переговоров с Россией. Однако обусловили возможность этого прекращением поддержки российской армией нынешнего правительства Таджикистана. Таким образом, налицо стремление внести раскол в фактический союз официальных кругов России и Таджикистана все с той же целью - завоевания политической власти в республике.

Правительственный кризис, вызванный непрекращающейся борьбой кулябского и ленинабадского кланов, проявился в значительных перестановках в руководстве республики (прежде всего - отставка премьер-министра А.Абдуллоджанова, представителя ленинабадского клана). Раскол в "верхах" удалось предотвратить, однако расклад политических сил в республике существенно изменился.

Зимой консолидация антиисламистских сил стала более отчетливой, благодаря возобновлению деятельности КП Таджикистана (конец декабря 1993 г.). Сейчас в Худжанде, Душанбе и других крупных городах республики насчитывается около 60 тысяч коммунистов.

Таким образом, политическая ситуация в Таджикистане еще более обострилась. И лишь благодаря отсутствию достаточного перевеса сил у какой-либо из сторон сохранялось неустойчивое равновесие. Вместе с тем более четко обозначилась тенденция к "ливанизации" конфликта, то есть к расколу всех враждующих блоков на множество самостоятельных группировок, преследующих собственные политические цели.

Наиболее сложным фактором, определяющим ситуацию в Таджикистане остается гражданская война в соседнем Афганистане. Подписанный во второй половине декабря договор о дружбе и сотрудничестве между двумя государствами (Рахмоновым и Раббани) создал некоторые предпосылки для урегулирования проблемы таджико-афганской границы. Однако начавшиеся вскоре после этого военные действия против президента Афганистана со стороны Хекматиара и генерала Дустума практически свели на нет результаты соглашения.

Союз Хекматиара и Дустума опасен не только из-за того, что он направлен против Раббани, пошедшего на сотрудничество с таджикским правительством, но и потому, что он способен усилить влияние фунда-менталистов в северных провинциях Афганистана, граничащих с Таджикистаном и другими республиками Средней Азии. Кроме того, сам факт ужесточения военных действий еще более дестабилизирует обстановку в приграничных районах. Представляется не случайным ракетный обстрел 12-ой заставы Московского п/о в начале января этого года, произведенный с территории Таджикистана: изменение обстановки в Афганистане не могло не затронуть интересов таджикских исламистов и побудило их активизировать свою деятельность.

К концу зимы ситуация в Таджикистане в целом продолжала усложняться. Контроль правительства над ситуацией становился все более эфемерным. Криминальный беспредел, произвол местных властей, коррупция стали чуть ли не главным содержанием общественной жизни. Все это еще усугублялось сознательным нагнетанием напряженности вокруг проблемы русских, запугиванием и терроризированием их.

Борьба оппозиции с правительством, несмотря на ее раскол, приобрела еще более непримиримый характер и новые формы. От прямых столкновений с правительственными и российскими войсками до террористических актов против политиков и отдельных военнослужащих. Усиливается антирусская и антиправительственная пропаганда среди дехкан и интеллигенции.

Весной-летом нынешнего года конфликт в Таджикистане все больше и больше теряет всякие очертания и приближается к настоящему хаосу. В самом общем виде развитие ситуации можно сравнить с тем, что происходило 4 года назад в Афганистане: раскол общества по этническому, клановому и даже родовому признакам на бесчисленное множество враждующих между собой группировок. Общей является и причина: образовавшийся в результате самоустранения Москвы вакуум власти.

Характеристика нынешней ситуации

1. Острейший кризис власти. Сегодня Таджикистан представляет собой множество мелких феодальных княжеств, находящихся друг с другом и с центральной властью либо в состоянии войны, либо - временного тактического союза, основанного на военном интересе. Власть душанбинских структур в основном заканчивается на границах Вахшского района в 40 км от столицы.

2. Политический кризис. С лета 1992 г., когда линия политического противостояния проходила между двумя силами - условно говоря - "правительственными" и "оппозиционными", раскол усилился и стал множественным. Относительную прочность сохраняют лишь объединения и группировки на клановой или земляческой основе. С этим связан и хаос в политических программах и ориентациях. Во главу угла ставятся не общенациональные интересы и необходимость найти выход из кризиса, а интересы борьбы за власть.

3. Экономический кризис. Финансовая система разрушена, ощущается острый дефицит наличных денег. С этим связан паралич торговли. Все более набирает силу тенденция натурализации всей хозяйственной жизни. Общим фоном этого является развал промышленного производства.

4. Кризис общественных отношений. Разрушение современного производства и государственного порядка, дающего гарантии бытовой и общественной жизни, привело к феодализации и криминализации всех отношений в обществе. Люди вынуждены примыкать к тем или иным бандитским формированиям, чтобы получить от них какую-то защиту. Это еще более углубляет пропасть между официальной властью и населением. Одновременно происходит и криминализация самой власти: во главе важнейших министерств и других правительственных структур стоят люди с уголовным прошлым.

5. Обстановка на таджикско-афганской границе. С начала июня сего года на границе произошло около 30 провокаций со стороны афганских моджахедов и таджикских исламистов (всего за полгода произошло свыше 130 провокаций). Явно проступает тенденция к обострению ситуации. Однако на сегодня есть некоторые основания говорить о том, что крупномасштабной военной операции со стороны оппозиции не будет.

Во-первых, благодаря последовательным действиям российских военных произошло значительное укрепление оборонных рубежей, и едва ли оппозиция располагает достаточными наступательными средствами, чтобы рассчитывать на успех операции.

Во-вторых, лагеря по подготовке боевиков, расположены в различных зонах контроля афганских оппозиционных формирований. Сейчас в Афганистане идут активные военные действия между Хекматиаром и Дустумом, с одной стороны, и Шах Масудом, с другой. Эти лагеря часто становятся объектом нападений. Тем самым ухудшается возможность подготовки боевиков, они вовлекаются во внутриафганские "разборки", что мешает координации военных операций против Таджикистана.

В-третьих, в рядах оппозиции также нет единства, поэтому создать мощный кулак из исламистских отрядов, с помощью которого только и можно провести крупномасштабную акцию, вряд ли удастся.

Исходя из этого можно сделать вывод, что участившиеся вылазки боевиков носят исключительно провокационный характер, с целью нагнетания обстановки, устрашения российских пограничников, либо для срыва межтаджикских переговоров, проходивших в июне в Тегеране.

Характеристика межтаджикских переговоров

Резко отличаются друг от друга проекты соглашений, представленные обеими сторонами. По предложению правительства, следует разоружить оппозиционные отряды и силы самообороны, а также произвести некоторые кадровые изменения в МВД. Миротворческим же силам - придать статус миротворцев ООН. Оппозиция настаивает на всеобщем разоружении (в том числе и силовых министерств). Единственными вооруженными силами признаются миротворцы.

Таким образом, правительственный проект предполагает сохранение всей полноты власти в руках официального Душанбе. И становится понятным, почему сами переговоры неоднократно откладывались (с 4 июня) именно по его инициативе, а также почему состав душанбинской делегации столь непредставителен (ее возглавляет министр труда и занятости). Правительство немногого ждет от переговоров.

Для национальных интересов Таджикистана, да и России, куда более приемлемым представляется под ход оппозиции. При его реализации под жестким российским контролем следует ожидать, что

  • всеобщее разоружение разрядит обстановку;
  • влияние России в Таджикистане резко возрастет;
  • с возвращением из Афганистана беженцев снизится давление на ситуацию извне.

Однако для правительства Таджикистана это будет означать начало утраты власти.

Подводя итог оценки положения на июль 1994 г., можно заключить, что, несмотря на межтаджикские переговоры, улучшения ситуации в ближайшее время не будет, как по объективным, так и по субъективным причинам.

Политические процессы в национальных регионах России и в бывших союзных республиках, таких как Молдавия, Таджикистан и некоторые другие, в целом подвержены воздействию двух противоположных тенденций: дезинтеграционной (находящейся на фазе затухания, но временами резко набирающей силу) и реинтеграционной (проявляющейся пока лишь на уровне предпосылок, но имеющей назначение стать реальностью, адекватно снимающей нынешние противоречия).

Во взаимодействии этих тенденций формируется не только местная политика, не только политика России (которая уже не в состоянии ограничиваться "суверенизацией" и все чаще вынуждена обращаться к идеям "державности" и "патриотизма"), но и настроения и ориентации населения. Пока рано говорить, что народ в полной мере осознал суть и смысл происходящего, однако создавшиеся условия жизни все активнее подталкивают к действиям, объективно направленным на прекращение дальнейшей атомизации. Все это улавливается политиками и создает условия для формирования программ борьбы за власть под лозунгами "Великой России", "восстановления СССР", "нового союза народов" и т.п. В обозримой перспективе такие настроения будут нарастать, и именно они станут определять характер всей политической жизни на окраинах бывшего СССР и в регионах России.

 Публикации | Р о с с и я : мониторинг, анализ, прогноз | первое полугодие 1994 г. № 1 | Таджикистан

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх