новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Основные тенденции политического развития России | Сентябрь 1994 г.

СЕНТЯБРЬ 1994 г.

Состояние общества и власти. В целом в истекшем месяце продолжали действовать долгосрочные тенденции, заложенные в самой кризисности российской ситуации. Новым здесь стало осознание все более широкими слоями российской политической элиты бесперспективности нынешнего развития. Сегодня данные нами ранее катастрофальные оценки российской действительности подтверждаются целой группой ученых и политиков.

Фонд “Реформа” (Л.Абалкин, С.Ассекритов, В.Бакатин, С.Фатеев, С.Шаталин) выступил с поддержкой С.Глазьева, дав непривычно резкие оценки экономической ситуации в стране. Авторы обвиняют правящие круги в “прямой лжи” с целью скрыть истинное положение дел в экономике. По их мнению, “спад производства, деиндустриализация страны имманентно присущи выбранному властями курсу и в его рамках не могут быть преодолены”, ...”Россия вступает в новую фазу кризиса, которая характеризуется необратимостью многих разрушительных процессов”. Авторы пишут о “катастрофическом разрушении сферы материального производства”, “о грозных признаках скорой промышленной деградации”, предупреждают, что “лимит времени практически исчерпан, поэтому, чтобы самые мрачные прогнозы не стали сбываться уже в конце текущего года, надо срочно предпринимать действенные меры по предотвращению катастрофы” [1]. Повторяем, что подобные оценки давались нами в помесячных аналитических обзорах в своего рода “рисковом”, “эксклюзивном” порядке. Сегодня катастрофичность положения начинает осознаваться и частью научной и политической элиты.

Имеющиеся частные прогнозы подтверждают такие оценки. Реальный объем промышленного производства в августе был примерно на 60% ниже предкризисного уровня января 1990 г. (в машиностроении — почти на 75%, в легкой промышленности — на 80%). В сентябре ожидается падение производства товаров народного потребления (по сравнению с сентябрем 1993 г.) на 27%, отечественной выработки мяса — на 24%, животного жира — на 28%, муки — на 29%, круп — на 59% [2]. Приведенные данные свидетельствуют о целенаправленном и планомерно осуществляемом разрушении и удушении отечественного производства, имеющими место на фоне откровенного бездействия и безответственности российских властей.

В этой ситуации сегодня все большее число даже западных аналитиков “не исключает вероятности возникновения в различных регионах России в конце ноября — начале декабря социальных взрывов” [3]. На возможность подобного развития политических событий мы также ранее указывали.

Продолжалась закулисная борьба различных групп влияния вокруг президента. Выделяется пять, либо восемь-десять конкурирующих друг с другом околопрезидентских групп. Сообщалось о противостоянии С.Филатова и В.Илюшина, А.Коржакова и М.Барсукова, С.Степашина и В.Ерина и т.д. [4]. Большинство аналитиков сходится во мнении об ослаблении позиций В.Черномырдина и усилении — Ю.Лужкова. Отмечается вероятность того, что в случае обострения социальной ситуации Б.Ельцин вполне может пожертвовать Черномырдиным и рядом членов его кабинета.

Свидетельством ожесточенных интриг вокруг Ельцина является и отставка председателя Роскомпечати Б.Миронова. Последний не является самостоятельной политической фигурой. Однако его высказывания лишь логически продолжают ряд аналогичных заявлений В.Костикова, М.Полторанина, В.Шумейко (ранее мы писали о них). Миронов сказал “лишнее” и “преждевременно”. Однако линия на жесткий контроль над средствами массовой информации реально проводится в жизнь. Представляется, что позиции консервативно-охранительной группировки будут усиливаться. Однако президент не придерживался и не придерживается четких идеологических установок (вчера “коммунист”, затем, попеременно, “демократ”, “антикоммунист”, завтра, возможно, “националист” и т.п.). Для него всегда доминировали соображения достижения и сохранения власти. Именно этим и вызвано наличие вокруг Ельцина группировок различной идейно-политической окраски, острая закулисная борьба между ними. Последнее позволяет президенту достаточно эффективно контролировать власть “в верхах” и открывает определенные возможности для верхушечных “номенклатурных” маневрирований.

Продолжается крупномасштабная смена общественных настроений. Последний пример — благожелательная реакция общества на оправдательный приговор в отношении В.Варенникова. В ходе всероссийского опроса, проведенного в августе 1994 г., события 19-21 августа 1991 г. 53% респондентов оценили как просто эпизод борьбы за власть в высшем руководстве страны, 27% — как трагедию, имевшую гибельные последствия для страны и народа, и лишь 7% — как победу демократической революции, покончившей с КПСС [5].

На наш взгляд, именно настроения 7% граждан современной России соответствуют точке зрения на происходящее в стране как развитие “демократии”. Выборочные опросы показывают, что всего 5,9% респондентов оценивают ситуацию в стране как обычную, 39,8% — как кризисную, 27,1% — как тревожную, а 22,0% и вовсе — как катастрофическую [6].

Резко возрос критический настрой ряда газет, ранее поддерживавших курс президента. С антипрезидентской риторикой стали выступать “Известия”, “Московские новости”, “Общая газета”. В последнее время к критикам режима присоединились П.Абовин-Егидес, А.Рыбаков, ряд резких интервью дал А.Солженицын. Особый сарказм вызвало у публицистов поведение Б.Ельцина в Германии (“дирижирование” оркестром полиции Берлина, прилюдное “исполнение” “Калинки”, неумеренность в потреблении алкоголя и т.п.). Наиболее резкой была публикация В.Максимова в “Правде”. Дав характеристику Ельцину как асоциальной личности, не способной руководить собственными поступками, В.Максимов делает вывод: “В результате вокруг него сформировался почти непроницаемый круг людей, состоящий из политических дилетантов, лукавых царедворцев и откровенных коррупционеров, гражданская и человеческая судьба которых целиком и полностью зависит от жизни и смерти их патрона. Какие уж там выборы, когда в случае поражения большинство из них ожидает скамья подсудимых! Причем обыкновенная, уголовная” [7]. Подобные оценки все шире распространяются в общественном мнении.

Общий вывод: политическая ситуация в стране все более “сползает” к лавинообразному, коллапсовидному разрушению сохраняющихся пока социальных, экономических и политических взаимосвязей. В этих условиях существующая власть вполне может прибегнуть к чрезвычайным, насильственным формам правления.

“Болезненные” точки политики и геополитические сдвиги. Наиболее остро ситуация в истекшем месяце сложилась в Чечне и вокруг нее. Причем позиция московского руководства оказалась крайне двусмысленной. С одной стороны, если Чечня остается частью России, то федеральное правительство должно использовать все средства для нормализации обстановки в регионе. С другой — провозглашение политики “невмешательства” во внутренние дела Чечни выводит ее де-факто из состава федерации. В целом складывается впечатление, что Москва не имеет в этом вопросе ясной политической линии, действует “экспромтом”, утрачивая инициативу на всем Северном Кавказе. Такая политика крайне недальновидна, поскольку стихийное развитие может привести (и очень быстро) к дестабилизации положения во всем этом регионе.

Состоялась очередная встреча правительственных руководителей стран СНГ. Положение в каждой из них сегодня острее, чем в России. Так, промышленное производство в СНГ в июле было ниже уровня декабря 1993 г. на 31%, в том числе в России и на Украине — на 27-28%, в Узбекистане и Таджикистане — 33-34%, Казахстане и Белоруссии — 36-37%, Армении и Молдавии — 44-45%, Киргизии и Туркмении — на 52%, Азербайджане — 57%, Грузии — 68% [8]. Сложилась парадоксальная ситуация: экономический распад ставит эти страны на грань “физического” выживания, политическая же форма абсолютного суверенитета закрывает дорогу к новой реинтеграции. Это противоречие сегодня не разрешить. Поэтому и все “мероприятия” в рамках СНГ будут малоэффективны, что подтвердила последняя встреча “в верхах”. На наш взгляд, без принципиальных крупномасштабных политических решений реинтеграция СНГ сегодня невозможна, хотя и жизненно необходима всем.

Выводом российских войск из Германии завершен процесс принципиальных геополитических изменений. И дело не только в утрате Россией своих геополитических позиций, но и в весьма возможной ее изоляции в “обрубленном” постсоюзном пространстве. И об этом в последнее время все откровеннее пишет отечественная печать. В частности, отмечалось, что “отношения России с бывшими партнерами СССР и даже его бывшими республиками находятся под самым жестким контролем извне... Конкретизируется перспектива возобновления холодной войны против основного наследника СССР... Наверное, она давно бы уже разразилась, если бы не российские долги, которые практичные заимодавцы не потеряли надежды вернуть... Похоже, что, вопреки иллюзиям многих российских политиков, для США Россия надолго останется потенциальным соперником, удержание которого в черном теле диктуется элементарным здравым смыслом” [9].

К аналогичному выводу приходит и бывший первый заместитель министра иностранных дел СССР Г.Корниенко: “Такой подход на деле означает стремление строить отношения с ними (постсоветскими республиками — Б.П.) не как с равноправными членами мирового сообщества, а в зависимости от того, в какой мере они готовы перестраивать по западному образцу и подобию свою внутреннюю жизнь и следовать в кильватере США во внешних делах” [10].

И это не только предположения. З.Бжезинский в одном из последних интервью был достаточно откровенен. “Россия сейчас не партнер. Это клиент... Россия — побежденная держава. После 70 лет коммунизма она проиграла титаническую борьбу... Не надо подпитывать иллюзию о великодержавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей... Россия сейчас — бедная, примитивная страна. За пределами нескольких городов Россия — как Индия”. Чтобы окончательно сбросить “имперскую” оболочку, по мнению З.Бжезинского, России потребуется 10-20 лет. И, разумеется, никакой добровольной реинтеграции постсоюзных республик (это “неоимпериализм”) [11].

Только сейчас руководство нашего внешнеполитического ведомства начинает “прозревать”. В интервью “Московским новостям” А.Козырев заявил: “С завидным упорством они (западные круги — Б.П.) тянут песню: не надо интеграции бывших союзных республик, никакой помощи российским миротворческим миссиям в СНГ. Порой сомневаешься, чего за этим скрывается больше — недомыслия или безответственности. А может, за подозрительностью к “неоимперским планам” Москвы скрываются собственные амбиции того же рода. Случайно ли вместо последовательного отхода от блоковой политики, столь естественного, когда не стало Варшавского Договора, новое издание “НАТО-мании” и “НАТО-центризма...” [12]. Откровенное, но достаточно запоздалое признание. А главное — полное отсутствие новых геополитических установок и соответственно адекватной нынешнему положению России доктрины внешней политики.

Представляется, что на выработку новой геополитической доктрины сегодня должны быть брошены все творческие силы, иначе Россия сойдет с исторической сцены как независимое и суверенное государство.

Сейчас мы имеем армию, лишенную четких геополитических ориентиров, морально и политически ослабленную, откровенно не доверяющую политическому руководству страны. Недавно опубликованные внутриармейские социологические опросы показывают, что лишь 37% военнослужащих положительно оценивают деятельность президента, 15% — Федерального Собрания, 20% — правительства [13].

Без комплексного анализа всех новых геополитических проблем российская сторона на любых переговорах (с США, Китаем, Японией, Западной Европой) лишена четких ориентиров и будет действовать в конце концов в русле западной политики, потенциально уже сегодня нацеленной против интересов России.

Общий вывод: на наших глазах происходят тектонические геополитические изменения, на которые российское руководство не в состоянии дать адекватный ответ в силу своей “прозападной” зашоренности и явного интеллектуального бессилия.

Выводы.

1. В сентябре все основные деструктивные тенденции сохранили свое действие (экономическая стагнация на фоне спада производства, разрушение отечественного рынка товаров производственного и потребительского назначения, общая деиндустриализация страны).

2. Впервые вся масштабность кризиса начала осознаваться частью политической элиты, но, к сожалению, не правительством, которое по-прежнему стремится уйти от осознания катастрофичности проводимого курса.

3. Сохраняется и усиливается борьба различных групп влияния вокруг президента. Не исключено, что вслед за удалением Б.Миронова в ближайшее время последуют другие кадровые перестановки.

4. Углубляются перемены в общественных настроениях. Около 90% активного населения рассматривают нынешнее положение в России как катастрофическое, либо кризисное, либо тревожное. Лишь 7% опрошенных положительно оценивают итоги событий 19-21 августа 1991 г.

5. Общий дрейф экономической и политической ситуации к своей разрушительной фазе увеличивает вероятность введения в стране чрезвычайных мер правления.

6. Правительство все более утрачивает контроль над регионами. События в Чечне и вокруг нее могут достаточно быстро дестабилизировать обстановку на всем Северном Кавказе.

7. Кризис в России и странах СНГ постепенно приобретает глобальный геополитический характер и может привести к непредсказуемым последствиям для всего евразийского континента.

8. Все более отчетливыми становятся скрытые замыслы определенных политических кругов на Западе по изоляции России в рамках искусственного геополитического пространства, возникшего вследствие распада Советского Союза.

9. Нынешнее политическое руководство России не имеет продуманной современной геополитической стратегии. Без такой стратегии будет утрачена роль нашей страны не только как “сверхдержавы”, но и как независимого и самостоятельного субъекта мировой политики.

1. Абалкин Л., Ассекритов С., Бакатин В., Фатеев С., Шаталин С. Называть вещи своими именами // Независимая газета. 1994. 30 августа.

2. Попов В., Френкель А. Как жили в августе. Как будем жить в сентябре // Аргументы и факты. 1994. № 36.

3. Гололобов Н. Осень-94. Время кадровых перестановок // Независимая газета. 1994. 6 сентября.

4. Лепехин В. Кто получит доступ к уху президента // Комсомольская правда. 1994. 30 августа.

5. Социологический опрос // Аргументы и факты. 1994. № 33.

6. Петухов В., Рябов А. Временный феномен апатии масс // Независимая газета. 1994. 17 августа.

7. Надгробие для России // Правда. 1994. 31 августа; см. также:

Шпаков Ю. Пара нот без протокола // Московские новости. 1994. 4-11 сентября.

8. Известия. 1994. 26 августа.

9. Максимычев И. Российские войска уходят из Германии // Независимая газета. 1994. 31 августа.

10. Корниенко Г. Закончилась ли “холодная война” // Независимая газета. 1994. 16 августа.

11. Тодрес В., Мазалова Д. Покер победителя // Сегодня. 1994. 19 августа.

12. Козырев А. С мечом миротворца // Московские новости. 1994.

4-11 сентября.

13. Армия глазами армии // Там же.

 Публикации | Основные тенденции политического развития России | Сентябрь 1994 г.

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх