новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Основные тенденции политического развития России | Октябрь 1994 г.

ОКТЯБРЬ 1994 г.

Состояние общества и власти. Общая экономическая ситуация в стране в октябре продолжала ухудшаться. Промышленность пребывала в депрессии на низшем уровне своей стагнации (рост на 1-2% в сентябре-октябре ничего принципиально не меняет). Небывалый кризис на валютном рынке на фоне ускоренного повышения оптовых цен сделал неизбежным новый виток инфляции. Финансовая система балансирует на грани развала. Участились остановки промышленных предприятий. В этой связи все заверения В.Черномырдина о “стабилизации” экономической ситуации оказались несостоятельными.

Подписан президентский указ о банкротстве и санации промышленных предприятий. Под установленный правительством критерий банкротства ныне подпадает не менее 70% из них. Это чревато дальнейшим ростом безработицы. К концу года она прогнозируется на уровне 6-7 млн. чел. (8-9% самодеятельного населения). С учетом неполной занятости (4-5 млн.) численность частично и полностью неработающих составит к концу года 10-11 млн. чел., то есть 14-15% самодеятельного населения. В отдельных районах уровень безработицы достигнет 25%. При этом ресурсы Государственного фонда занятости позволяют профинансировать лишь 3-4%-й уровень [1]. Безработица уже в ближайшее время может превратиться в запал массовых социальных выступлений и острого недовольства.

Правительство неспособно справиться со все углубляющимся кризисом, действует хаотично, не имеет ясной программы. В этих условиях в противовес В.Черномырдину в октябре стремительно стала выдвигаться фигура Ю.Скокова. Последний пытается концептуально обосновать альтернативную по отношению к правительственной линию хозяйственного поведения. В своих многочисленных статьях, опубликованных в текущем месяце, Скоков резко критиковал правительственный курс, “за которым может быть только общенациональная катастрофа”. Линия правительства, по его мнению, маскирует “наступление новой фазы кризиса и усиление деградации товарного производства”. Вывод Скокова: “У правительства нет оснований оценивать ситуацию как позитивную и продолжать считать себя вправе полностью и самостоятельно распоряжаться нашим настоящим и будущим” [2]. В свете все более настойчивых предположений о смене Черномырдина на посту премьера Скоковым подобные оценки носят более чем симптоматичный характер.

Продолжается смена массовых настроений, характеризующихся все большим отчуждением от власти. В ходе последнего общероссийского опроса общественного мнения, проведенного Институтом социологии и парламентаризма, были получены весьма красноречивые результаты. Нынешнюю экономическую ситуацию в стране 77% опрошенных считают “нетерпимой” либо “терпимой с трудом”, 11% — “вполне терпимой” и лишь 1% — “благоприятной”. 37% ощущают “социальное бесправие и беззащитность”, 39% — “страх за личную безопасность — свою, семьи, близких”. По мнению 52% опрошенных, “сегодня правительство не может рассчитывать на социальное терпение народа”. 73% — негативно относятся к деятельности президента, лишь 11% респондентов доверяют парламенту и 12% — нынешнему правительству [3]. Таким образом, наш прогноз о вакууме, провисании власти, лишении ее социальной опоры получает все более явное наполнение.

Однако, как отмечалось нами ранее, и оппозиция не получает сегодня массовой поддержки. Ее акции в годовщину трагических событий 3-4 октября подтвердили это с наглядностью. Сегодня пассивность общества имеет негативную окраску. Политическая ситуация у 64% россиян вызывает чувство тревоги либо страха. Сегодня политически активно готовы действовать 10-12% граждан. Это крайне высокая доля населения, могущая стать запалом для массовых социальных выступлений [4].

Резко падает рейтинг всех партий и политических лидеров. Реальное число членов партий, политических организаций и движений в России не превышает 3% взрослого населения. Ни один из политических лидеров не в состоянии выразить ныне совокупное мнение россиян (показатели даже ведущих политических лидеров не превышают 8%, а рейтинг А.Руцкого выше рейтинга Б.Ельцина). В этих условиях лидером общественных ожиданий части общества становятся силовые структуры. Впервые при ответе на вопрос, кто способен вывести страну из кризиса, армия и другие силовые ведомства вышли на первое место [5].

Резко усилились антипрезидентские настроения. Сегодня Б.Ельцина поддерживают не более чем 20% офицеров и прапорщиков [6]. Лишь 13% граждан относят президента к наиболее уважаемым государственным деятелям. Более 1/5 граждан винят Ельцина наряду с Руцким и Хасбулатовым за кровопролитие 3-4 октября 1993 г. [7]. В этих условиях в печать просочились сведения о создании по распоряжению президента вокруг Москвы “кольца” элитных частей, в число задач которых входят “ведение боевых действий в городских условиях, отработка штурмовых ударов по захвату зданий, борьба с массовыми беспорядками” [8].

В печати отмечалось, “что реализация в полном объеме указанных мероприятий сделает шансы проведения очередных президентских выборов (в установленные Конституцией сроки) практически равными нулю” [9]. В СМИ проникли и сведения о том, что Б.Ельцин намеревался в ходе последней встречи с Б.Клинтоном “прозондировать почву на предмет возможной реакции США в случае переноса сроков президентских выборов в России и продления его полномочий внеконституционным путем” [10]. Последующие заявления Б.Ельцина о проведении президентских выборов в “конституционные сроки” носят, на наш взгляд, успокаивающий характер. Повторяем, Б.Ельцин по стилю правления, своему характеру, стремлению избежать ответственности за последствия своих политических действий, “пожизненный президент”. Он пойдет на эти выборы только на своих условиях, обеспечивающих ему несомненную победу, либо предпримет все меры, чтобы таких выборов избежать.

Общий вывод: социальный и экономический кризис в стране приобретает всеобъемлющий и острый характер. Общественное развитие характеризуется все большей стихийностью и неуправляемостью. Все ветви власти бессильны противостоять разворачивающемуся процессу деструкции и занимают выжидательную позицию. В обществе растет скрытый потенциал недовольства, могущий выплеснуться в массовых акциях протеста. В этих условиях политическая борьба в России в скором времени может приобрести исключительно жесткий и непримиримый характер.

Борьба “внутри” и “вокруг” ветвей власти. В истекшем месяце обострилась борьба внутри и вокруг каждой из ветвей власти. Борьба “вокруг” и “за” президента была связана с двумя факторами: со стремлением самого президента найти “виновных” за провал президентско-правительственного курса и с борьбой различных групп влияния. Все это происходило на фоне скандала, связанного с последними зарубежными поездками Б.Ельцина. Практически вся печать откликнулась на неадекватность его поведения в ФРГ (пение “Калинки”, дирижирование), в Англии (неуместные тосты за принцессу Александру), в США (повторное публичное исполнение “Калинки”), в Ирландии (“проспал” встречу с премьер-министром). В этой связи в газетах стала открыто обсуждаться тема предполагаемого алкоголизма президента. Помимо И.Андронова (“Завтра”), В.Максимова (“Правда”) ее в резкой форме затронули П.Вощанов (“Комсомольская правда”), А.Дятлов (“Собеседник”) и даже Е.Яковлев (“Общая газета”) [11]. Давалась крайне отрицательная характеристика нравственных качеств Б.Ельцина. “Есть немало признаков того, — писал его бывший пресс-секретарь П.Вощанов, — что ныне он ощущает себя полновластным, а может, единственным хозяином России. Вот один из них: сегодняшнему Ельцину решительно все равно, какое впечатление он производит на россиян, какая молва идет о нем в собственном народе”. Вывод Вощанова: “Думаю, у Ельцина, как у политика, уже нет завтрашнего дня” [12]. Все это позволяет утверждать, что авторитет Б.Ельцина упал до критической точки.

Годовщина октябрьских событий также привела к подвижке массовых настроений. Сегодня сознание москвичей расколото: половина из них прямо или косвенно винит Ельцина, половина — Руцкого и Хасбулатова. Никакой опасности гражданской войны в сентябре-октябре 1993 г. не было, эти события имели только одну логику — логику борьбы за власть любыми доступными сторонам способами. Уже сегодня (а завтра еще в большей мере) ответственность за кровопролитие, гибель безвинных людей все весомей ложится на президента, поддержавшие его общественные силы и государственные структуры. Отсюда неизбежно стремление все большего круга политиков дистанцироваться в этом вопросе от президента, возложить на него и его ближайших сподвижников всю ответственность за октябрьские события.

На этом фоне в команде президента наметился раскол. Трудно судить, имеют ли реальную почву многочисленные спекуляции по поводу “письма” Ельцину Рюрикова, Сатарова, Костикова и Пихои, но их позиции явно ослабевают. Не исключено, что подобные настроения подогреваются борьбой С.Филатова и В.Илюшина за президента. Печать отмечает стремление Филатова усилить свои позиции, лоббируя назначения М.Бурлакова и А.Ильюшенко [13]. Не ясна история и с “приостановкой” подписанного Ельциным указа о замораживании заработной платы. Учитывая, что инициатором подготовки указа был В.Черномырдин, а его торпедирования — А.Лившиц (фигура несамостоятельная), то речь, видимо, идет о достаточно острых и скрытых противоречиях между премьер-министром, с одной стороны, и А.Шохиным, А.Чубайсом и поддерживающим их С.Филатовым — с другой. Во всяком случае, “напрямую” носить бумаги на подпись президенту имеют возможность В.Черномырдин, В.Илюшин, С.Филатов, А.Коржаков, П.Грачев, А.Ильюшенко. Неустойчивая ситуация в окружении Б.Ельцина чревата крупными кадровыми подвижками уже в ближайшее время, о чем мы писали и ранее.

Судя по всему, идет поляризация групп влияния и в правительстве. Обостряется борьба трех конкурирующих групп. Первая связана с ВПК и представлена О.Сосковцом, П.Грачевым, О.Лобовым. “Коммерческие” интересы этой группы частично выражаются через корпорацию “Росвооружение” (Е.Шапошников, косвенно — В.Шумейко). Интересы второй группы связаны с ТЭК, их выразителями в правительстве, в первую очередь, являются В.Черномырдин и Ю.Шафраник. “Коммерческие” интересы выражает “Газпром” (Р.Вяхирев). Третья группа, связанная с интересами АПК, представлена А.Заверюхой и В.Хлыстуном. Безусловно, в правительственных коридорах действуют и другие “отраслевые” и банковско-коммерческие лоббистские группы [14]. Различие интересов относительно самостоятельных групп влияния в высшем органе исполнительной власти парализует деятельность правительства, превращает его в своего рода “пожарную команду”.

Однако осевое различие в правительстве идет по линии сторонников “свободного рынка” (А.Шохин, А.Чубайс, А.Козырев), являющихся помимо своей воли проводниками “прозападной” линии, и приверженцев рыночно-регулятивной экономики (О.Сосковец, А.Заверюха, П.Грачев, О.Лобов), стремящихся приблизиться к особенным национальным условиям реформирования хозяйства. В.Черномырдин и Б.Ельцин в этой борьбе придерживаются “срединной” линии, конъюнктурно стремясь к упрочению собственных политических позиций. Не ясны и конкретные президентские цели “ужесточения” реформ. Ельцин дал понять, что и дальше будет поддерживать курс на создание “свободного рынка”, пытаясь соединить его с элементами государственного регулирования, при сохранении уровня промышленного производства и социальной защищенности населения. На практике это невозможно, поскольку названные цели исключают друг друга. Весьма вероятно, что в условиях обвального краха рубля, разбалансировки всей финансовой политики и неизбежного обвала всей структуры производства Ельцин сделает очередной крутой вираж, пойдя на усиление позиций “государственников” и выведя из правительства ключевых приверженцев “свободного рынка”. Безусловно, президент как фигура “управляемая” настроениями ближайшего окружения может принять и противоположное решение. Но оно однозначно будет вести к хозяйственному краху, да и окончательной потере Ельциным реального влияния.

Именно с этим связаны и закулисные интриги вокруг “обновления” правительства. Наиболее радикальным и приемлемым было бы введение в него группировки Ю.Скокова, отражающей реальные интересы национальных товаропроизводителей. “Осторожный” Ю.Скоков сегодня пошел на лобовую критику правительства, подверг уничтожающей критике вождей “либералов”, предложил реальную альтернативу курсу правительства В.Черномырдина [15]. Сегодня Ю.Скоков, О.Лобов, Ю.Петров резко усилили влияние на президента. В западных и российских СМИ было сообщение о “тайной” встрече Б.Ельцина и Ю.Скокова, в ходе которой последнему был предложен пост премьер-министра. Скоков, в свою очередь, якобы потребовал отставки О.Сосковца, А.Шохина, А.Козырева, П.Грачева и А.Чубайса [16]. Возможно, это сообщение — очередная “утка”. Однако после небывалого кризиса на валютной бирже однозначно можно прогнозировать масштабные кадровые замены в правительстве и существенную “корректировку” всего его политического курса (отставки Ю.Дубинина, В.Геращенко и возможная отставка В.Черномырдина — только начало этого процесса).

Жесткая кампания “МК” и “Завтра” против П.Грачева не является изолированной акцией. На наш взгляд, в стремлении “убрать” его с поста министра обороны сходятся намерения ряда политических групп: либеральной интеллигенции, недовольной поведением Грачева 3-4 октября 1993 г., внесистемной оппозиции режиму, части президентского окружения с участием В.Костикова, отражающего интересы этой политической группировки, и, наконец, самого Б.Ельцина, который несмотря на демонстративную поддержку Грачева сразу после октябрьских событий стремился и стремится дистанцироваться от него. Прогнозировать политическую судьбу Грачева сейчас сложно, но наложение вышеназванных политических векторов, работающих против него, с большой долей вероятности позволяет рассматривать отставку Грачева как реальную перспективу. Это, безусловно, повлечет за собой и большие кадровые изменения в руководстве МО и, возможно, изменения характера внутриэлитных отношений в нем. Однако такое развитие событий не будет, на наш взгляд, “моментальным”, а явится следствием определенной эволюции всех спектров политики Б.Ельцина. Мы намерены в будущих обзорах более подробно и тщательно рассмотреть вышеуказанные обстоятельства, связанные с борьбой вокруг и внутри армейского руководства.

Резко обострилась борьба в парламенте. Проведены слушания о исполнении правительством принятых законов, в ходе которых было оказано массированное давление и на президента. Падает влияние И.Рыбкина (“не защищающего” интересы Госдумы) и В.Шумейко (постоянно выступающего с внеконституционными инициативами и просто скандальными заявлениями). Госдума вообще отказалась рассматривать письмо Шумейко о продлении полномочий властей. В печати были жестко высмеяны утверждения Шумейко типа — “...ну если так грубо сказать, очень грубо, что такое оппозиция в России, то это экзальтированные истерические недомерки и усатые дураки...” [17]; либо его же примитивно-плагиаторские конструкции о превосходстве духовного над материальным, предпочтении нормального материального достатка богатству, превосходстве добра над злом [18]. Во всех случаях происходящее у нас на глазах “внезапное ухудшение финансово-хозяйственной конъюнктуры” резко активизирует антипрезидентскую и антиправительственную оппозицию в парламенте.

Однако сам парламент к радикальным действиям не готов. Из 12 конституционных законов принят лишь один — о Конституционном суде. В Госдуме сознательно отложено принятие законов “Об основах избирательного законодательства РФ”, “О порядке выборов Президента РФ”, “О Конституционном собрании”, других конституционных законов. Сегодня парламент законодательно не готов не только к досрочным выборам президента, но и к собственным перевыборам в 1995 г. На наш взгляд, за этим стоит весьма влиятельная линия президентско-правительственного лагеря, молчаливо поддержанная руководителями палат. Включение по настоянию оппозиции в график работы Думы некоторых из упомянутых законопроектов ситуацию в принципе не меняет.

Б.Ельцин, наконец, внес в Совет Федерации список из шести кандидатур в члены Конституционного суда, избрание которых разблокировало бы его работу. Все они неоднократно проявляли личную лояльность по отношению к президенту. И прежде всего это относится к М.Митюкову (не исключено, что он станет председателем суда), В.Савицкому, В.Туманову. В случае избрания этих лиц фактический контроль над КС перейдет в руки президента.

Общий вывод. Состояние власти в целом отражает состояние общества — неустойчивость, готовность к “молниеносным” подвижкам. Во всех структурах власти резко обострилась закулисная борьба, связанная с возможной сменой ряда политических ориентиров. В целом способность властей управлять социальной ситуацией стремительно падает. Не исключено, что уже в ближайшее время власть вынуждена будет решать ранее обозначенную нами дилемму — либо пойти на смену обанкротившегося курса, либо, продолжая его, прибегнуть к чрезвычайным, насильственным методам правления.

Выводы.

1. Развитие кризиса в стране обрело все черты неуправляемости. Обвал на валютном рынке демонстрирует всю неустойчивость финансовой и хозяйственной системы.

2. Началось открытое обсуждение судьбы правительства В.Черномырдина и возможных кадровых изменений в нем (назначение Ю.Скокова на любую должность в правительстве откроет “переходный” период для занятия им поста премьер-министра).

3. Резко обострилась закулисная борьба в администрации президента, здесь также возможны существенные перемены.

4. В условиях неспособности властей управлять кризисной ситуацией армия и другие силовые структуры выступили в массовом сознании на первое место по способности ее разрешить.

5. По причине “неадекватного” поведения президента в зарубежных поездках отмечается резкое падение его авторитета на фоне “критической” волны в СМИ.

6. В последнее время за кулисами власти резко возросло влияние Ю.Скокова, Ю.Петрова, О.Лобова. Не исключено, что именно они составят кадровый резерв возможных замен в правительстве.

7. Весьма вероятно перерастание в ближайший период политической борьбы в более жесткие и масштабные формы.

8. Возрастет “конкурентность” всех ветвей власти, но без смены политического курса в стране эта борьба останется чисто верхушечной.

9. Президент и правительство вплотную встали перед дилеммой — пойти на смену политического курса либо перейти к чрезвычайным мерам правления. Любые паллиативы, например, искусственное возвращение курса рубля на исходный уровень, положительных результатов не дадут. Общий крах экономики и финансовой системы запрограммирован всей предыдущей политикой правительства. Спасти ситуацию может только смена правительственного курса в целом.

1. Скоков Ю., Глазьев С. Ситуация в российской экономике // Независимая газета. 1994. 13 сентября.

2. Скоков Ю. К политической стабильности через социальное партнерство // Там же. 6 октября.

3. Бетанелли Н. Все не так стабильно, как думают власти // Общая газета. 1994. 7-13 октября.

4. Там же.

5. Там же.

6. Вокруг Москвы создается кольцо из элитных дивизий МВО и внутренних войск // Независимая газета. 1994. 14 сентября.

7. На болоте не штормит // Общая газета. 1994. 30 сентября — 6 октября.

8. Независимая газета. 1994. 14 сентября.

9. Там же.

10. Ельцин начинает масштабное внешнеполитическое турне // Там же. 24 сентября.

11. См.: Баусин А. Утро вечера мудренее? // Новая ежедневная газета. 1994. 5 октября; Максимов В. Смотри, кто к нам пришел... // Правда. 1994. 29 сентября; Яковлев Е. Это что за остановка — Бологое иль Поповка? // Общая газета. 1994. 7-13 октября; Вощанов П. “Страна утерла кровь с лица...” // Комсомольская правда. 1994. 4 октября; Радышевский Д. // Московские новости. 1994. 2-9 октября; Дятлов А. // Собеседник. 1994. 12 октября.

12. Вощанов П. “Страна утерла кровь с лица...” // Комсомольская правда. 1994. 4 октября.

13. Зайнетдинов В. Царедворец // Там же. 28 сентября.

14. Политическое обозрение // Новая ежедневная газета. 1994. 28 сентября.

15. Скоков выходит из тени // Аргументы и факты. 1994. № 40. Октябрь.

16. Пять фигур у поворота // Советская Россия. 1994. 6 октября.

17. Московские новости. 1994. 11-18 сентября.

18. Потемкинский манифест Владимира Шумейко // Известия. 1994. 7 октября.

 Публикации | Основные тенденции политического развития России | Октябрь 1994 г.

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх