новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Мнения экспертов | Путин может вернуться после 2008 года

ПУТИН МОЖЕТ ВЕРНУТЬСЯ ПОСЛЕ 2008 ГОДА

Интервью руководителя спецпроектов Института Социальных Систем Дмитрия Бадовского интернет газете RBC-Daily

Отставка кабинета министров породила споры о том, какими будут персональный состав и идеологическая направленность нового правительства. По мнению руководителя спецпроектов Института Социальных Систем МГУ Дмитрия Бадовского, с которым побеседовал корреспондент RBC daily Антон Попов, кабинет, скорее всего, будет либерально-технократическим, ориентированным в первую очередь на экономические реформы. Актуальность политического кабинета, по мнению г-на Бадовского, может возникнуть через пару лет - когда придет время определять преемника для Владимира Путина. Впрочем, отмечает эксперт, преемник может оказаться лишь техническим. Не исключена комбинация, при которой через пару лет президентства преемника к власти вернется Владимир Путин: ведь конституция запрещает пребывание на посту президента лишь более двух сроков подряд.

- Какими Вы видите конфигурацию и идеологию нового правительства?

- Здесь два вопроса, которые будут определять дальнейшее развитие событий. Первое - это личность нового премьера. Второе - это собственно отстройка новой структуры правительства с учетом задач административной реформы. Это включает, в частности, работу комиссии Алешина, которая связана с определением набора функций и с выработкой новой номенклатуры министерств и ведомств. Что касается второго момента, связанного с административной реформой, то речь шла о том, что к первому апреля эта работа должна быть завершена.

- Есть ли признаки того, что разработка структуры правительства завершена?

- Формально перед комиссией Алешина задача формирования новой структуры правительства вообще не стояла. Уточнение функций - да, какие-то предложения по их оптимизации, но не более того. Естественно, в каком-то смысле она сейчас может быть ускорена. Но я думаю, что принципиально раньше апреля новой полноценной структуры кабинета мы не увидим. На данный момент в законченной форме она просто не существует. Это связано и с тем, что есть сроки завершения этой работы, которые были определены ранее,и я не думаю, что их можно существенно скорректировать и за ближайшую неделю-две что-то сделать. Или нам придется предположить, что Алешин работал только <для отвода глаз>, а реальная структура правительства уже отработана в Кремле.

- Сейчас речь идет о том, что будет выдвинута кандидатура нового премьера, она будет утверждена Думой - но это практически все. Что можно успеть сделать до выборов?

- Чисто технически по срокам все выглядит примерно так. 1 марта президент внесет кандидатуру, и числа 5-ого Дума проголосует. Затем новый премьер, еще до выборов, где-то 10-12 марта должен дать президенту свои первичные предложения по кадрам и структуре. Потом - отработка всех эти вещей уже после 14 марта. Так что до выборов можно успеть переназначить силовой блок и сделать два-три назначения отдельных знаковых министров, которые носили бы политический характер и указывали бы на параметры курса, обозначали бы лицо нового кабинета. Но в остальном и кадровый состав и структура до выборов остаются прежними, появляется только фигура нового премьера. И лишь в апреле, накануне инаугурации, будет полностью закончено формирование правительства и его структуры. После этого отставка кабинета после инаугурации станет чисто технической вещью. Они уйдут, и тут же Дума переназначит премьера, а затем за один день сформируется правительство.

- Какая из обсуждаемых ныне кандидатур на премьерский пост имеет наибольшие шансы?

- На данный момент обсуждается широкий список, но, тем не менее, его можно в каких-то разумных рамках сократить. Первое: я бы не рассматривал на данный момент фигуру руководителя администрации президента Дмитрия Козака. Это связано с целым рядом моментов - как формальных, так и политических. Во-первых, надо понимать, что Козак сейчас все-таки находится в отпуске и возглавляет избирательный штаб Путина. А снятие главы избирательного штаба за две недели до выборов и назначение его на пост премьера выходит за рамки нормальной политической логики. Кроме того,надо понимать, что перевод Козака в правительство означает существенное оголение администрации и создание серьезного дисбаланса между администрацией и правительством за счет ослабления администрации. Козак - это человек, который играет ключевую роль в администрации на сегодняшний день. Он является основным интегратором курса администрации, контролирует ключевые направления работы и занимается консолидацией административной команды президента в рамках АП. Можно называть еще целый ряд ключевых вещей - на сегодняшний день еще не доведена до логического конца региональная реформа. Есть серьезные задачи, связанные с тем, что после выборов, скорее всего, будет существенное обновление администрации президента (по крайней мере, по ряду направлений). Будет, видимо, определенное обновление Главного управления внутренней политики, Главного территориального управления, внешнеполитического управления. Это тоже очень важные задачи - и кадровые, и административные, и управленческие. И я думаю, что Козак скорее будет заниматься этими вещами, будет продолжать играть ключевую роль в отстройке администрации - которая начата, но не закончена после отставки Волошина.

Второе: на данный момент я бы исключил из списка потенциальных претендентов Сергея Иванова. Конечно, мы не можем исключать, что такое решение будет принято, но по целому ряду соображений формирование кабинета будет, скорее всего, происходить по сценарию технократического и экономического кабинета, чем политического. Время политического кабинета, возможно, настанет только в 2006-2007 гг., в преддверии 2008 г. Сейчас для этого еще слишком рано. Поэтому я не считаю, что сейчас формирование кабинета будет напрямую обусловлено задачами 2008 г., то есть задачами поиска и подготовки преемника. А назначение Иванова премьером логично только при таком сценарии. Единственное, что нельзя исключать, это то, что Иванов получит некую вновь создаваемую должность в случае реорганизации (в управленческом смысле) силового блока правительства.

- То есть Иванов может быть назначен <силовым вице-премьером>?

- Нельзя исключать, что это произойдет - опять же с учетом того, что существует определенная система задач, связанных с окончательной переконфигурацией силового блока, судьбой МВД и так далее.

- Координации силовых ведомств по линии Совбеза недостаточно?

- Совбез все-таки представляет собой отдельный модуль управления. Он существует отдельно от правительства, это президентская система управления. Поэтому я не исключаю сценария, при котором такой <силовой вице-премьер> все же будет. Если президент все же захочет обозначить новый политический статус Иванова, то логичным будет именно такое решение. Кроме того, я могу сказать, что несколько лет назад один из сценариев реформирования правительства предусматривал создание именно такого поста силового вице-премьерства в кабинете с одновременным совмещением с должностью секретаря Совбеза. Но это довольно радикальный сценарий, и я не уверен, что он будет реализован. Тем не менее в свое время такая схема обсуждалась.

- В числе претендентов также фигурируют нынешние члены правительства:

- Конечно, наиболее реальными на данный момент из нынешних членов правительства являются кандидатуры Кудрина и Христенко. То, что президент не назначил Кудрина и.о. премьера, хотя формально имел право, говорит о том, что его кандидатура не имеет консолидированной поддержки в команде Путина. Может быть, это и сыграет решающую роль в том, что премьером будет все же не Кудрин. Если же назначение все-таки состоится, то при премьере Кудрине мы можем, с одной стороны, ожидать общей преемствености в работе, и будет очевидно усиление связки так называемых правительственных либералов. Но предназначение Кудрина в этом случае будет явно в реализации уже действующей программы действий кабинета.

- Это значит, что при Кудрине не будет ничего нового?

- Да, это будет скорее акцентирование, придание дополнительного импульса той логике действий правительства, которая в значительной степени определялась еще программой Грефа 2000 года.

- А насколько реально, что Христенко сменит приставку и.о. на статус настоящего премьера?

- Я бы сказал, что его назначение и.о. как раз и придает этому сценарию вероятный характер. Хотя если останется Христенко, то решающее значение будет иметь еще и конфигурация вице-премьеров, назначение президентом других политических фигур внутри правительства. Такой сценарий был бы аналогичен тому, что произошел в администрации президента: там принципиально не только то, что Медведев стоит во главе, но и то, что его первым заместителем является Козак.

- Может ли правительство возглавить человек со стороны? Или президент будет выбирать только из нынешних министров?

- Конечно, может. Как раз третья фигура на сегодня - это Шувалов. Его назначение было бы логично с точки зрения той идеологии, которую президент вкладывает в новый кабинет. Смотрите сами: путинские приоритеты - это административная реформа и так называемые прорывные национальные проекты, ориентированные на качество экономического роста. Но именно Шувалов является одним из идеологов административной реформы еще со времен руководства аппаратом правительства Касьянова. И именно он во главе так называемой рабочей группы по удвоению ВПП последний год занимался перспективными социально-экономическими реформами, то есть фактически писал план работы правительства.

- А при какой кандидатуре возможно появление нового курса, новой идеологии реформ?

- В этом смысле признаком наибольшей новизны обладало бы как раз выдвижение Шувалова. Это была бы идеология нового курса в чистом виде.

- Много говорят и о некоей <темной лошадке>: Существует ли такая возможность?

- Да, в последние дни много слухов о том, что решение президента может быть неожиданным и нестандартным. Тут мы попадаем, конечно, в сферу абсолютного гадания. Но если уж говорить о <темных лошадках>, то я бы назвал главу Центробанка Сергея Игнатьева. Его тоже можно рассматривать как одну из вероятных кандидатур - в том числе учитывая моменты, связанные с перспективами дальнейшего трудоустройства Касьянова. Один из вариантов дальнейшей карьеры экс-премьера предполагал его дальнейший переход в ЦБ. Фигура Игнатьева означала бы макроэкономически ориентированный кабинет. Хотя, конечно, при этом варианте очень большое значение будут иметь ключевые вице-премьеры, статус того же Грефа.

- Все же какая направленность нового кабинета наиболее вероятна - либеральная, реформаторская или консервативно-реакционная?

- Я думаю, что будет все-таки попытка формирования либерально-технократического кабинета. Это имеет принципиальное значение и с внешнеполитической точки зрения, с точки зрения имиджа. Это имеет значение и с точки зрения декларируемых президентом социально-экономических приоритетов, общенациональных задач - в том числе удвоения ВВП и крупных проектов. Если президент идет на смену кабинета и формирование нового, то он должен усиливать ту политико-идеологическую составляющую социально-экономического курса, которую он декларировал в течение как минимум последнего года. Поэтому я вижу кабинет либерально-технократическим, конечно, с акцентом на экономическую реформу и на качество экономического роста - не просто обеспечение цифр роста, но и определенного качества. Поэтому с точки зрения этой логики порядок вероятности тех кандидатур, которые я называл, на первом месте все-таки стоял бы Шувалов, на втором - Кудрин. Дальше идут Игнатьев и Христенко - те варианты, которые, как я уже говорил, сильно завязаны на кандидатуре не только первых, но и вторых лиц в правительстве.

- Что будет с командой Касьянова, в частности с Борисом Алешиным?

- Позиции Алешина в существенной степени определяются вопросами проведения административной реформы и подготовки новой структуры правительства. С другой стороны, играют роль и вопросы промышленной, инновационной политики. В последнее время позиции Алешина были несколько ослаблены: с месяц назад мы наблюдали достаточно жесткую критику в адрес Алешина со стороны администрации президента. Кроме того, надо понимать, что Алешин в период премьерства Касьянова был существенно ограничен с аппаратной точки зрения интересами премьера. Я думаю, что он, скорее всего, все-таки сохранит свои позиции в кабинете. Но какие позиции, на какой должности - будет зависеть от процесса завершения работы комиссии по административной реформе и от формирования новой структуры правительства, от того, насколько он будет принимать в этом участие. Конечно, очень многое зависит от фигуры премьера. И опять-таки, если мы рассматриваем вариант усиления позиций Грефа до вице-премьерства, может возникнуть некоторый конфликт интересов между ним и Алешиным.

- Какие шансы сохранить или улучшить свои позиции есть у <правительственных либералов>, в частности у Германа Грефа?

- Здесь, конечно, очень многое зависит от идеологии реформирования кабинета. Нынешняя идеология предусматривает наличие <министерства реформ>, где есть специальный <главный реформатор> в правительстве. Насколько такая функция и такое ведомство будут сохраняться в новой структуре правительства - это один из наиболее существенных вопросов. Конечно, в этом смысле реальный статус Грефа будет сильно зависеть от того, останется в правительстве эта функция министерства реформ, или эту функцию будут де-факто реализовывать премьер-министр и правительство в целом. Я не исключаю повышения статуса Грефа до вице-премьера. Но в каком виде и с какими функциями сохранится МЭРТ, будет ли Греф главой министерства - становится неочевидным. То есть Греф может стать вице-премьером, но перестать быть министром.

- Каких еще знаковых назначений в правительстве можно ждать в ближайшее время?

- Назначение Кудрина премьером делает очень вероятным переход в Минфин главы комитета Госдумы по бюджету и налогам Александра Жукова. Хотя не исключено, что и при других вариантах Кудрин может остаться только вице-премьером, а Минфин возглавит Жуков. На данный момент на пост потенциального главы Минфина именно Жуков имеет наибольшие перспективы. В том числе это будет и определенная демонстрация партийного принципа формирования правительства - по крайней мере, его имитация. Крайне важна фигура нового главы МВД. От того, кто возглавит министерство, зависит прогноз реформирования МВД и идеология его работы. Очень многое связано со структурой будущего правительства. Скорее всего, будет происходить сокращение числа министерств, строительство суперминистерств с резким ростом политического статуса министров. Но одновременно, если министры будут политиками, даже в укрупненных структурах, с бюрократической точки зрения и с точки зрения борьбы за влияние различных групп очень большое, гораздо большее, чем сегодня, значение приобретут еще и позиции заместителей министров.

- Каких наиболее существенных изменений структуры правительства можно ожидать?

- Усиление Минфина. Это ключевое экономическое министерство. МЭРТ сохранится и, может быть, даже укрупнится, но при этом может утратить функцию <министерства реформ>. Слияние Минсвязи и Минпечати вероятно. Кто возглавит это ведомство - крайне интересный политический вопрос. Эпоха Лесина может закончиться. Минтранс поглотит МПС. Минпромнауки остается и может поглотить Минэнерго. Кандидаты на сокращение в качестве министерств - МНС, Минприроды, Минимущества, МАП.

- А какой Вам видится судьба самого Михаила Касьянова?

- История карьеры Касьянова показывает, что он в достаточно большой степени ориентирован на государственную карьеру. Он всегда шел по государственной линии: никогда не уходил в бизнес, не возвращался оттуда. Я не думаю, что сейчас он будет кардинально пересматривать свои взгляды на будущее. Я бы не рассматривал серьезно перспективы его партийно-политического лидерства или ухода в бизнес. Но даже если это будет бизнес, то это должен быть очень крупный бизнес и, так сказать, окологосударственный бизнес, бизнес <государственных интересов>. Найти такую нишу для Касьянова очень сложно. Новое назначение может быть связано с работой в государственной банковской системе - ЦБ, ВТБ, либо какие-то еще существенные позиции в окологосударственных экономических структурах. А все остальные бизнес-варианты - это понижение статуса для Касьянова. Думаю, возможен некоторый период <долгосрочного отпуска>. Сам Касьянов фактически заявил о этом. О более-менее реальных перспективах Касьянова мы, скорее всего, услышим к концу лета - началу осени, быстрых переназначений не будет.

- Вы говорили о грядущих после выборов переменах в администрации президента. Каких областей они могут коснуться в первую очередь?

- Думаю, что более или менее очевидны три момента: прежде всего реформа системы управления региональной политикой - это Главное территориальное управление и Госсовет, то, что сейчас курирует заместитель главы администрации Александр Абрамов. Но де-факто на данный момент все эти вопросы консолидированы Козаком - как идеологом федеративной реформы с одной стороны, с другой - как руководителем комиссии по региональной политике при президенте. Я думаю, что произойдет отставка Абрамова, и эти вопросы будут либо непосредственно замкнуты на Козака, либо будет назначение близкого ему человека. Второй момент - это вопрос Главного управления внутренней политики, то есть это вопрос о Суркове в первую очередь. Да и в целом по отстройке этой системы. Сейчас мы наблюдаем усиление давления на позиции Суркова, и его перспективы подвергаются сомнению. Но, тем не менее, на 100% сложно утверждать, что его отставка неизбежна. Этот вопрос принципиально зависит от того, как будет отстраиваться новая властная коалиция вокруг президента и какое будет соотношение сил в его окружении. Отставка Суркова практически стопроцентна, если восприятие его фигуры будет носить политико-клановый характер. И, напротив, он может сохранить свой пост при <технократическом> восприятии Путиным кадровой политики в АП. Третий момент: я думаю, что довольно значимой для Кремля является реформа системы управления внешней политикой. Это предполагает, скорее всего, замену внешнеполитического управления администрации, то есть замглавы администрации Сергея Приходько. Может быть, мы увидим и нового министра иностранных дел. То есть будут новая кадровая структура, новые лица и, возможно, новая внешнеполитическая идеология.

- О какой идеологии идет речь?

- Дело в том, что мы наблюдаем определенный кризис во внешнеполитической стратегии, которая до этого проводилась. Есть определенные сложности и в отношениях с Соединенными Штатами, и с Европейским Союзом. И на постсоветском пространстве кризисные процессы: есть проблемы на грузинском направлении, были проблемы на молдавском, есть существенные сложности российско-белорусских отношений, отношений с Украиной. Расширение Евросоюза требует определенных реакций. Не очень внятной оказалась прошлогодняя внешнеполитическая линия, связанная с расширением отношений с мусульманским миром, Исламской Конференцией. Я думаю, что ощущения определенного кризиса, необходимости придать новый импульс существенны для Путина.

- Когда и в каком виде может быть решен вопрос преемника Владимира Путина?

- Время вопроса о преемнике настанет года через два - когда возникнет вопрос о формировании политического кабинета под преемника. Все будет зависеть от решения о продлении или непродлении полномочий президента. Хотя в качестве весьма вероятного варианта мы должны рассматривать не конституционную реформу, а иметь в виду реализацию в 2008 г. варианта <технического преемника>. Он может прийти на четыре года или меньше, с перспективой возвращения к власти Путина. Конституция говорит о том, что нельзя работать больше двух сроков подряд. Но там ничего не сказано о том, что президентом нельзя быть больше двух сроков в общей сложности.

27 февраля 2004 г.

Перепечатка с сайта интернет-газеты RBC-Daily
http://www.rbcdaily.ru/news/person/index.shtml?2004/02/27/51800


 Мнения экспертов | Путин может вернуться после 2008 года

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх