новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Мнения экспертов | Гибель Ахмад Шаха Масуда и ее возможные последствия

ГИБЕЛЬ АХМАД ШАХА МАСУДА И ЕЕ ВОЗМОЖНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

Судьба военно-политического лидера Северного Альянса Ахмад Шах Масуда до сих пор остается неизвестной (по одним данным он был убит, по другим ранен и доставлен в российский военный госпиталь в Душанбе). Но уже сейчас можно говорить о серьезных изменениях обстановки в Афганистане и вокруг него.

Очень многое говорит за то, что дни Северного Альянса сочтены. Талибы близки к окончательной победе в многолетней гражданской войне.

Однако было бы ошибочно полагать, что гибель Масуда как главного непримиримого противника режима талибов будет способствовать национальному примирению в Афганистане (в российской печати уже появились намеки на то, что дескать Масуда устранило его собственное окружение, желающее заключить мир с талибами). Национальным примирением называют такие способы выхода из затяжных конфликтов, при которых достигается компромисс между воюющими сторонами, а возникающий в результате договоренностей режим стремится балансировать между разными интересами. Ясно, что после ухода Масуда талибы установят средневековый режим и на оставшейся части Афганистана без учета интересов как оппозиционных политических групп, представленных ныне в Северном Альянсе, так и непуштунских меньшинств.

Также было бы большим заблуждением полагать, что после установления власти Талибана на всей территории Афганистана их режим заметно смягчится и, будучи заинтересованным в прорыве международной изоляции, начнет постепенную внутреннюю либерализацию. Согласно этой точке зрения, талибы, постепенно приобретая более цивилизованный вид, смогут предоставить территорию Афганистана для проведения газопровода из Туркмении к портам Пакистана, что также заметно улучшит отношение к ним со стороны западных стран.

Более вероятным представляется иной сценарий. Окончательно установив свое господство на всей территории страны, талибы на период консолидации сил международного исламского экстремизма в этой стране постараются на двусторонней основе установить ровные и, возможно даже, деловые отношения с сопредельными центрально-азиатскими государствами – с Туркменистаном и Узбекистаном. Туркмен-баши уже давно придерживается такой линии в отношениях с талибами. На границе с Таджикистаном, поддерживающим союзнические отношения с Россией, талибы попытаются установить режим управляемой нестабильности, сопровождаемый периодически повторяющимися провокациями против российских пограничников.

Однако и в случае с Туркменистаном и Узбекистаном не следует обольщаться возможному первоначальному миролюбию Талибан. Этой позиции они будут придерживаться лишь до той поры, пока постсоветские политические режимы в этих государствах стабильны. Однако после неизбежного ухода с политической сцены нынешнего поколения центральноазиатских лидеров, при остроте социальных конфликтов в руководимых ими странах, весьма высоким представляется риск внутренней дестабилизации в процессе перехода власти к новым руководителям. Этой-то нестабильностью обязательно и воспользуются талибы, поддерживая радикальных исламских экстремистов. Возможно, они даже спровоцируют последних к антиправительственным выступлениям. В новых условиях крах постсоветских режимов в Центральной Азии представляется весьма вероятным. Ни 201-я российская дивизия, расквартированная в Таджикистане, ни военная помощь России нынешним центрально-азиатским режимам ничего здесь не изменит. Волна исламского фундаментализма захлестнет Центральную Азию и Южный Казахстан.

Что делать России в этой ситуации? Очевидно, единственный выход - это уже сейчас, при очевидной ограниченности ресурсов, готовиться к интернационализации конфликта, формированию антиталибской коалиции с участием (в различной форме и степени) стран, заинтересованных в нераспространении фундаментализма в этом регионе – Китая, Ирана, Индии - и проводить более жесткую политику на международной арене против государств, прямо или косвенно поддерживающих варварский режим талибов – Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Пакистана, Кувейта, Бахрейна и Катара. Правительства и правящие круги этих стран должны знать, что поддержка террористического режима не окажется безнаказанной со стороны России и ее партнеров.

11 сентября 2001 г.

 Мнения экспертов | Гибель Ахмад Шаха Масуда и ее возможные последствия

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх